Жизнь

Пальмы, бананы и ковид. Бывшая жительница Алтая рассказала, как в жаркой Анголе переживают коронавирус

Жительница Барнаула Ольга Смирнова (имя изменено по просьбе героини — Прим.ред.) переехала в столицу Анголы Луанду в 80-х годах XX века. Там она открыла свой бизнес, выучила португальский язык, который вдруг оказался не таким уж незнакомым, родила детей и переболела ковидом. Она рассказала altapress.ru, сколько нужно заплатить в африканской стране, чтобы излечиться от коронавируса, и какую часть этих денег вернет (или не вернет) государство.

Тест на коронавирус.
Тест на коронавирус.
Pixabay.com

Советско-африканский роман

Ольга познакомилась со своим будущим мужем в Барнауле в студенческие годы. Первая встреча была по-советски романтична — на первомайской демонстрации. Девушка училась в университете на преподавателя истории и увидела своего избранника, студента барнаульского индустриально-педагогического техникума, когда он бодро выкрикивал лозунги про дружбу между советским и ангольским народами.

Благодаря этому, теплые отношения действительно зародились. Как минимум, между Ольгой и Мануэлем. Дружба быстро переросла в отношения. Смирнова познакомила молодого человека со своей семьей и друзьями. Однако сама об «африканской» жизни возлюбленного и его родных не знала ничего.

«Почему-то сразу доверилась и ни о чем не спрашивала. Было предчувствие, что все сложится хорошо», — объясняет собеседница. Ощущение не подвело, и через год после знакомства, в 1983 году Ольга и Мануэль поженились. Любопытно, что свадьбу пара сыграла 25 мая — в День освобождения Африки. Тогда новоиспеченная супруга соединила свою жизнь не только с любимым мужчиной, но и с экзотической страной. В августе Ольга впервые прилетела в Анголу.

Закат в Луанде.
Предоставлено altapress.ru.

Героиня получила вид на жительство автоматически, как жена гражданина этой страны. Затем, в течение пяти лет документ нужно было переоформлять ежегодно. Потом его выдали уже на пять лет включительно. От российского гражданства Смирнова не захотела отказываться.

Столица жаркого государства Луанда сразу впечатлила советскую девушку своими масштабами.

Ольга Смирнова,
жительница Анголы:

Когда я рассказываю людям, что живу в Африке, они почему-то представляют себе загорелых людей в набедренных повязках, которые маршируют по улицам с барабанами. В реальности все совсем не так. Луанда — современный город на берегу Атлантического океана. С высокими зданиями, пробками на дорогах и красивейшей набережной. В общем, все по-европейски. Правда, пальм хватает, и на некоторых из них растут бананы. То есть, в чем-то окружающие все-таки правы.

Кокосовая пальма.
Предоставлено altapress.ru.

Большая семья мужа тепло приняла «новенькую». Также как и в целом ангольцы. «Там люди очень открытые и приветливые. Если нужно, всегда помогут и объяснят что-то непонятное. Для них приезжие не в новинку. Сами местные показались мне очень яркими во всем: от цвета кожи до одежды», — рассказывает героиня.

Через год Смирновой пришлось уехать обратно в СССР, а муж остался в родной стране, чтобы работать. Спустя некоторое время, Ольга вернулась в Луанду. Но в тот момент пришлось уехать Мануэлу, чтобы продолжать образование в Луганском машиностроительном институте. Потом была аспирантура в Киеве. Воссоединиться в Анголе супруги смогли только в 1996 году.

Язык, дети и пенсии

За это время собеседница хорошо освоила португальский язык. Помогло в этом, как ни странно, знание французского, который героиня изучала в школе и университете.

Школа. Учеба.
СС0.

Ольга Смирнова,
жительница Анголы:

С самого начала португальский язык не казался мне слишком странным. Думаю, причина в том, что он, как и французский, входит в группу романских языков. Поэтому звучал для меня знакомо. Но с одной особенностью португальского я «мирилась» долго. Например, в России говорят: «Красивая вещь». А по-португальски наоборот: «Вещь красивая». Мелочь, казалось бы. Но пришлось привыкать.

Еще одной языковой «подмогой» стал собственный бизнес, который открыла Ольга. А именно развивающий центр для младших школьников. В нем русская учительница истории помогала справляться с «домашкой» ангольской ребятне. «Тут хочешь-не хочешь, начнешь говорить!», — смеется женщина. Педагогом она проработала 15 лет.

Школа. Учеба.
СС0.

Сейчас Ольга и Мануэль закончили трудиться. Она получает пенсию из России, поскольку остается гражданкой, а он — от Анголы.

Ольга Смирнова,
жительница Анголы:

В Анголе сумма пенсионных отчислений рассчитывается по базовому окладу, который получал человек, когда работал. Объясню на «русском» примере. Допустим, инженер зарабатывает 30 тыс. рублей. Плюс бонусы, добавки, оплата за сверхурочные, и вот выходит уже 50 тыс. рублей. Так вот, на пенсии этот бывший работник будет получать только 30 тыс. ежемесячно, без всяких «добавок».

Медицина и коронавирус

На территории Анголы благополучно сосуществуют три вида медицинских учреждений: государственные, частные и ведомственные. Если с первыми двумя все понятно сразу, то последний значит, что у каждого крупного предприятия есть своя клиника.

Больница, медицина.
CC0

Ее услугами могут пользоваться как сотрудники компании, так и их семьи. Кстати, две наиболее крупные экономические отрасли этой африканской страны — нефтяная и алмазная. Компании, которые специализируются на работе именно с этими природными ресурсами, владеют наибольшим количеством ведомственных больниц.

Частные «лечебницы» также отличаются качественной и быстрой работой на благо пациентов.

Что касается государственных медучреждений, они снабжены дорогим оборудованием и поначалу кажутся ничем не хуже платных. Однако не всегда могут обеспечить такую же слаженную и эффективную работу, как ведомственные или частные конкуренты. Например, очередь к бесплатному врачу в Луанде может быть очень долгой.

«Когда началась пандемия, ангольцам, как и всем остальным в мире, было страшно», — вспоминает Ольга.

Медицина. Врач.
CC0

Тогда все жители страны на три месяца отправились по домам на карантин. Выходить из «убежища» разрешалось только в экстренных случаях. В это время люди получали зарплату в полном размере.

Исключения допускались только для сотрудников жизненно важных предприятий — они работали по расписанию. Когда ограничения ослабли и взрослые могли вернуться к труду в любимом офисе или другом месте, мамы, чьи дети еще не доросли до 12 лет, могли трудиться только полдня. Чтобы родители могли помочь чадам на «дистанционке». Что касается вакцинации, ее ангольцы ждали долго. И получили аж три препарата на выбор.

Ольга Смирнова,
жительница Анголы:

Говоря о прививках, важно понимать, что Ангола в этом плане зависима от других государств. Поэтому мы ждали, пока нам привезут вакцины. Сейчас у нас есть несколько вариантов. AstraZeneca англо-шведского производства, Pfizer — американского и Спутник V — российского. Им, кстати, много местных прививается.

Коронавирус.
unsplash.com

Супруги поставили себе вакцину Спутник V, потому что больше доверяют российским разработкам. А дочь Ольги и Мануэла вакцинировались препаратом Pfizer. Как поясняет собеседница, из политических соображений. «Им нужно часто выезжать в Англию, Португалию и другие страны по рабочим вопросам. А в этих государствах „наш“ Спутник V еще не признали».

Ангольцы, рассказывает собеседница, активно участвуют в программе по вакцинации. И ходят «колоться» в специальные центры, где прививку ставят бесплатно. Масочный режим также соблюдается строго и честно. Без этого «аксессуара» никого никуда не пускают. А если вдруг кого-то настиг кашель (даже не ковидный), полицейские могут выставить за дверь и предъявить ощутимый для кошелька штраф.

Ольга Смирнова,
жительница Анголы:

Когда я прилетела в Барнаул по делам, была шокирована тем, что здесь люди настолько свободны в плане ношения масок. Кашляют себе, чихают. Я, честно говоря, из-за таких вольностей чувствовала себя незащищенной. У нас, в Луанде, с масками все серьезно. И в любом общественном месте к каждому пришедшему подходит сотрудник, измеряет температуру и дает антисептик для обработки рук. Здесь эта система не на каждом шагу.

Тест на коронавирус.
Pixabay.com

Цена болезни

Если уберечься от коронавируса не удалось, спасти свой кошелек от затрат на лечение тоже не получится. Дело в том, что в Анголе государство оплатит своему заболевшему гражданину не более, чем базовый набор лекарств из аптеки в государственной больнице.

В случае, когда нужны более дорогие препараты или большее их количество, придется платить за них самостоятельно. Полный цикл лечения в частной клинике, занимающий две недели, обойдется примерно в 1,5 тыс. долларов (около 105 тыс. рублей).

ПЦР-тест тоже не из дешевых — 70 долларов (4,9 тыс. рублей). В случае с ПЦР-тестом половину суммы оплатит государство.

Медицина. Лечение.
pixabay.com

Схема лечения привычная. Разве что, в Анголе к стандартному комплексу препаратов часто добавляют лекарство от малярии. В целом, отмечает Ольга Смирнова, население Анголы относится к пандемии коронавируса ответственно и спокойно. Поэтому уговаривать кого-то надеть маску, сделать тест или прививку не приходится.

Цифры

  • 32 млн человек — население Анголы.
  • 100 человек — ежедневный прирост заболевших.
  • 64 тыс. человек — всего заболели.
  • Более 6 млн человек — количество вакцинированных.
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость