Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Чума не дойдет — заблудится»: как корреспонденты altapress.ru искали коронавирус в алтайской глубинке

Несмотря на то, что в Барнауле пока нет ни одного случая заражения коронавирусом, нервозность все равно присутствует. Люди скупают продукты, запасаются туалетной бумагой и устраивают охоту за медицинскими масками. Пустеют торговые центры, отменяются концерты, соревнования и занятия в вузах. Бессознательный страх витает в воздухе. Чтобы выяснить, как переживают пандемию паники жители алтайской глубинки, корреспонденты altapress.ru отправились в авантюрное путешествие.

Поселок Чупино Шипуновского района.
Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

«Мама, китайцев опять показывают»

Посетить мы решили три небольших села, первым из них оказался Победим в Топчихинском районе. Победим можно считать зажиточным — есть несколько магазинов, детский сад и школа. В селе функционирует крупное сельхозпредприятие, которое дает работу. Но главное — потихоньку растет число жителей. Этот редкий по сей день факт зафиксировала последняя перепись населения.

На центральной улице останавливаемся у магазина «Корзинка». В торговом зале в буднее утро пустота, суетится только продавщица, вынося на прилавки ароматный хлеб.

Село Победим Топчихинского района.
Дмитрий Лямзин

Приглядываемся — следов ажиотажа нет: полки ломятся от круп и макарон. На наш вопрос: «Не скупают ли?» — девушка за кассой только удивляется: «Да что вы!»

Сдать анализы не получится. Жители Алтая не могут добровольно провериться на коронавирус

Такое ощущение, что об угрожающем всей планете коронавирусе тут и не слышали. О нем напоминает лишь вывеска у двери, гласящая о мерах профилактики. И то на нее, по словам кассира, никто особо не обращает внимания.

На улице встречаем местную жительницу Татьяну. Она вместе с мужем и четырьмя детьми переехала в Победим полгода назад из соседнего поселка Зеленого.

Женщина рассказывает, что к тревожным новостям об опасном вирусе местные относятся спокойно и даже с юмором. Ее сын, как только включает телевизор, сразу кричит: «Мама, китайцев опять показывают».

«Старики смеются, что к нам даже чума не дойдет — заблудится», — признается Татьяна.

Пандемия действительно обходит Победим стороной: из-за запрета на все культурные мероприятия в крае отменилась лишь поездка местных ребятишек на хореографический конкурс в Топчихе. Во всем остальном жизнь продолжает идти своим чередом.

Село Победим Топчихинского района.
Дмитрий Лямзин

В аптечном пункте села есть антисептик, спиртовые салфетки и весь набор противовирусных препаратов, очередь за ними не выстраивается. А вот медицинских масок в наличии нет.

«А вы думали, приехали в район — и тут масок полно? Ничего подобного», — пояснила провизор.

Женщина рассказала: последний раз медицинские маски в Победим привозили пару месяцев назад. Затем была небольшая поставка по уже завышенным ценам. Теперь дефицитный товар пропал вовсе.

Но люди к этому относятся спокойно, шьют маски сами и, главное, не паникуют.

В Победиме сейчас есть проблемы поактуальнее пандемии. Под весенним солнышком на окраине села начали таять огромные залежи снега, и поселковые улицы «поплыли». В некоторых местах пройти пешком уже невозможно.

«Теперь бы назвали паникером»

Из Топчихинского района отправляемся в Шипуновский, здесь, в 30 км от райцентра, есть небольшой поселок со звучным названием Защита.

За несколько километров до поселка становится понятно: зимой Защите было несладко. Вдоль гравийной дороги возвышаются огромные груды снега с человеческий рост — как напоминание о январской упорной борьбе со снежными заносами.

Снежный дозор: что губернатор Томенко и министры увидели в самых занесенных районах края

Защита — поселок совсем крохотный, обойти пешком семь дворов можно за пару минут. На улице, кроме одинокого мотоциклиста, просвиставшего мимо, мы так никого и не встретили. Пустота.

Неожиданно за околицей появилась пожилая женщина. «Я почему-то сразу поняла, что вы журналист», — сказала она.

Ольга Владимирова живет в Защите одна уже 25 лет. Сейчас в соседях у нее только такая же одинокая старушка через стенку. «Ей хорошо, у нее хозяйства нет. А я в пять утра встала, корову подоила. Только прилягу — она поднимается. Дверьми как хлопнет, аж стены трясутся. Какой тут сон», — пожаловалась женщина.

В Защите уже много лет самопроизвольная изоляция, зимой люди на улицу практически не выходят, летом тоже особо никого нет. Оставшиеся в поселке дома через один нежилые. Работы нет — жители разбегаются.

Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

Еще шесть лет назад в Защите была совсем иная жизнь: действовал откормочный пункт крупного предприятия, работали магазин, почта. Когда хозяйство развалилось, люди начали покидать поселок.

Оставшимся теперь приходится ездить за продуктами в соседнее село Горьковское, там же школа и детский сад. Аптека — в Шипунове. Когда Ольга Владимирова выбиралась в цивилизацию последний раз, о злополучном коронавирусе еще никто и не слышал.

Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

«Набираю продуктов сразу на пару месяцев, — рассказала женщина. — На меня вечно так странно смотрят. Теперь бы назвали паникером».

Страшнее коронавируса для жителей Защиты — постоянные проблемы с коммуникациями. Зимой, когда поселок наглухо замело, света не было три дня, воды и того больше. Люди спасались как могли: кто-то вспомнил про старую скважину, кто-то ходил на озеро. «А я-то одна. Первые дни сидела и ревела», — посетовала пенсионерка.

Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

Подъезд к поселку дорожники пробили только после того, как люди начали возмущаться. Ладно бы взрослые, в плену оказались местные ребятишки, которым надо было ехать в школу.

В Защите живут пятеро подростков, на которых теперь смотрят как на спасителей. Люди боятся: не останется в Защите детей — про жителей совсем забудут. Поселок умрет быстрее, чем сюда доберется коронавирус.

Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Защита Шипновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Защита Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

«Там, говорят, пенсионный возраст повысили»

Поселок Чупино Шипуновского района — малюсенькая точка на карте. Через него летом проезжают туристы, предпочитающие уединенный отдых на Чарыше, и часто спорят, удастся ли встретить по пути хоть одного чупинца. Согласно последней переписи, жителей в поселке осталось одиннадцать.

Проехать мимо Чупина можно и глазом не моргнув: весь поселок — это три дома с одной стороны дороги и два — с другой. С первого взгляда и не скажешь, что в покосившихся лачугах может кто-то жить.

Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

Единственным признаком жизни стала кошка, пробежавшая вдоль дороги и нырнувшая под крыльцо одного из домов. Забора у него не оказалось, надворные постройки — нараспашку. «Ну, точно кот Матроскин», — посмеялись мы.

Через минуту в дверях уже стоял хозяин, явно ошарашенный приездом незваных гостей. Первое, что он промолвил, было: «О, девушка!»

В доме у Владимира все простенько — старая мебель, почерневшие от копоти стены, выцветшие занавески. Зато чисто, на половиках — ни соринки. Да и сам мужчина на деревенского забулдыгу не похож — веселый и общительный.

Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

В Чупине Владимир остался совсем один: семья, жившая по соседству, переехала в Челябинск, пара пенсионеров умерла в один год. Больше в округе никого нет. В магазин мужчина ходит за два километра от дома, на работу — за три. «А что, хорошая утренняя прогулка. Полезно», — рассказывает он.

На вопрос, знает ли что-то про коронавирус, Владимир рассмеялся: «Конечно, у меня же телевизор есть». Удивительно, но именно в этот момент по «ящику» президент Путин вещал что-то о надвигающейся вирусной угрозе.

Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин
Поселок Чупино Шипуновского района.
Дмитрий Лямзин

Как оказалось, о страшной напасти, охватившей мир, последний чупинец информирован гораздо больше, чем о многом другом. «Там, говорят, пенсионный возраст повысили. Не знаете, сколько мне еще работать?» — спросил Владимир.

К своей уединенной жизни он вообще относится философски: есть крыша над головой, хоть и плохенькая, но мобильная связь для контакта с внешним миром, на лето уже заготовлены рыбацкие удочки.

Одинокие вечера скрашивает кот-мурлыка и мысль о том, что люди ко всему привыкают. И коронавирус — далеко не самое страшное.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость