Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

К чему может привести масштабная смена элит в Алтайском крае

За последние полгода в Алтайском крае сменились губернатор, главные местные силовики, руководитель Сбербанка, началось масштабное обновление правительства. Таким образом в регионе идет глобальная смена элит. Новые команды будут задавать другие правила в политике, бизнесе и в правовом поле. С ними придется по-новой строить отношения, произойдет передел сфер влияния. Altapress.ru разбирался, что еще теперь изменится в регионе.

Портфели
Портфели
Олег Богданов

Какие могут быть последствия

1. Омоложение.

Если мы возьмем тех, кого уже назначили, и тех, кого они сменили, то средний возраст первых составляет 45 лет, а вторых — 56. То есть речь идет буквально о новом поколении управленцев. Это люди, чье становление в основном пришлось на «нулевые». У них принципиально другой опыт, чем у предшественников — выходцев еще из советской эпохи, другое представление о рынке и работе с людьми.

Тренд на омоложение — общефедеральный. В кулуарах даже рассказывают, что молодые министры правительства России предпочитают и на местах видеть сверстников в отраслевых ведомствах. Более половины федеральных министров — младше 50 лет, некоторым нет и 40.

Томенко и молодежь
пресс-служба правительства Алтайского края

О тенденции к омоложению сейчас не говорит только ленивый. Но оценивают ее двояко. С одной стороны, считает завкафедры политологии АлтГУ Ярослава Шашкова, это хорошо: люди старшего поколения не всегда способны привлекать новые средства для решения проблем.

Ярослава Шашкова,
политолог:

Молодые кадры выросли в новую эпоху, легко адаптируются, усваивают информацию в больших объемах. Для них новые информационные технологии — часть жизни. Они интегрируют их в свою жизнь, используют, как шариковую ручку.

Но тут важно не допустить перегибов, считают эксперты. Скажем, политолог Глеб Павловский в интервью изданию «Бизнес Онлайн» из Татарстана говорил: «Процесс должен быть естественным. Молодые кадры для нас интересны не своими паспортными данными, а тем, что они приходят с какими-то новыми идеями, которые приобрели, работая где-то. Тогда это действительно молодые кадры, а не новые порученцы».

Ярослава Шашкова,
политолог:

Сейчас часто в бизнесе говорят, что после 30−35 — это уже старые кадры. В политической сфере это очевидный перегиб. Совсем молодые люди склонны к радикализму, они не обладают достаточным жизненным опытом, чтобы понимать проблемы, и гибкостью, нужной для политика, чтобы учитывать разные точки зрения, подводные камни.

2. Местным элитам придется выстраивать отношения по-новой.

Большинство бизнесменов края, с которыми поговорил altapress.ru, рады переменам. Однако признают: строить отношения, скорее всего, придется заново.

«Когда реализуешь какие-то проекты, хочешь — не хочешь приходится бегать по кабинетам. А это налаживание контактов. Метла поменялась — и нужно строить все по-новой. Речь не о том даже, чтобы „подмазать“ кого-то, а просто наладить нормальные человеческие отношения», — сказал altapress.ru предприниматель из аграрной сферы.

Другой бизнесмен подчеркнул, что в Алтайском крае в целом высока роль личных отношений.

«Если бы у нас одинаково для всех работали законы, то бизнес, скорее всего, сильно бы и не заметил смены руководства, — считает он. — А пока у нас те же банки одним компаниям дают кредиты, в другим на тех же условиях нет. И в целом распространена ситуация, когда говорят „я от этого человека знаю, доверяю ему, поэтому буду с ним работать, а этого знать не знаю — и не буду“. Поэтому да, нужно будет искать подходы к новым руководителям».

Коридоры власти. В правительстве Алтайского края.
Анна Зайкова

В правоохранительных органах — свои особенности. Человек, много лет работавший в сфере правопорядка, рассказал altapress.ru: вся правоохранительная система работает по одним и тем же законам, ведомственным указам, приказам и т. д. Разница между руководителями обычно бывает в том, насколько они заставляют им соответствовать и насколько разумно к этому подходят. «Поэтому кому-то может показаться, что жить стали по-другому, только потому, что новый начальник стал требовательнее», — говорит наш источник.

Он считает, что если человек жил и работал о закону, то для него ничего не меняется. А если «он жил как хотел, крышевал кого-то, то требования закона для него самого становятся невыносимыми».

3. Передел сфер влияния.

Любая смена элит приводит к разбалансированию ситуации, уверена Шашкова. Привычная система координат, в которой работал местный бизнес, рухнула, люди, контролировавшие ее, сменились.

Скажем, руководители одной компании рассказывали altapress.ru, что несколько лет пытались оформить земельный участок в пригороде Барнаула. Как о стену бились. По их версии, запрет шел «сверху» — от чиновников, курирующих имущество. Теперь бизнесмены полны надежд.

За что депутаты похвалили и раскритиковали новую структуру правительства Алтайского края

Такая же ситуация у предприятия из степной зоны: ее руководители как минимум 6 лет пытаются добиться, чтобы к селу, где расположено производство, проложили дорогу. Но это также шло вразрез интересам высокопоставленным лицам. Теперь у завода есть надежда достичь цели.

По данным altapress.ru, начались подвижки и в строительном секторе края. Здесь также конфигурация сил может измениться. Нет, все крупные компании останутся, но принципы распределения заказов, участков, условия работы могут скорректировать.

Потенциально, говорят эксперты, к тем, кто прежде считался неприкасаемым, может появиться интерес со стороны правоохранительных органов. И наоборот: излишнее давление на некоторые компании может ослабнуть.

4. Выход из опалы.

Одним из первых кадровых решений Томенко стало назначение на пост своего представителя в АКЗС Стеллы Штань, экс-депутата краевого парламента. В свое время Штань «провинилась» перед Карлиным родством с семьей Рыжаков, когда-то активно оппонировавших экс-губернатору. Теперь ясно, что шанс вновь обрести силу получили и другие фигуры, которые находился в немилости у прежнего руководства.

Стелла Штань.
Дмитрий Лямзин

В публичном пространстве стал появляться, например, Юрий Шамков, замглавы Фонда развития промышленности России. Одно время он был представителем губернатора в Совете Федерации, но затем вызвал большое неудовольствие бывшего шефа. Например, говорят, в 2014 году Карлин остро отреагировал на слухи о намерении Шамкова баллотироваться на пост губернатора.

В разное время в «опалу» в крае попадали также экс-депутат Василий Куц, экс-ректор АлтГУ Сергей Землюков, уже упомянутая семья Рыжаков, экс-глава Диагностического центра Владимир Лещенко, экс-руководитель первой градской больницы Владимир Пелеганчук (двое последних занимали потом высокие должности в Республике Алтай), экс-депутат Госдумы Андрей Кнорр (последние годы — вице-губернатор Томской области) и другие.

Что говорят о варягах и «свежей крови»?

Свежая кровь — это правильно, считает предприниматель, развивающий бизнес в Барнауле и нескольких районах края. По его мнению, молодым кадрам нужно самореализовываться, и они будут вкалывать.

«Предпринимателей меняться заставляет жизнь, рынок, нам приходится маневрировать, искать, развиваться. А чиновник как сел в свое кресло 10 лет назад, так и сидит. У него есть срочный контракт, и нет стремления двигаться вперед», — говорит он.

По словам Шашковой, новые люди принесут с собой другие идеи, свой опыт: «У них нет ответственности за предыдущие решения. Они могут принять радикальные меры по улучшению ситуации. Но один в поле не воин. Если человек приходит, а ему сопротивляется вся система, положительного эффекта не будет».

Кроме того, говорит она, приход новичков поможет сломить инерцию, разрушить «сложившиеся негативные сети». Другой наш эксперт сказал проще: «Разрушит коррупционные схемы».

По мнению Шашковой, приход варягов сейчас для края — это благо. Регион нуждается в преобразовании.

«Изменения никогда не проходят в идеальной ситуации. Несвязанность с предыдущими трендами может пойти в плюс. Человек, живущий здесь, врощен в местный контекст. Создает „эффект колеи“. Сейчас есть шансы выйти из нее. Это всегда, болезненно и тяжело. Но с точки зрения развития это хорошо», — говорит Шашкова.

Эффект будет зависеть от двух факторов. Первый — время. Такие изменения не должны затягиваться на десятилетие. Второе — управленческий талант, чутье руководителя. И даже его желание в будущем двигаться вверх по карьерной лестнице может пойти в плюс: чтобы уехать условно в Москву, сначала нужно показать результат на месте.

Кто кого сменил?

Первые ласточки

Это только назначения 2018 года. Годом ранее сменились руководители и в других организациях. В налоговой края с сентября 2017 года работает новый глава — 43-летний Юрий Куриленко, приехавший из Бурятии, он заменил на тот момент 60-летнего Валерия Тараду.

После длительной неопределенности в декабре 2017 года избрали ректора АлтГТУ. Им стал 53-летний Андрей Марков.

То ли еще будет

При этом на подходе и новые назначения — прежде всего в правительстве края. По данным altapress.ru, весьма вероятно, одним из вице-премьеров станет Иван Кибардин, коллега Томенко по Красноярскому краю, занимавший там пост руководителя аппарата правительства. Также с высокой долей вероятности, «промышленным» зампредом станет Дмитрий Усенков, который до этого занимал пост замминистра в красноярском кабмине.

Точно сменятся «социальный» вице-губернатор и министр соцзащиты — прежних Надежду Капура и Михаила Дайбова отправили в отставку. Возможны замены в минздраве, минсельхозе, минэкономразвития, в спортуправлении (станет министерством).

В зоне риска находятся Александр Урбах, глава управления госохраны, и Людмила Сорокина, министр имущественных отношений — они достигли пенсионного возраста.

Из тех, кто сохранит свои кресла, называют министра финансов Владимира Притупова (Томенко станет четвертым губернатором, с кем он работает), главу минстроя Ивана Гилева (правда, транспортное направление у него заберут), аграрного вице-премьера Александра Лукьянова.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость