Политика

Важная бумага-1991. Какие первые решения принимал 30 лет назад Владимир Райфикешт — последний советский начальник Алтая

В новом выпуске исторической рубрики «Важная бумага» интервью с Владимиром Райфикештом. Последнему советскому и первому постсоветскому руководителю Алтайского края 15 апреля исполнилось 70 лет.

Спикер парламента Александр Суриков (крайний слева) и губернатор края Владимир Райфикешт (второй слева). Начало 1990-х.
Спикер парламента Александр Суриков (крайний слева) и губернатор края Владимир Райфикешт (второй слева). Начало 1990-х.
Аккаунт В. Райфикешта в Facebook.

От ведущего рубрики

В начале 1990-х годов прошлого века вместе с Советским Союзом рухнула и так называемая номенклатурно-карьерная «лестница», ни одну из ступенек которой невозможно было перепрыгнуть, взбираясь к вершинам власти.

Тогдашний народный депутат РСФСР Владимир Райфикешт перепрыгнул, пожалуй, целый лестничный «пролет», переместившись в губернаторское кресло из куда более скромного кабинета директора совхоза «Логовской» Первомайского района.

Первым лицом края Владимир Федорович был относительно недолго: с октября 1991-го (подписание указа президента России о назначении) по январь 1994-го года. Наевшись за три года власти, Райфикешт подал неожиданное заявление о добровольном уходе с поста. Но и его сторонники, и противники не могут отрицать, что именно в это время началось осуществление трех глобальных проектов: масштабная газификация края, строительство нового моста через Обь и финансирование Семипалатинской программы.

Леонид Вихрев, директор школы практической журналистики ИД «Алтапресс».
Анна Зайкова.

После губернаторства Владимир Райфикешт еще несколько лет подиректорствовал в родном «Логовском», затем побывал на посту полномочного представителя Президента в Алтайском крае, а после перебрался в Красноярский край, где до выхода на пенсию занимал руководящие должности на предприятиях энергетического комплекса.

Мое интервью с тогда еще 40-летним Владимиром Райфикештом было напечатано в газете «Свободный курс» в октябре 1991 года. И даже на снимках нашего замечательного фотокорреспондента Петра Петина отлично видно, сколько проблем свалилось на голову новоиспеченного губернатора…

Мебель — старая, люди — новые, а крайком — под суд

Уже сообщалось, что главой краевой администрации назначен народный депутат РСФСР Владимир Федорович Райфикешт, 40-летний директор совхоза «Логовской». На пятый день работы в новой должности он согласился дать интервью «СК».

На двери кабинета, где раньше размещался председатель крайисполкома Юрий Жильцов, уже прикреплена новая табличка. Отпечатаны новые именные бланки «Глава администрации Алтайского края». Но мебель и шторы в кабинете прежние. А как настрой? Что там, за табличкой? Ветер перемен? Или очередной сквозняк?

Еще не время делать первые выводы, но уже пора задавать вопросы.

Владимир Райфикешт.
«Свободный курс»

— Владимир Федорович, как происходило ваше назначение на эту должность? Как вы прошли все эти «круги ада»?

— Я не скрывал того, что не хочу идти на эту должность. Говорил об этом не единожды. Но каждый раз у сторонников демократических преобразований возникал вопрос: если не ты, то кто? Анализировали и состав нашего депутатского корпуса, и состав «Демроссии». В итоге «жертвой» стал я. Хотели «центриста»? А я вообще считаю, что нет таких понятий — «левый центр», «правый центр»… Центра нет: есть люди, не имеющие четкой позиции и поэтому балансирующие туда-сюда.

Правда, я тоже шел к этому вот креслу как бы двумя путями. Один, так сказать, закономерный: это моя позиция на съездах народных депутатов плюс работа в качестве доверенного лица Ельцина на выборах. И второй, абсолютно незакономерный — это поддержка внеочередной сессией крайсовета моей кандидатуры. Видимо, на депутатов повлияли и время проведения сессии (август 1991 года), и обстановка вокруг нее.

А дальше события развивались совсем просто. Я продолжал спокойно работать в совхозе, никуда не ездил, дел хватало. Были попытки подтолкнуть меня на поездку в Москву. Мне говорили: вот томские ребята все время ходят-бродят по «Белому дому», бьются за назначение. А ты? А я отвечал, что это все не для меня, не в моем стиле.

Май, 1992 год. Визит президента РФ Бориса Ельцина в Барнаул.
Facebook В. Райфикешта

Потом был звонок из Москвы. Я туда прилетел, за час прошел собеседование в аппарате Президента, изложил свою позицию, и 8 октября Борис Николаевич подписал указ о моем назначении.

— Ельцин с вами беседовал?

— Нет, он был в отпуске, но моя «объективка» — результаты поименного голосования, итоги работы на выборах — лежала у него на столе.

— И кто же первым сообщил вам об указе?

— Вадим Владимирович Козлов, глава ассоциации «НЭПП».

— Ваша первая реакция?

— Помню какую-то смесь растерянности, тревоги и жалости к самому себе. А как иначе? Пятнадцать лет в одном хозяйстве, кое-что сделано, корни пущены. Там я чувствовал себя нормально и осознавал: это — конкретная работа с видимыми, конкретными результатами. А тут…

Но! Это был первый день. Потом настал второй, третий. И я почувствовал… нет, не самонадеянность. Просто сейчас я знаю, что кое-что смогу сделать.

Владимир Райфикешт.
«Свободный курс»

— Но! Владимир Федорович, в «старом добром» понимании вы одним махом перелетели через несколько номенклатурных ступенек. Был только один совхоз, теперь — весь край. Другие масштабы, другие люди вас окружают, другие задачи…

— Да, есть такая болезнь — стереотипное мышление. Думаю, то, что я не семенил по ступенькам — это не «минус», а «плюс». Прошел бы я эту «лестницу» целиком — и был бы совершенно другим человеком.

Трагедия Назарчука

Что же касается людей в частности, работников бывшего крайисполкома… Вот, например, прошла критическая публикация о Назарчуке. А я считаю Александра Григорьевича порядочным человеком. Он ведь своих взглядов не скрывает. И никто не желает разобраться в сути трагедии этого человека на этой должности.

Сейчас Александр Григорьевич Назарчук — один из самых авторитетных людей в сельском хозяйстве Алтая. И дело тут не в каких-то личных способностях. Просто он отлично ориентируется в лабиринтах нашей системы, в той кошмарной ситуации, которая сложилась на селе. Но парадокс-то в том, что именно эта система наносит самый большой вред сельскому хозяйству. Ее люди сами создают невероятные трудности и сами же потом работают по 18−20 часов в сутки, чтобы их преодолеть.

Александр Григорьевич, по сути дела, сидит между двумя стульями. Как председатель Агропромсоюза он должен помочь колхозникам побыстрее и подороже продать хлеб, мясо, молоко. А как зампредкрайисполкома он должен вообще запретить им все это продавать. А чуть ли не забрать или взять подешевле. Трагедия!

Александр Назарчук.
предоставлено пресс-службой АКЗС

И таких людей много. Кто-то приспосабливается, кто-то становится жертвой системы. Что же, их теперь на помойку выбрасывать? Означает ли это, что мы сейчас не сможем сотрудничать друг с другом? Ничего подобного!

И те, кто говорят, что Райфикешт — не тот человек, что им будут управлять, ворочать как угодно, исповедуют самый что ни на есть номенклатурный подход.

Собственность не разбазарил

— Ваше самое первое распоряжение касалось передачи здания бывшего крайкома партии отделу юстиции крайисполкома. Как бы вы объяснили такой выбор? Ведь на здание претендовали и здравоохранение, и вузы.

— Это решение далось мне очень и очень нелегко. Но именно его я считаю настоящим началом своей деятельности. Подписал его 17 октября и впервые после назначения спал спокойно.

В правильности такой позиции не сомневаюсь. Любое государство начинается с власти. Власти Закона! Нет ее — нет образования, здравоохранения, ничего нет… Вот такая простая логика. Мне и здесь, в крайисполкоме, уже говорили: тебя край не поймет, тебя край не примет! А я выполнил Указ Президента России. Указ своевременный и мудрый.

Затем я отменил все распоряжения о передаче зоне свободного предпринимательства строящихся зданий Дома политпросвещения, гостиницы крайисполкома, имущества крайкома. На мой взгляд, такая передача незаконна. Это — собственность народа, и почему она должна куда-то уходить?

Борис Ельцин в Барнауле.
altairegion22.ru.

Отменен и целый ряд постановлений о передаче помещений и сооружений некоторым коммерческим структурам.

— Не за горами 7 ноября. И вам как главе администрации придется принимать важное политическое решение: праздновать или нет? Москва уступила право выбора местным властям. Вы уже определились?

— Какой выбор? Кому нравится — пусть празднует. Никаких указаний, никаких инструкций, никаких запретов. Если соберется группа людей и решит отметить этот день каким-то митингом, шествием — это их право. Законом этот праздник не отменен.

Принцип команды

— Вопрос, который интересует многих: ваша команда, принципы ее формирования?

— В моей команде должны быть здравомыслящие, компетентные, решительные, энергичные люди. Это первое.

Второе. Конечно, в определенном смысле больше шансов должно быть у тех, с кем мы вместе работали в предвыборную кампанию, в дни путча. Они — мои единомышленники, и я никогда не стану отгораживаться от них, избегать встреч с ними. Но нельзя в силу каких-то личных взаимоотношений, симпатий ставить на карту благополучие всего края. Я уже столкнулся и с обидами, и со всякими притязаниями. Но я их не принимаю и никогда не буду руководствоваться ими.

Важная бумага-1992. Эксклюзивные подробности визита президента Бориса Ельцина на Алтай

Здесь же — государственный аппарат, и сегодня надо определять его новые цели, задачи и функциональные обязанности его работников, саму структуру. А уже потом под нее подбирать людей. Вписывается в эту структуру бывший секретарь райкома или крайкома — нужно его брать и назначать. Точно так же и с его политическими оппонентами… Демократ ли он, партократ ли: есть определенный участок работы. Где он дока — пусть работает! И так надо «лечить» каждую больную точку.

— Но что же, по-вашему, надо лечить в первую очередь?

— Судебную власть. Ее нужно сделать по-настоящему независимой, самостоятельной. Что сегодня происходит? Командные методы, вроде бы, умирают. Но, с другой стороны, указы и распоряжения президента России не выполняются… Кто должен разбираться? Суд! Не выполняются договорные поставки? Куда обращаться? В арбитраж, в суд! Кому-то не понравилось мое распоряжение? Давайте в суде разберемся!

Вторая «боль» — налоговая система. Я вам простой пример приведу. У меня тут есть справочка… Суть ее в том, что на валютном счету края сейчас всего… восемь тысяч долларов. У нас есть алтайская твердая пшеница. Аналогов которой нет в мире, у нас — Коксохим, промышленность, и через нашу территорию транзитом идут товары. Да мало ли что еще!

Владимир Райфикешт.
altapress.ru.

Поэтому-то и нужна строжайшая налоговая политика: пошлины, таможня, представитель МИДа для координации внешнеэкономической деятельности.

Я беседовал с Юрием Ивановичем Жильцовым и откровенно ему сказал: я ли буду, другой ли кто придет на мое место, но мы должны понять, что та концепция свободной экономической зоны. Которая есть сейчас, делает ее похожей на «зону» для осужденных.

Ведь задумывалось как? Создать льготные экономические условия для предпринимательства на территории Алтайского края. А как получается? Если ты не вошел в зону, если не платишь ей пошлину, то тебе все связи могут обрубить… по самые уши. Они в зоне и лицензированием будут заниматься. Но есть советская власть, есть глава краевой администрации. Это — не противостояние, это нормальная логика. Лицензирование, налоговая система, пошлины должны быть здесь. в руках государства. А зона, пожалуйста, пусть развивает коммерческие структуры. Мы можем выдать ее администрации, допустим, генеральную лицензию…

— И все-таки, похоже на конфликт…

— Мне это уже говорили. Советовали не отменять распоряжение о передаче зданий зоне. Мол. будет конфликт… А что же делать? Не надо бояться. Что завтра кто-то где-то о чем-то скажет. Я знаю, что мне предписано законом, и я это делаю.

Другие заботы, квартира и получка

— А если, допустим, придут к вам земляки из «Логовского» и скажут: «Владимир Федорович. Помоги достать нам то, другое, третье… Ты же свой, ты нас знаешь!»

— Если я им хоть один трактор, хоть одну машину за счет кого-то отдам — это будет последний день моей работы. Обкрадывать никого не собираюсь, а земляки на меня за это не обидятся.

Владимир Райфикешт.
«Свободный курс»

— Как вы устроились в Барнауле?

— Пока никак. Даже о зарплате понятия не имею. Самому себе назначать неудобно, а «сверху» — молчание…

— Скоро получка…

— Ну что ж, я свой оклад в совхозе знаю: в пределах 600−700 рублей…

— А как дела с квартирой?

— Тоже неясно. Ситуация с выборами не прояснилась. Перевезу семью. Вещи, а в декабре, возможно, и назад придется переезжать. Так что работаю в этом кабинете, а ночевать уезжаю домой, в «Логовской».

— Эта «временность» может сказаться отрицательно на вашей деятельности?

— Знаете, быт бытом, а работаю я не как «временщик», а так, словно собираюсь сидеть здесь лет сто: изучаю, вникаю, решаю текущие вопросы, думаю о завтрашнем дне. Надеюсь на лучшее…

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость