Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Рогатый бизнес. Репортаж altapress.ru из высокогорного и самого древнего алтайского маральника

Altapress.ru побывал в Алтайском районе, где в невероятно красивых местах работает самый крупный в крае маральник. Увы, коронавирус своими злыми щупальцами добрался даже до предприятий, которые находятся далеко в горах. Корреспонденты узнали, чем сейчас живет один из самых первобытных бизнесов и с какими трудностями сталкивается.

Маральник в Алтайском районе
Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Герои труда

Добраться до маральника в селе Белое не так-то просто. Из райцентра Алтайского района нужно ехать час по щебеночной крутой дороге.

Вместе с фотографом из легкового редакционного автомобиля пересаживаемся во внедорожник генерального директора хозяйства Рема Воронкова.

— Может закладывать уши, как при взлете самолета, — сразу предупреждают нас.

Это вполне понятно: туркомплекс «Белый марал» вместе с мараловодческим хозяйством находятся на высоте 1200 метров. Виды не хуже, чем в Горном.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Первых 300 маралов сюда завезли в 1955 году. Сам совхоз был основан еще раньше — в 1932-м.

Предприятие постепенно разрасталось. В 80-е годы должность главного зоотехника занял Александр Воронков. В 1991 году его избирают директором, а совхоз преобразуют в ООО и ЗАО «Гея». Несколько лет назад Воронков передал бизнес своему сыну Рему.

Генеральный директор маральника в селе Белое Рем Воронков
Ирина Пергаева

Сегодня на огороженной территории площадью более 7 тыс. гектаров пасутся больше 3800 маралов. Из них 1300 рогачей, которые и приносят те самые заветные панты. Еще маральник занимается сохранением генофонда и разводит алтае-саянскую породу — таких здесь 1000 голов.

В среднем один рогач каждую весну приносит около 7 кг пантов.

— Жили бы в СССР, давно бы стали Героями Труда, — говорят здесь, поясняя, что при советской власти горный совхоз имел «клеймо» как планово-убыточный.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Отметить столетие маральника мечтают все. Главное — дотянуть до него, преодолев все возникающие проблемы.

Опасная «неохота»

— У меня три лошади. Два совсем маленьких жеребенка и белоснежный конь Серок. Ему десять лет, он мне достался от отца, — рассказывает владелец маральника.

Рему Воронкову всего 23 года. Но хозяйством он управляет так же уверенно, как конем или автомобилем. На мужчине темно-бордовая, цвета марсала, рубашка, что кажется довольно символичным — словно животноводческое дело впиталось в его плоть и кровь.

Генеральный директор маральника в селе Белое Рем Воронков
Ирина Пергаева

С самого детства Рем постоянно ездил с отцом в маральник. Погружаться в тонкости бизнеса начал с 13 лет. Ежегодно приходилось вникать и помогать во всем, начиная со сгона маралов и заканчивая подготовкой пант к продаже. Спартанская закалка дала свои плоды. Например, молодой человек легко может на глаз отличить хороший пант от плохого.

Сезон здесь стартует с начала мая и заканчивается в середине августа. В огороженную горную местность, где живут дикие маралы, до рассвета выезжают 10−15 всадников- мараловодов. Распределяются на 300 метров друг от друга и, посвистывая, начинают прочесывать местность.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Наткнувшись на рогатого, стартует «охота». Главное в этой затее не только загнать зверя в загон, но и себя в обиду не дать.

— Если марал стоит на отвесной скале, к нему очень сложно подобраться, — рассказывает Рем. — Некоторым кажется, что по горам на лошади передвигаться тяжело. Но на самом деле у подножия еще труднее — там заросли выше коня.

Однажды Рем сам едва смог выбраться со сгона — конь запрыгнул на одиночную скалу, а вот слезть оттуда уже не мог.

— Мужики кричат мне: «Александрыч, стой, спрыгнуть не получится!». А я и сам вижу, что под нами небольшая канавка, и если конь туда наступит, провалимся вместе с ним. Но все-таки как-то спустились, — рассказывает Воронков.

Панты без боли

Спустить с гор за один сгон удается разное количество маралов-рогачей. Можно и одного вдесятером пригнать, а можно и 200 голов.

Дальше — по давно отлаженной схеме: животное помещают в станок, механизм приподнимает его в воздухе, голову кладут на резиновую ленту, глаза завязывают тряпкой, рога, точнее, панты, спиливают тонкой электропилой.

Непосредственно перед самой процедурой зверю колют сильное обезболивающее, которое используют в стоматологии. По словам владельца, на одного марала тратится лекарства на две тысячи рублей. Всего же на обезболивание уходит два миллиона в сезон.

Без лекарства здесь давно не работают. Пилить наживую — варварство, а то и большие убытки: от причиненной боли животное может погибнуть. Нас заверили, что в период пантозаготовок падежа среди маралов нет.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Свежеспиленные панты сортируют по категориям — от 0 до 7 и выше. В среднем марал носит на голове от 4 до 12 кг пантов.

Один здоровяк принес целых 20 кг. После этого его выпустили в отдельный парк на усиленное питание и со своими маралухами.

Собранные панты варят в огромном чане с водой. Вода в этой местности кипит при температуре 96−98 градусов. Больше и не требуется — иначе на заготовке полопается и слезет нежная шерстистая кожа, которой обтянуты маральи рога.

— Недоваривать тоже нельзя — панты протухнут, позеленеют и будут источать очень неприятный запах. Такой пант только на выброс, — поясняет Рем Воронков. — Еще важно, чтобы перед варкой не прошло больше пяти часов — кровь уже сворачивается, пант тоже может пропасть.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Панты опускают в воду пять раз на несколько минут — время зависит от веса. В чане большая часть крови из основания выходит, оставшаяся под давлением поднимается вверх по пантам, заполняя их пещеристое тело.

Отваренные «полуфабрикаты» несут сушить. При самом хорошем раскладе к продаже они будут готовы через 2−3 месяца. Но чаще на сушку уходит до полугода.

Высыхая, продукция теряет две трети своего веса. За год можно заготовить больше 3 тонн.

Генеральный директор маральника в селе Белое Рем Воронков
Ирина Пергаева

«Бульон» из котла, состоящий из крови и жира, не выливают. Он подается в находящуюся рядом здравницу туркомплекса «Белый марал» и разбавляется теплой водой — так получаются те самые целебные пантовые ванны, которые принимают отдыхающие.

— Мой отец вычитал рецепт ванны, которую принимал Чингисхан. По этой же технологии мы готовим у себя, — говорит Рем.

Из пантов они также делают пантогематоген, настойки, сухие бальзамы и даже добавляют в сыры.

Золотые рога

Вот только отдыхающие в этом году из-за коронавируса так и не добрались до базы отдыха.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Убытки из-за пандемии пока подсчитывают. Бизнес потерял больше 10 млн рублей. На дальнейшее развитие и заготовку кормов пришлось взять кредит.

— Год получился не очень удачным и по кормозаготовкам. Выросли цены на овес, горох, ячмень, рожь. Раньше их можно было купить за 4−5 рублей, в крайнем случае за 7, а сейчас килограмм стоит 12 рублей, — сетует Рем Воронков.

Чтобы прокормить зимой такое количество маралов, самостоятельно заготавливают около 1000 тонн овса, ячменя, ржи, сенажа — и еще столько же покупают. Плюс нужно 60 тыс. тонн силоса и сена.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Деньги тратят и на расширение территорий для маралов, численность которых ежегодно прирастает на 300−400 голов (почти целом стало), и на приобретение полей для заготовок.

Впереди — подготовка пантов к экспорту. В основном их продают в Гонконг и Южную Корею перекупщикам, которые на родине цену задирают в разы. Как нас уверили мараловоды, в Корее ни один лекарственный препарат не изготавливают без пантов.

— У нас они приобретают по 300 долларов за килограмм, а у себя продают по 1 тыс. долларов и выше, — рассказывает гендиректор мараловодческого комплекса.

Российским предпринимателям поднять цену не удается: панты надо сбывать каждый год обязательно, иначе не на что будет содержать и кормить животных.

— В Китае перекупщики собираются за круглым столом и решают: больше 350 долларов за килограмм не покупать. А мы, мараловоды, так собраться вместе и договориться, например сбывать продукцию не ниже 400 долларов, не можем. Потому что никто не хочет остаться совсем без денег, — делится предприниматель.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

Вот и выходит, что полученных денег хватает только на поддержание хозяйства. «Если китайцы снизят цену до 280 долларов, можно будет сразу закрывать бизнес», — говорит Воронков.

По его мнению, в ситуацию могло бы вмешаться государство, выкупив продукцию по сходной цене. И затем, используя свое влияние, продать китайцам значительно дороже, чем 300 долларов.

— Государство осталось бы только в прибыли. Да, пришлось бы потратить 3−5 млрд рублей сразу, но затем выручили бы не меньше 12, — считает мараловод.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

О снижении спроса он не беспокоится: алтайские панты всегда отличаются хорошим качеством, поэтому так и ценятся за рубежом.

Говоря о других проблемах бизнеса, Рем называет три проблемы — плохие дороги и ограждение.

По дороге ездят не только туристы. По ней же приходится везти корм в маральник.

Маральник в Алтайском районе
Ирина Пергаева

А вот проблема ограждения нас удивила. Правда, объяснение оказалось вполне логичным.

— Протяженность изгороди — 86 км. Чтобы обновить ее, на каждый километр потребуется потратить 1 млн рублей. Никакая техника здесь не проедет, вбивать сваи в скалы — очень сложная работа, — объясняет предприниматель.

Мараловодческий комплекс пережил крупный рейдерский захват, сталкивался с плохой из-за корма «урожайностью» рогов, пандемия тоже внесла коррективы. Но видя уверенность молодого гендиректора, верится, что хозяйство все-таки отметит свой столетний юбилей.

Что известно о владельце маральника

Рем Воронков родился 15 мая 1997 года в селе Белое Алтайского района.

По окончанию школы закончил Барнаульский кооперативый техникум. Затем поступил в АлтГУ на факультет экономики и управления персоналом. С отличием закончил учебу в 2020 году.

Работать мараловодом начал с 17 лет. В 2018 заступил на должность генерального директора. В 2019 году был признан лучшим директором года среди сельзохпредприятий в Алтайском крае.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость