Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Думала, не выживем». Жители развалюх из Топчихи ждут, когда их спасет Томенко

Дому Нины Бородкиной седьмой десяток. Одну его стену выгнуло колесом и не понятно, как она еще стоит. В таком же состоянии — еще несколько домовладений Топчихи. Их хозяева уверены: виной всему грунтовые воды и бездействие местной власти. 5 августа они вышли на пикет с требованием дать им благоустроенное жилье вместо развалюх.

Мария Петрова.
Мария Петрова.
Дмитрий Лямзин.

Дом на скотче

«Это дом мамы. Он был в нормальном состоянии. Пока работала, скопила денег и отремонтировала крышу. А потом нас затопило, — рассказывает Светлана Иванова. — Вода стояла в 2017 и 2018 годах. В последний раз поднялась над полом на две недели».

До кровати она добиралась в резиновых сапогах, а потом в калошах. Теперь стены проседают. Приходится постоянно подрезать шифер на фасадах и подпирать крышу распорками, чтобы она не упала. Сыновья Светланы большую часть времени проводят на заработках в других регионах, а когда приезжают, отказываются здесь ночевать. Боятся.

Светлана Иванова.
Дмитрий Лямзин.
Светлана Иванова.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.

«Забор из профлиста поставили, чтобы страшный дом с дороги не было видно», — говорит она. Женщина приглашает в свои крохотные, но чисто прибранные кухню и две комнаты.

«Не разувайтесь. Из пола гвозди торчат», — говорит Светлана. Даже в начале августа здесь пахнет сыростью. Широкие доски пола провалились, образовав в одной комнате пружинящую «вмятину». Обои держатся на скотче. От пожелтевших из-за воды стен отошли куски бетона и, кажется, если подцепить их в нужном месте, можно завалить весь дом.

Ветхое строение продувается. На отопление этой и других подобных избенок уходит до 23 тысяч рублей за сезон. И все равно зимой холодно. До 5 градусов по утрам. «Просыпаешься и согреться не можешь», — жалуется еще одна пикетчица Мария Петрова.

«Я инвалид и вынуждена 24 часа в сутки топить печь, не досыпать», — добавляет Нина Бородкина. Ей требуется помощь, чтобы захлопнуть дверь покосившегося дома.

Это шлак

Дома пикетчиков построены в середине прошлого века — через несколько лет после войны. Основной строительный материал: шлак, дерево и шифер. Дома очень изношены. По актам, говорят топчихинцы, износ более 70%, по факту — все 90%.

В этом году весной у Бородкиной колесом выгнулась одна стена, провалился недавно отремонтированный пол, в землю ссыпался шлак, заполнявший пустоты между кирпичами.

Нина Бородкина.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.

У Петровой вывалился угол — как раз со стороны комнаты, где спит ее муж. «У него голова замерзнет к хренам», — не сдерживает эмоций Мария Петрова. А потом показывает, как самостоятельно затянула дыру сеткой и замазала сверху бетонным раствором. В другом месте даже обои умудрилась наклеить.

«Тут что было! Думала, что не выживем. Следующую весну точно не переживем», — завершает она рассказ, постукивая пальцами по стене, с которой тут же начинает сыпаться штукатурка.

Не хотят в «туалет»

Капитальный ремонт ей и другим пенсионерам не по силам. «Мне восьмой десяток лет. Дед мой инвалид: ничего не слышит, да и ходит с трудом. Дети тоже уже не помогут. Одну дочь убили пять лет назад, вторая больна, — продолжает Татьяна Петрова. — Наш дом разрушен грунтовыми водами, поэтому мы бы хотели, чтобы нам дали (за счет бюджета, — прим. ред.) благоустроенное жилье».

Дом, равный по площади тому, в котором проживает Мария Петрова, в Топчихе стоит около 800 тысяч рублей. Заселяться в маневренный фонд, предложенный администрацией, она и другие пикетчики категорически отказались.

«Там всего 9 „квадратов“. По размеру это просто туалет. Туда только стол и кровать поместятся, — возмущается Петрова, дом которой стоит на 13 сотках земли с садом и огородом. — И потом, комнат всего две, а нас, „аварийщиков“, вон сколько много»!

Мария Петрова.
Дмитрий Лямзин.
Мария Петрова.
Дмитрий Лямзин.
Мария Петрова.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Мария Петрова.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.

Разрушения домов грунтовыми водами местная администрация и МЧС описали в актах. Пострадавшим топчихинцам выдали на ремонт подмытых строений по 1,5−3 тысячи рублей, которых хватило на мизерный объем работ.

«Томенко, конечно, найдет деньги»

На пикете — пять человек, все — пожилые люди. У каждого в руках по два плаката: «Нет таких законов — бросать людей в беде», «Живем в опасности», «Требуем переселения».

Мероприятие около Дома культуры охраняют полицейские и дежурит карета скорой помощи. Но другие сельчане оставили его без внимания.

Пикетчики говорят, что вышли с плакатами на улицу, потому что не дождались помощи от власти — нового главы Топчихинского района Дениса Тренькаева, он занял должность в декабре 2017 года.

Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.
Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.

«Глава обещал, что расскажет все Томенко. Мы не дождались и, простите, Виктор Петрович, послали вам телеграмму, — говорит Нина Бородкина. — Нас осталось-то семь семей. Он, конечно, найдет средства, чтобы предоставить нам благоустроенное жилье».

Жилья нет и не предвидится

По словам Дениса Тренькаева, тема аварийных частных домов в райцентре актуальна с 2014 года. Изначально в списках на срочное расселение было 25 объектов. Одни хозяева со временем решили вопрос, например, воспользовавшись материнским капиталом или сертификатом на улучшение жилищных условий, который могут получить педагоги. Другие ищут варианты. Один и пикетчиков обращался в Топчихинский районный суд с требованием предоставить им благоустроенное жилье. Они проиграли.

Денис Тренькаев,
глава Топчихинского района:

Эти граждане — собственниками индивидуальных жилых домов. Они не попадают под действие закона № 185-ФЗ, по которому работает программа расселения из ветхого и аварийного жилья. Она касается многоквартирных домов. Жилищный кодекс РФ, в свою очередь, говорит, что бремя текущего и капремонта ложится на собственников.

Денис Тренькаев, глава Топчихинского района.
Дмитрий Лямзин.

Он подчеркивает, что «аварийщикам» предлагали переселиться в маневренный фонд в течение нескольких лет. Сейчас там есть две комнаты, но помещения постоянно освобождаются. Однако все написали официальный отказ.

«Администрация регулярно с ними встречается. Мой кабинет всегда открыт, даже в неприемные дни. Мы разъясняем полномочия администрации, ищем возможности. Например, три семьи из этой категории улучшили жилищные условия по подпрограмме „Устойчивое развитие сельских территорий“, получив социальную выплату на приобретение, строительство жилья.», — продолжает глава.

Денис Тренькаев,
глава Топчихинского района:

«Аварийщики» стоят на очереди на получение жилья по договору социального найма. Номера очереди разные, так как зависят от даты постановки на учет. Но статус собственников жилья, непригодного для проживания, дает им приоритет на внеочередное получение помещений, и это мы тоже разъясняем. Только нет у нас этого жилья и строительство не предвидится.

Куда сливается вода?

Тренькаев говорит, что проблему с подтоплением домов в Топчихе надо решать комплексно. Для этого администрация района совместно с краевыми минстроем и минприродой разрабатывает проект водоотведения. Это сложный и дорогостоящий документ, его рассчитывают получить ориентировочно в сентябре. На его основе можно будет составить смету работ.

«Я реалист и понимаю, что сразу получить крупную сумму денег из бюджета будет сложно. Поэтому мы разбиваем проект на две очереди: одна рассчитана на Топчиху до ж\д переезда, другая — за ним. К реализации проекта можно будет приступать только по окончании проектирования и при наличии средств. Люди должны это понимать».

Кроме того, для райцентра готовится проект по модернизации водопровода. Он предусматривает комплексный ремонт сети. Например, планируется убрать так называемые свищи — небольшие протечки, которые не видны со стороны, но постоянно наполняют грунт водой.

Аварийное жилье. Топчиха.
Дмитрий Лямзин.

«Специалисты говорят, что если мы выполним хотя бы часть этих работ, то проблема не будет такой острой. Мы в одном микрорайоне просто вырубили клен и вывезли с территории мусор, и теперь там сухо», — приводит примеры глава.

Кроме того, говорит Тренькаев, нет однозначного ответа на вопрос относительно причины повышения грунтовых вод. По его словам, есть косвенные признаки, что подтопления некоторых домов — это еще и результат того, что люди десятилетиями не чистили выгребные ямы.

«Сейчас в домах стоят счетчики и мы видим: потребляется условно 50 кубов воды, а откачивается ассенизаторской машиной 15, — продолжает глава. — Где оставшиеся 35? Они остаются под фундаментом. Земля как губка впитывала-впитывала воду — и больше не может. Мы видим эту проблему, поэтому и готовим проект водоотведения для комплексного ее решения.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость