Происшествия

Менеджерам наркобизнеса до недавнего времени на Алтае работалось легко и удобно

Так сложилось, что проблемы экономического развития Алтайского края принято связывать с его географическим положением. Считается, что его удаленность от транспортных магистралей и крупных промышленных центров не дает реализовать свой производственный и торговый потенциал. Вероятно, так оно и есть, когда речь идет о нормальной, легальной экономической деятельности. Другое дело «черный», теневой бизнес — с этим у нас, похоже, все в порядке. Опять же по причине географического положения…

Алтайский транзит

В первых числах сентября нынешнего года с территории Алтайского края отправился в длительное путешествие джип «Тойота Лэнд Круизер». Конечная цель маршрута — Приморье, город Артем. Время в пути — около пяти суток, если без «форс-мажора». Но его и не было: эти идущие беспрерывным потоком с Дальнего Востока «японки» тормозят на постах ГАИ, проверяют и «пробивают» на предмет запретного. Джип, следующий в обратном направлении, с Алтая, никаких подозрений у милиции не вызывал. А потому добрался до пункта назначения без проблем. И без проблем доставил груз: больше сотни килограммов опиума, тщательно упакованного и замаскированного в бензобаке…

Северный путь опиума

В середине 80-х годов прошлого века на мировом рынке наркоторговли произошли кардинальные изменения: к двум основным международным центрам производства и распространения наркотиков: так называемой «Андской группе» из Южной Америки, специализирующейся на кокаине, и «Золотому треугольнику» Юго-Восточной Азии (основные поставки опиума и героина) — присоединился «Золотой полумесяц». Новый центр наркобизнеса, объединивший Афганистан, Пакистан и Иран, сосредоточился на выращивании опийного мака и индийской конопли.

В основную «транзитную территорию» по переправке опиума в Европу и Россию из Афганистана и Таджикистана (по так называемому северному пути) превратился Казахстан, имеющий общую протяженность границы с Российской Федерацией свыше семи тысяч километров. Протяженность границы Казахстана с Алтайским краем — 843,6 километра. И, по данным прокуратуры Алтайского края, две трети наркотиков растительного происхождения доставляются в край через территорию Республики Казахстан.

— Граница с Казахстаном на сегодняшний день является достаточно прозрачной, — рассказывает Дмитрий Крикуненко, заместитель начальника оперативного управления Госнаркоконтроля Алтайского края, — нет у нас там ни контрольно-следовой полосы, ни большого количества пограничников. Стоит таможня, а рядом, через 30−50 метров, — проезжай, провози. Это и определяет роль нашей территории как транзитной. Алтайский край соприкасается с промышленно развитыми зонами — Кемеровской областью, Новосибирском… Это крупные города, там больший объем денежных средств, и наркотики зачастую переправляются именно туда, а потом раскидываются по другим регионам. Часть, кстати, возвращается обратно на Алтай…

Барнаул — Владивосток

Организацию «транспортных коридоров» наркобизнес прорабатывает долго и тщательно — бизнес-то солидный и деньги огромные. Выявление и ликвидация таких каналов, соответственно, требует много времени и усилий. Сотрудники Алтайского управления Госнаркоконтроля (ГНК) «разработкой» канала по перевозки опиума из Алтая в Приморье занимались около года. К осени вышли на курьеров — их можно было брать с поличным еще на территории Алтая, но это меньше половины дела. Нужно было «перерубить» канал.

Начиненный опиумом «Круизер» оперативники Алтайского ГНК сопровождали по всему пути следования. В пути, во избежание утечки информации с коллегами из других регионов связь не поддерживали. Еще одна группа сотрудников вылетела из Барнаула во Владивосток самолетом. 5 сентября и курьеры, и барнаульские оперативники были уже в Артеме. Первые стали договариваться о месте и времени передачи груза, вторые — готовиться к захвату.

Справка «СК»

Артем, город-спутник Владивостока, за последние несколько лет приобрел устойчивую славу «наркостолицы» региона. Наркобизнес здесь «держит» цыганская диаспора. Ежедневно «раскрученная» цыганская наркоточка продает до двухсот доз опиума, а таких точек в городе десятки. Кроме того, наркотики из Артема крупными партиями распределяются по всему краю, отправляются в соседние регионы.

Финальная стадия операции по ликвидации канала поставки тяжелых наркотиков из Казахстана через Алтай в Приморский край состоялась 10 сентября. Оперативникам удалось задержать с поличным заказчиков из цыганского клана в момент получения товара. 95 кг опия было изъято у курьеров, еще 25 у организаторов канала.

При проведении обысков кроме наркотиков были обнаружены и изъяты 270 тысяч долларов, спрятанных в тайнике на съемной квартире, многочисленные золотые украшения и ценности (среди них, например, усыпанные бриллиантами часы Rolex). Хозяйка квартиры во время обыска была просто в шок повергнута: как выяснилось, квартиранты уже несколько месяцев не платили за жилье — денег, говорили, нет пока… Кстати, стоимость изъятой партии наркотиков сотрудники Примоского наркоконтроля оценили в 2,5 млн. долларов…

Высокий уровень организации

При ликвидации данного наркоканала было задержано семь человек — организаторы поставок, заказчики, курьеры. Но этот перекрытый «коридор» — один из множества. Сколько их еще — отлаженных, организованных на высоком уровне, работающих практически бесперебойно?

— Наркобизнес — это очень большие деньги, а большие деньги предполагают высокий системный уровень конспирации, — говорит Дмитрий Крикуненко, — и все громкие дела последнего времени, связанные с изъятием крупных партий наркотиков в крае, — свидетельство того, что наша служба за неполных три года существования уже достаточно развилась для того, чтобы брать не рядовых сбытчиков, а отслеживать сети распространения наркотиков, отдельные цепочки. Но поверьте мне, есть более высокие звенья, до которых нам еще добираться и добираться.

— Есть мнение, что большое количество наркотиков к нам везут бедные таджики и другие жители Средней Азии. Зарабатывают, семьи кормят…

— Они всего лишь курьеры, которые получают за свою работу смешные суммы в сравнении с реальной стоимостью груза и риском. Но на эти деньги — 10−15 тысяч рублей — у себя такой перевозчик действительно может год кормить семью. То же и наши местные курьеры — это, как правило, мелкие участники криминального мира, которые берутся за разные возможности заработать. И они самое легкозаменяемое звено в цепочке. Поймали одного курьера — легко нанять другого.

В целом весь наркобизнес очень организован, не организованы только люди, которые покупают и употребляют. Все прочие — от поставщика к оптовикам, к тем, кто финансирует поставки, к тем, кто крышует, кто позволяет точкам торговать на территории района или города… Не хочется даже распространяться об этом, потому что открывается очень много связей — и в правоохранительных органах, и в других госструктурах тоже. Потом, выручка от продажи наркотиков — это огромные суммы, «черный нал», который постоянно находится в обороте и преумножается, и эти деньги уходят не обязательно на покупку новой партии наркотиков. Здесь и оружие, и, возможно, финансирование бандформирований, подкуп должностных лиц…

P.S. По информации Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2004 году Афганистан вышел на первое место в мире по площади плантаций опиумного мака — 31 тысяча гектаров, на которых было выращено более 4200 тонн опиума, что в пересчете составляет порядка 420 тонн героина, или 85% его мирового производства. При этом, по данным Госнаркоконтроля, более трети урожая опия, собираемого в Афганистане, перевозятся через Центральную Азию, причем 70% от этого количества проходят транзитом через Казахстан…

Страшная математика

О точном количестве тяжелых наркотиков, поступающих в Алтайский край через границу, знают, наверное, только сами организаторы преступных каналов. Можно, правда, попробовать прикинуть, например, «внутренние потребности» только нашего региона. По словам сотрудников Госнаркоконтроля, чтобы получить примерную цифру, следует отталкиваться от числа наркозависимых. При этом данные по официально зарегистрированным, стоящим на учете наркопотребителям следует умножить на 7−10 — так получается близкая к реальности цифра. Далее, разовая доза «сложившегося» наркопотребителя — от полуграмма опия. Люди «в системе» колются по нескольку раз в день. Считаем… По данным Алтайского краевого отделения «Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом «, на июнь 2005 года в Алтайском крае поставлено на учет с диагнозом «наркомания» 11153 человека. Умножаем «по минимуму», на семь, получаем 78 тысяч ежедневно нуждающихся в дозе, а то и не в одной. Получаем около 40 кг опиума в день. В месяц, значит, больше тонны? Дальше считать страшно.

«Представляя себе общие размеры наркорынка, можно с большим основанием полагать, что люди, его контролирующие, значительно более могущественны, чем те, кто контролирует легальные рынки, — скажем, рынок нефти, газа или алюминия».

(Из работы «Наркобизнес: начальная теория экономической отрасли». 2001 год. Автор Лев Тимофеев, экономист, правозащитник.)

Анастасия МАСИБУТ, Иван ВЛАСОВ.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость