Экономика

«У меня гаечки закручены». Глава Сибирского сельсовета рассказал о шведском варианте пандемии, художнике Карлине и оптимизации медицины

Олег Боронин большую часть жизни занимался наукой — писал диссертацию и научные труды. А в 2012-м стал главой сельсовета. Видно, что он с не меньшим, чем в науке, энтузиазмом занимается крышами школ и ремонтом клуба. А недавно замахнулся на солнечную энергетику. И — бинго! — у него получилось. Зачем Сибирскому сельсовету микро-СЭС? Почему глава с теплом вспоминает прежнего губернатора, а в пандемию выбрал шведский вариант реагирования? Он ответил на эти и массу других вопросов.

Олег Боронин.
Олег Боронин.
Facebook Олега Боронина.

«Готов к любому развитию событий»

— Олег Валерьевич, глава сельсовета — это какая-никакая, а власть. У вас как представителя власти нет ощущения бессилия или беспомощности в этой коронавирусной ситуации?

— Не какая-то там власть, а единственная в сельской местности, которую видят люди и на которую, наверное, они надеются и рассчитывают. Ощущение бессилия у меня нет. Если ты бессилен и не можешь чем-то людям помочь по своим возможностям — значит, надо уходить.

— Какое у людей на селе настроение? Кого больше ругают — Путина, Томенко, китайцев? Много ли антимасочников?

— Настроения разные. Особых проявлений антиковидности я не вижу. Паники тоже большой нет. Ругают минздрав, губернатора, федеральные министерства, но в обычных пределах. Есть большой негатив по отношению к районной власти.

Не ощущаю такого негатива по отношению к сельсовету — хотя и не без этого. Что будет завтра-послезавтра, не знаю. Морально я готов к любому развитию событий.

В поселке Сибирский.
Группа «Сибирское земство» в «Одноклассниках».

«Гайки у меня закручены»

— А что вы как глава сельсовета можете в этой ситуации? Врачей не хватает, а это от вас не зависит.

— На моей подведомственной территории пока не возникало таких экстраординарных ситуаций, когда все — уперлись в стену. К сожалению, есть смерти, косвенно связанные с ковидом. Есть, конечно, больные.

Есть тот шлейф проблем, которые связаны с неповоротливостью и неготовностью всей системы. И иногда приходится вмешиваться — на уровне ЦРБ, личных звонков в краевую больницу скорой помощи.

Что касается наших возможностей. 31 марта я подписал постановление, абсолютно независимое от позиции губернатора и президента. Оно было основано на рекомендациях и всемирных, и российских медицинских организаций. Я не допустил на своей территории никаких локдаунов. Но и вспышек пока не произошло.

— А суть его в чем?

— Мы не метались и ничего не закрывали. В каком-то смысле пошли по шведскому варианту. Масочный режим в определенных пределах как существовал, так и существует. Массовые мероприятия не проводятся. Если что-то проводится, то с соблюдением социальной дистанции и пресловутого масочного режима.

И пока у меня не будет собственного понимания снижения угрозы распространения коронавируса, я ничего не буду менять. А все эти изменения губернаторского указа я даже не читаю. Потому что политика на местном уровне должна быть последовательной.

Запрет.
Altapress.ru

— Как вы можете наказать нарушителей? Оштрафовать можете?

— Могу приехать и проверить — к моему приезду никто не готовится. Могу разозлиться и огорчиться. У меня гаечки закручены.

— Нашлете на нарушителя Роспотребнадзор?

— Рычаги регулирования ситуации у местной власти есть. Я же могу по закону подойти к решению проблем, а могу по-человечески. Земля круглая, встретимся. В условиях сложившейся плохо управляемой системы власти в России ответственный руководитель организации должен исходить именно из таких соображений.

И у меня еще не было прецедентов, чтобы кто-то с марта со мной поссорился по поводу работников 65+, режима санобработки и так далее.

В поселке Сибирский.
Группа «Сибирское земство» в «Одноклассниках».

«Глава не должен протирать штаны»

— Вы как-то говорили, что скучаете по барину — Карлину, предыдущему губернатору. А ведь оптимизацию здравоохранения он начал, по живому же резал. Вы сегодня свое отношение к нему не пересмотрели?

— Я не идеализирую Александра Богдановича, я сам его критиковал. Говорю лишь о том, что все познается в сравнении. Ну элементарные вещи: Карлина боялись, и его команда, на мой взгляд, была посильнее, поопытнее, эффективнее. Она более трепетно относилась к региону и его проблемам (я не говорю сейчас о коррупции).

Но Александр Богданович — он как художник. Если он принимал какое-то решение — то потому, что он так видел. Имел право.

Что касается оптимизации медицинской сферы, то далеко не все зависит от руководителя региона. Есть нормативы, принятые на федеральном уровне: количество коек на душу населения, количество ставок.

— Ну то есть вы объясняете оптимизацию тем, что это было не его инициативой?

— Конечно, это не было его инициативой. Когда начали оптимизацию, эти самые нормативы сильно поменялись. Другое дело, что руководитель любой территории должен на Госсовете и прочих мероприятиях не штаны протирать, а отставать интересы региона. И биться за каждую запятую в том или ином федеральном нормативе.

Специфика Алтайского края с его разбросанным сельским населением, конечно, усугубляет ситуацию.

Госсовет с участием Путина в Белокурихе.
Анна Зайкова, altapress.ru

«В условиях пандемии — кошмар»

— На вашей территории тоже что-то оптимизировали?

— За эти 8 лет, что я работаю главой сельсовета, я не допустил в своих селах оптимизации учреждений здравоохранения. Хотя поползновения были. Лучше со мной не связываться — я громко ругаюсь.

С другой стороны, без кадрового голода и мы не обошлись. Цаплинская амбулатория у нас в Сибирском оголена. В то же время я видел необходимость закрыть ФАП в поселке Костяки, где всего 11 домов.

— Фельдшер-то там был, в этом ФАПе?

— Нет, конечно. В Костяки просто дорога была нужна. Ее, хоть пока грунтовую, сделали, и теперь туда ездит передвижной ФАП. Но на то, чтобы снять с баланса брошенное здание ФАПа, мы потратили два года — столкнулись с бюрократией.

— Людям достаточно передвижного ФАПа?

— Ну, как достаточно? ФАП есть ФАП, его возможности всегда ограничены. В идеале хотелось бы чтобы медик был за ним закреплен — первичное звено позволяет контролировать состояние здоровья постоянно.

Но этого не хватает сейчас везде на сельских территориях. А в условиях пандемии — вообще кошмар. Насколько я знаю, в селах не ведется патронаж новорожденных. Некому ходить, медсестер нет.

Посадка деревьев в поселке Сибирском в 2020 году.
Facebook Олега Боронина.
Посадка деревьев в поселке Сибирском в 2020 году.
Facebook Олега Боронина.

«Был звонок от локтевских ребят»

— Вы много и резко пишете в соцсетях о здравоохранении. В том числе — о том, что надо министра здравоохранения отправить в отставку. Но ведь такие же проблемы везде, кроме богатых регионов. Почему вы думаете, что другой человек лучше справится?

— Ну, зачем нам смотреть на другие регионы? Приведу вам простой пример. Мой водитель, он пенсионер (а у нас зарплаты маленькие, они у нас на МРОТе сидят) — он заболел весной. Попал в терапию Первомайской ЦРБ в понедельник, а в пятницу выписали все отделение.

А через пару дней к нему домой приехали «космонавты» мазки брать. В то чудесное время их еще брали. Санобработку помещений сделали, предписание дали — чтобы сидел на самоизоляции. И все терапевтическое отделение поехало по району.

Но никто о том, что в больницу завезли коронавирус, не говорил. Сокрытие таких угроз от общества, от вышестоящих органов — на мой взгляд, преступление.

— Сдается мне, что при предыдущем губернаторе вообще пикнуть нельзя было бы. Причем у краевой-то власти много инструментов прессовать чересчур разговорчивых глав сельсоветов.

— Вспоминаю всегда на этот счет такой пример. В 2012 году, когда я меня избрали, мы создали коммунальное МУП. А у нас в поселке Рогуличном есть угольная котельная. Мы стали кумекать с качеством угля, чтобы уголь хороший поставлялся.

Мы знали, конечно, про централизованные поставки угля, но сами вышли на кемеровчан и стали с ними работать напрямую. Ну, был мне звонок от «локтевских ребят», из краевой администрации: «А ты чего не участвуешь в централизованных закупках»? Я ответил: «Не хочу. И не буду». Они услышали — и отстали. Мне кажется, все эти разговоры о прессовании — вот из этого разряда.

Олег Боронин с коллегой из Барановка Сергеем Яловцевым.
Facebook Олега Боронина.

«Мы деньги считать умеем»

— Вы, наверное, первый и единственный глава муниципалитета в крае, кто установил солнечные батареи на муниципальных объектах…

— Не могу сказать: первый, просто не знаю. Но точно не единственный. Мой коллега глава Барановского сельсовета Змеиногорского района Сергей Георгиевич Яловцев такими же вопросами занимается.

— Откуда взялась эта — прямо скажем, не стандартная для энергетики края — идея?

— Идея взялась от моего личного знакомства с доцентом кафедры энергетики технического университета Василием Ивановичем Сташко. А пришли мы к ней не от хорошей жизни. Начали ремонтировать клуб в Рогуличном и перенесли библиотеку в другое здание. Хорошее, теплое, но уперлись в проблему подключения электроэнергии.

Посчитали. Что солнечную электростанцию поставить, что две опоры ставить и линию тащить, — цена вопроса та же самая. Мы пришли к выводу, что ничего не теряем. Понесем бюджетные затраты и заодно поэкспериментируем.

— И это работает?

— Работает. И экономия бюджета будет при любом раскладе. Мы деньги считать умеем.

Микро-СЭС — солнечные электростанции — в Сибирском сельсовете.
Facebook Олега Боронина.

«Не скажу, что я крутой»

— Вот вы все критикуете районную администрацию за то, что Первомайский район не привлекательный для инвесторов. А что может глава района? Какой-нибудь солидный инвестор с ним даже на одном гектаре не сядет…

— Ну, неправда. Во-первых, солидный инвестор — понятие растяжимое. Во-вторых, в Первомайском районе многие местные представители бизнеса администрацию района давно не воспринимают как партнера и серьезного контрагента.

— Это от личности главы зависит?

— Конечно. От конкретного руководителя и конкретной команды. От их компетентности, профессионализма, умения принимать тактические и стратегические решения, находить компромиссы, держать слово, помогать.

Площадка «АлтайЭкоСорта» в поселке Сибирский.
Facebook Олега Боронина.

— А вы-то на подведомственную территории привлекли кого-нибудь?

— В 2014 году зашел «АлтайЭкоСорт», молодое предприятие. А к 2020 году мы уже пришли к заключению с ними соглашения о социальном партнерстве. Они будут строить у нас следующей весной стадион европейского стандарта.

Я всегда нашему бизнесу говорю: мечтаю, чтобы у нас появился субъект, который стал бы работать, как Смагин в Целинном районе. Как Киреев в Красногорском.

— Инвесторы вас находят или вы их?

— С определенной периодичностью инвесторы появляются. С 2012 года я их научился различать. Не скажу, что именно я такой крутой, но, наверное, так звезды сложились. Мой заместитель Мария Владимировна Захарьева — она многое может для инвесторов. Она и делает. С межевиками их сводит, программы комплексной застройки готовит. Думаю, даже если меня не будет, эта работа здесь продолжится.

Олег Боронин.
Анна Зайкова

«Боятся сепаратизма и сильных лидеров»

— Один бизнесмен сказал мне как-то: муниципалитеты вообще не заинтересованы в том, чтобы развивать у себя бизнес — потому что налогов в местные бюджеты от них поступает очень мало. Это действительно так?

— Наверное, есть такая песня. Наверное, проще сидеть в сельсовете или администрации района и говорить, что все пропало, в бюджете денег нет, собственных средств не хватает, единый налог на вмененный доход убирают, все это не компенсируется, дайте дотации, трансферты. И, наверное, есть такие люди, которым развитие бизнеса безразлично. А нам нет. Моей команде, моим жителям.

— А если бы больше налогов шло в бюджет сельсовета — вы бы были более заинтересованы?

— У меня есть свои соображения, какой должна быть в стране бюджетная и налоговая система, чтобы на местах развивалась экономика, чтобы были стимулы для развития.

Нужно перевернуть бюджетную пирамиду с головы на ноги и администрирование доходов отдать на самый низ. А мы бы уже отдавали федералам и в регион какую-то часть. Рано или поздно развивающая себя страна придет к этому пониманию. Или погибнет. Останется нефтяная и газовая труба, блохи на трубе и все.

Строительство газопровода «Сила Сибири»

— Это нереально, мне кажется. Кто же снизу, получив деньги, отдаст наверх?

— Власти в Москве этого боятся, конечно. Боятся сепаратизма и сильных лидеров на местах на фоне отсутствия авторитета у них. Как минимум, я бы вернул ту систему формирования собственных доходов сельсоветов, которая существовала до 2014 года.

Вместе с теми полномочиями. Чтобы хотя бы не 2, а 10% НДФЛ в наш бюджет поступало, хотя бы половина арендной платы за землю из госфонда перераспределения.

— А сейчас вам сколько от сдачи земли в аренду идет?

— А сейчас нисколько. Но я скажу так. Пока меня ноги носят, пока я здесь, пока не посадили, народ доверяет, мы найдем возможности, как пополнять наш бюджет. Более того, на сегодняшний день Бюджетный кодекс позволяет нам отказаться от краевых и районных дотаций. Я думаю, что при принятии нынешнего бюджета на 2021-й и плановый период 2022—2023 годов я предложу депутатам это сделать.

Олег Боронин.
Анна Зайкова

«Несвобода порождает пассивность»

— Поясните свою позицию: зачем от денег-то отказываться?

— Дотации — это несвобода. Несвобода порождает пассивность и отсутствие стимула. Нам нужна свобода.

— Свобода еще когда будет? А денег уже не будет завтра.

— Мы можем безболезненно отказаться от трансферов, потому что сумели распорядиться с умом нашей сельскохозяйственной землей. Думаю, мы не единственные в крае такие.

— Это не означает, что вы вообще без денег сверху готовы жить?

— Нет, работать в рамках краевых и федеральных программ — строить дороги, водопроводы — без этого нельзя. Это не значит, что мы не будем никогда участвовать в будущем в программе «Городская среда» или «Поддержка местных инициатив». Будем, конечно.

— Дотации — это какая часть от вашего бюджета? От чего готовы отказаться?

— До полумиллиона. Это примерно десятая часть от нашего бюджета.

Глава Сибирского сельсовета Олег Боронин.
Facebook.

«Хожу по улицам — не бьют»

— За время работы главой сельсовета вы дважды голодали, на вас возбуждали уголовное дело, вас подвергали штрафу, приговаривали к обязательным работам. Как на это смотрят ваши жители?

— Это надо спрашивать у жителей. Мне просто неловко. Наверное, по-разному, кто-то плохо, кто-то хорошо. Ну — хожу по улицам, не бьют, здороваются.

— Вы много публикуете постов в соцсетях. Вас за это местные жители не критикуют? Как-то я читала: когда же этот Боронин работает? Все пишет и пишет.

— В свое время (в 2014 году. — Прим. Altapress.ru) родная партия направила меня на губернаторские выборы, меня нужно было раскручивать, в том числе в соцсетях. Умные люди порекомендовали завести станицу в Facebook.

На самом деле проблема времени есть. Но я для себя принял решение, что страница в Facebook будет живая, я там буду говорить. И я это выдерживаю. Иногда через силу.

Как Боронин работает? Ну… Я вот не знаю, где сегодня Томенко, Губин или что там с Поповым. А меня-то люди видят.

Микро-СЭС — солнечные электростанции — в Сибирском сельсовете.
Facebook Олега Боронина.

«Помогает чувствовать территорию»

— Вы используете современные способы общения с жителями сельсовета?

— Для каждого села есть группа в WhatsApp — но кроме поселка Сибирский — он слишком большой. Для столицы есть базовая группа в «Одноклассниках» — «Сибирское земство». Там мы и общаемся. А в других селах в группе в WhatsApp каждый двор кем-то представлен. Это помогает чувствовать территорию.

— Какие, например, последний раз проблемы обсуждали?

— Последняя тема в Рогуличном: кто-то выбросил ветки на контейнерной площадке. Народ стыдит друг друга. Нашли виновных — наругали. Я смотрю со стороны. Иногда люди здесь же обращаются за помощью. Отвечаю прямо там.

Вот еще тема. Посадили дубовую рощицу — чьи-то коровы зашли. Тоже нашли виновных — наказали, поругали — больше не будут. Скоро начнется чистка снега. WhatsApp очень хорошо помогает регулировать трактористов — мне не надо за ним ездить.

— Люди сами скажут, где он недочистил?

— Ну, конечно. Или спрашивают: когда к нам? У нас это не для выставки. Тут никто не закрывает комментарии. Есть, конечно, своя группировка, которая принципиально пишет разные нехорошие вещи. Но пусть пишут.

Активисты в поселке Сибирском на посадке деревьев.
Facebook Олега Боронина.

«На местах виднее»

— Вы изначально скептично отнеслись к мусорной реформе. А что надо было бы сделать? Мусором заваливали окрестности, пойдешь в лес — там все загажено.

— Моя позиция не изменилась. Я считаю, что централизация оборота твердых коммунальных и иных отходов жизнедеятельности и производства — это неэффективный путь. Абсолютно.

Полномочия по обороту отходов должны находиться на уровне местного самоуправления. На местах виднее, как это организовать. А все, что касается сортировки и переработки отходов, требований к полигонам, можно отрегулировать законами.

— Вы заявили, что у вас в районе началась мусорная война. Кто там с кем воюет?

— Регоператор начал вытеснять подрядчика — «Коммунальное хозяйство» Новоалтайска. Не платит ему за сверхнормативно вывезенный мусор — просто счета не принимает. Один контракт по пяти сельсоветам уже разорвал.

Причем если регоператору за его работу положено 6% в тарифе, то на самом деле он получает 36%. За счет этого у «ЭКО-Комплекса» появилась новая техника, она должна где-то работать.

Олег Боронин.
Анна Зайкова

«Война себя еще покажет»

— «ЭКО-Комплекс» большая организация, может, лучше будет вывозить мусор?

— Когда вывозом на части района занялся «ЭКО-Комплекс», я, честно говоря, думал, что месяца два будет порядок, а потом все встанет на круги своя — упрется в нерентабельность. Нет, все сразу началось — вокруг контейнеров зачастую по-прежнему горы мусора.

Парадокс еще в том, что полигон находится в введении «Коммунального хозяйства». И может повториться бийская эпопея. Полигон для «ЭКО-Комплекса» закроют, и ему придется сбрасывать мусор либо в несанкционированные места, либо тянуть в Барнаул через мост, где весовая. Думаю, война себя еще покажет.

— Ясно, что любая война идет за ресурсы. А что у вас стало спусковым крючком?

— Первопричина — заниженный норматив накопления. Есть как бы излишний мусор, но за его вывоз и захоронение никто не платит. Второе — некорректная абонентская база.

— Не всех учли?

— Ну да. И почему-то не хотят эту работу проводить. Люди мусор производят, но не платят за него. И третье — тариф нерентабельный. Денег не хватает. Все это обострилось в условиях пандемического кризиса, когда доходы людей упали и платежи немножко подсвернулись.

Есть еще проблема содержания контейнерных площадок, это тоже стоит денег, и она тоже обострилась. Хотя тут еще многое зависит от экологической культуры населения. У нас в Сибирском сельсовете этого пока нет.

В Сибирском сельсовете системой сбора мусора охватили 100% населения.
Фото с личной странички Олега Боронина в сети Facebook.

«Хороших людей больше»

— Вы рассказывали, что у себя в Сибирском сельсовете провели мусорную реформу еще до начала федеральной, в 2012—2013 годах. Вы сейчас об этом?

— Да. У нас люди знают, что такое крупногабаритный мусор. И если его забирают в последний четверг месяца, то именно к этому времени стараются выносить старые телевизоры.

Знают, что такое строительный мусор и что его нужно вывезти на площадку временного хранения отдельно. Как поступать с биологическими отходами. Бывают отдельные ситуации — мы их корректируем конструктивно.

Мусор в Первомайском районе. Октябрь, 2020.
Facebook Олега Боронина.

— Как вы объяснили им все это? Я в городе живу и не знаю, когда вывозят крупногабаритный мусор и куда девать строительный.

— Мы маленькие, нам проще. У нас вся информация рассылается через WhatsApp или «Одноклассники», если что непонятно, объясняем, люди, если знают правила, стараются их соблюдать. Добропорядочных людей — процентов 95.

— Такие сложные реформы всегда поначалу идут со сбоями. Мусорная реформа в будущем улучшит ситуацию?

— Если не будет адекватной корректировки нормативов, не будет сформирована адекватная абонентская база и не продолжена претензионная работа с неплательщиками, банкротство регоператоров неминуемо.

И надо закрепить за конкретным министерством всю полноту ответственности за прохождением реформы. Сейчас за нее отвечают три ведомства, и крайнего там не найти. И — вы уж извините — на должности министров надо назначать компетентных людей.

Олег Боронин.
Facebook Олега Боронина.

Кто такой Олег Боронин

Родился в 1970 году в поселке Лесная Поляна Первомайского района в семье работников местного зверосовхоза. Прошел обучение в училище речников, проходил практику на судах, ходил в рейсы по Оби и рекам ее бассейна. Отслужил в армии в частях специального назначения в Туркестанском военном округе.

Окончил истфак АлтГУ. Работал в школе, защитил кандидатскую диссертацию. В 2000—2006 годах преподавал в АлтГУ. Автор более 100 научных трудов, в том числе пяти научных монографий. Вступив в «Справедливую Россию», работал журналистом, руководил пресс-службой партии, Центром протестной борьбы.

В 2012 году избран главой Сибирского сельсовета Первомайского района, в 2017 году был переизбран. Женат, воспитал двоих сыновей. Живет в поселке Лесная Поляна.

Что такое Сибирский сельсовет?

Сибирский сельсовет расположен в Первомайском районе. В него входят шесть сел. Численность населения — 3246 человек.

На территории — две школы, детсад, детская школа искусств, библиотека, Дом культуры и три клуба, два почтовых отделения, амбулатория и три ФАП, краевой реабилитационный центр для детей и подростков «Радуга», одна пассажирская железнодорожная станция и два остановочных пункта.

Ключевые предприятия: Западно-Сибирское предприятие магистральных электросетей, грузовая железнодорожная станция «Цаплино», «СибТЭК», «АлтайЭкоСорт», птицефабрика «Сибирская птица», «АгроУспех».

На территории также расположена ГРС «Сибирская».

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость