Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Посадить за стол, запереть и заставить договориться. Как в Барнауле шумно разруливали мусорную ЧС Бийска

Общероссийский народный фронт (ОНФ) собрал 18 ноября в Барнауле за столом переговоров всех причастных к мусорной ЧС в Бийске — чтобы два главных действующих лица наконец-то договорились. В ходе разбора «полетов» они громко и жестко упрекали друг друга в невыполнении обязательств, считали деньги в чужих карманах. Но сделать шаг к тому, чтобы два партнера по бизнесу научились взаимодействовать, наверное, все же удалось.

Мусор.
Мусор.
CCO

Как монополист с монополистом

Разруливать в ручном режиме эту дурнопахнущую драму ОНФ взялся потому, что два партнера по бизнесу, две частные компании, уже много месяцев не могут взаимодействовать без конфликтов. Хотя жить друг без друга не могут.

Первый разлад между ними случился почти год назад, аккурат перед новогодними каникулами. Полигон («Спецобслуживание плюс») установил дедлайн: время приема отходов до 18:00.

Регоператору («Спецобслуживание-Центральное») деваться со своим мусором в Бийске больше некуда: полигон для него, монополиста в этой зоне, тоже монополист. В итоге по вечерам он оставлял у себя на базе набитые отходами машины, не успевшие к сроку.

Стол переговоров ОНФ.
Altapress.ru

Весной сюжет повторился — но уже к майским праздникам и в более жесткой форме. 30 апреля в конце рабочего дня регоператору пришла грозная бумага от двух полигонов: смоленского и бийского. Закрываемся.

«А Смоленское — это мусор со всей Белокурихи. Это был бы коллапс! В семь часов вечера собираем совещание, прокурор края, Бийска… Ну, что мы изобретаем? Вы судИтесь, если кто-то в чем-то не прав, но жители-то не должны страдать», — возмутился Николай Кочергин, замдиректора «Спецобслуживание-Центральное».

Впрочем, жители и не страдали, пока в ноябре конфликт не заиграл новыми красками. На полигоне заявили: примем не более 20 машин в день (вместо обычных 35−40). Регоператор не вывез мусор с семи площадок, там накопились горы отходов и мэрия ввела на этих площадках локальный режим ЧС.

История дошла почти до самого верха — до премьер-министра Дмитрия Медведева (еще ступенька — и «сам» узнает). Будучи в Барнауле, премьер дал понять губернатору Виктору Томенко — «вы чего там, с мусором разобраться не можете?». В самом деле, ну, что за повод для войн придумал этот Алтай? Однако дело вовсе не в мусоре — в людях. Отношения между ними и попытался «устаканить» ОНФ.

Дмитрий Медведев в алтайском селе Санниково.
Анна Зайкова.

Шаг первый: излагаем позиции

Между тем, у двух главных участников процесса позиции в конфликте разные.

«Спецобслуживание плюс». Фирме-оператору полигона ничто особо не угрожает при любом раскладе: участок, принадлежащий муниципалитету, ей передали в аренду до 2064 года. Не будет этого регоператора — появится другой. Существенных инвестиций фирма пока не делала.

«Спецобслуживание-Центральное». Фирма стала регоператором по конкурсу на три года. Договор, заключенный с минстроем края, может быть расторгнут или не продлён — понятно, если будут основания. Идею эту, кстати, по сообщению «Коммерсанта», «пробивают» бийские депутаты.

При этом регоператор вложил крупные суммы в создание бизнеса с нуля — в частности, 23 «КамАЗа» приобретены по договорам лизинга. Если бизнес не удастся — прощай, деньги, и прощай, репутация.

Возможно, поэтому гендиректор регоператора Алексей Щербатов приехал на круглый стол сам и привез большую группу поддержки, включая своего энергичного зама Николая Кочергина (он был вице-губернатором в команде Михаила Евдокимова).

А оператор полигона «Спецобслуживание плюс» делегировал одного «полпреда» — замдиректора Олесю Тырышкину.

Сергей Войтюк, руководитель исполкома ОНФ в Алтайском крае, для начала призвал стороны изложить позиции: вэлкам. Особого приглашения «мусорные бизнесмены» ждать не стали — наболело.

Мусор в Бийске.
Инцидент Бийск.

Позиция полигона: мы не виноваты, СМИ все переврали

Из объяснений представителя полигона следовало: регоператор ведет себя недобросовестно — не полностью оплачивает услуги захоронения отходов. Причем поначалу Олеся Тырышкина запутала всех участников, заявив, что ограничений на ввоз машин на полигоне не было: сколько приезжало, столько и разгружали.

«Ограничение по количеству машин было исключительно формальное. СМИ все переврали», — сказала Тырышкина.

Из-за ее заявления возник вопрос: откуда ж горы мусора и ЧС? К счастью, мэр Бийска Александр Студеникин внес поправки: ограничение на прием мусоровозов на полигоне все же ввели. 20 машин принимали без предоплаты, остальные — по принципу «деньги вперед».

И все это наложилось на то, что местные УК и ТСЖ не хотят брать на себя обязательства по обслуживанию контейнерных площадок, где и скопились те самые мусорные «монбланы» — повод ввести ЧС и убрать все силами муниципалитета.

Полигон ТКО в Бийске. Весовая отсутствует.
so22.ru

Позиция регоператора: не надо брать с нас лишнее

Из объяснений регоператора следовало: полигон, на котором нет весов, предъявляет к оплате завышенные суммы. Полигонщики считают, что каждый мусоровоз привозит по 15−17 тонн, но «КамАЗ» физически не может столько доставить — у него грузоподъемность не больше 10 тонн.

Регоператор подал в суд на полигон, требуя установить весы. А пока решения нет, сам взвешивает отходы — подходящий для этого измерительный инструмент нашелся у угольщиков. «Мы учет ведем. Полностью набитый мусоровоз везет 5−6 тонн. А когда машина делает второй рейс, в ней вообще 2−3 тонны», — сказал Алексей Щербатов.

«Если в этом стакане 150 граммов (Кочергин взял со стола стаканчик для воды. — Прим. Altapress.ru), то 1,5 килограмма сюда не засунешь никак. Никогда 15−17 тонн „КамАЗ“ не возьмет, если только туда олово не засунуть или свинец», — пытался убедить партнеров Николай Кочергин.

Дмитрий Ильиных и Алексей Щербатов (крайние справа) на круглом столе ОНФ.
Реготделение ОНФ.

Шаг второй: доходим до точки кипения

Как водится, простым изложением позиций дело не ограничилось.

Олеся Тырышкина призвала прокуратуру (а ее представитель тоже был на круглом столе) обратить внимание на нарушение прав граждан — ведь они заплатили за вывоз мусора, а регоператор берет их деньги, пользуется нецелевым образом и не оплачивает услугу полигону.

Более того, есть сумма долга, с которой в регоператоре согласны. Но они и ее не выплачивают, говорила Тырышкина.

Николай Кочергин сказал, что регоператор вложил в свой бизнес огромные деньги, идет на всяческие уступки, выплачивает полигону по году 54 млн рублей. «А вы платите за аренду участка по 400 тыс. рублей в год. Вот у вас сколько человек работает?» — пытался выяснить он. Но, в конце концов, все же призвал к примирению.

«Показывать, кто сильнее — поверьте мне, это неправильно. Мы должны думать о жителях. Давайте думать-то вместе», — сказал Кочергин.

Стол переговоров ОНФ.
Altapress.ru

Отступление: у семи нянек дитя без глаза

Надо сказать, что мусорная реформа, начавшаяся в 2019 году, предусмотрела для неё много нянек (надзорных органов). А вот авторитетной третьей стороны, способной помочь согласовать интересы, — нет. При этом и правительство региона, и муниципалитеты сегодня бессильны.

Так, попытки вмешаться в бийскую историю не раз делал краевой минстрой — ведь это же он организатор конкурса по выбору регоператора. Но Андрей Голубцов, замминистра строительства и ЖКХ, говорит, что воздействовать на полигон власти не в состоянии. После ограничения времени привоза отходов проводили совещания. Но они закончились ничем.

Как они до шести часов работали, так и продолжали работать. Победить со стороны минстроя владельцев полигона мы не смогли, — развел руками Андрей Голубцов.

«Государство-то не работает, это коллапс государственного управления», — так описал ситуацию присутствовавший на разборках общественник Константин Емешин. Он вообще предложил посадить спорщиков за стол переговоров и… не выпускать из кабинета, пока не договорятся.

Предложение вызвало смех. Но нельзя сказать, что это была шутка.

Бизнес. Сотрудничество. Контракт.
СС0

Шаг третий: назначаем примирителя

Дав час на взаимные обвинения и споры о том, кто прав и неправ, «фронтовик» Сергей Войтюк подвел итоги.

Есть три главных пункта, по которым надо договориться:

  • установить на полигоне весы (чтобы точно знать, сколько сюда привезли отходов),
  • удлинить время его работы до 22:00,
  • погасить задолженность перед ним регоператора.

Дело за малым: прийти к согласию о том, кто, когда и на каких условиях свои обязательства выполнит.

В конце концов решили, что взять на себя работу главного посредника придется мэру Бийска Александру Студеникину. На вопрос altapress.ru, готов ли он стать медиатором, мэр ответил: «Так у меня должность такая».

Хватит ли ему полномочий, авторитета и энергии примирить две частные фирмы? Ну, что тут ответить? Скоро увидим.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость