Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

«Самой бы выжить». Корреспондент altapress.ru примерил на себе профессию пожарного

Почему пожарным нельзя носить бороду, как они себя чувствуют в задымленном помещении и что будет, если поливать огород из пожарного рукава? Корреспондент altapress.ru вместе с другими журналистами проверил на себе, каково живется тем, кто каждый день борется с огнем.

Работа с рукавом.
Работа с рукавом.
Ирина Пергаева.

«Никуда не лезть, ни на что не нажимать, без команды никуда не ходить», — строго смотрит на нас подполковник Пустынников. Это только театр начинается с вешалки, а учебный центр МЧС — с техники безопасности и ограничений.

«В дымовую камеру не допускаетесь вы и вы, — показывает на нас с фотографом Пустынников. — Слишком малая комплекция. Чтобы таскать баллон с воздухом, ваш вес должен быть не меньше пятидесяти килограммов». На мой возмущенный вздох отвечает: «Здесь не взвесим. Приносите справку от врача. А еще девушкам путь в пожарные закрыт с 2019 года».

Здоровых мужиков-блогеров тоже не пощадили — из-за бороды. Не положено. Поэтому не заглядывайтесь на фотографии бородатых пожарных в интернете, в России все равно вы таких не встретите. Растительность на лице мешает дыхательной маске плотно прилегать к лицу. Максимальная роскошь — усы.

Журналисту помогают надеть костюм.
Ирина Пергаева.

И пожарные ради самосохранения покорно бреются. При любой ситуации их главное правило — собственная безопасность. Иначе и себя погубишь и людей не спасешь.

Сергей Пустынников,
подполковник внутренней службы:

Все рискуют — но риск должен быть оправдан. Пожарный — человек холодного рассудка и отточенных действий. Профессия ответственна, серьезна. Мы всегда на виду — нашу работу хорошо видно.

Облачение

Каждый костюм подбирается индивидуально. Таких миниатюрных бойцов, как я, конечно, в МЧС не водится. Облачаюсь в «шкуру» среднестатистического пожарного.

Сергей Пустынников.
Ирина Пергаева

Снимаю кеды 37 размера и буквально ныряю в безразмерные сапоги. Если бы поверх не натягивались штанины, то обувь при первом шаге точно потерялась.

Штаны на лямках болтаются на плечах, будто висят в шкафу на вешалке. С курткой уже получше — оверсайз в моде. Шлем, ремень, краги (перчатки) — все это помогает надеть и застегнуть офицер. У настоящих пожарных, конечно, нет оруженосцев. При первой боевой готовности они одеваются за 21 секунду.

Сразу видно, что мой костюм не раз побывал в бою. Даже не по темным пятнам или общей потасканности. По запаху. Пахнет дымом. В такой одежде чувствуешь себя рыбаком, которого по ошибке закоптили вместе с карасиками. Трепетное ощущение.

Последняя проверка.
Ирина Пергаева.

Костюм защищает пожарного от воды, для этого он пропитывается водоотталкивающим раствором. А еще от тепла, искр и других опасностей. Если одежда не порвется, то служить ей 4 года.

Баллон со сжатым воздухом все-таки дали примерить. Весит он 17 килограмм. Ходить можно, а как с ним ползти — уже слабо представляю. И все-таки я робко замечаю: «Если с ним продефилирую, может, пустите в дымокамеру?». Улыбаются. Эх, не пустят. Я и не спорю: приказ есть приказ.

Земля

«На-пра-во, бегом по кругу», — командует Пустынников. Бегу медленно — в таких ботинках по-другому и не выйдет. Кружок всего-то метров 100, вроде не тяжело, но так радостно бежать к «финишу». «Еще круг», — гасит мою улыбку подполковник. Стискиваю зубы, бегу дальше. Горло и без всякого огня уже жжет.

Снова на свежем воздухе.
Ирина Пергаева.

А потом шагом. А потом приседаем. А потом гуськом. Гуськом в этих бездонных ботинках идти практически невозможно. Команды могут показаться и издевательством, но при реальном пожаре приходится вытворять и не такие вещи.

Пустынников проверяет мой пульс. Жива вроде. Очередной вопрос «А теперь пустят в дымокамеру?» остается в мыслях.

Огонь

Дымокамера — тренажер для пожарных. Он тренирует стрессоустойчивость. Его можно сравнить с лабиринтом в детском развлекательном центре: лезешь ползком по «комнаткам», открываешь металлические калитки, пытаешься найти выход. Только делаешь ты это в темноте и в плотном дыму — руки перед собой не видно. А еще воет сирена, гремят взрывы, кричат люди.

В дымокамере.
Ирина Пергаева.

Нет норматива времени, по которому нужно пройти эту «комнату страха». Команде важно сделать все правильно: войти и выйти одним звеном. А еще найти и спасти человека, конечно. Но эту часть для журналистов убрали — им самим бы «выжить».

Ольга Ведерникова,
редактор «Комсомольской правды»:

Я все думала: «Быстрее бы отсюда выйти». Тяжеловато дышать, ничего не видно, как в какой-то яме. Прислушиваешься к себе все время: плохо мне или неплохо?

Дмитрий Дроздов,
корреспондент «Катунь-24»:

Узкие стены, дым — это на тебя давит. Еще понимаешь, что воздух у тебя не бесконечен, всего 50 минут. Хоть мы и пробыли там 5 минут — было жутко. Дышал часто, особенно, когда не мог пролезть. Было настолько узко, что пришлось снять баллон с воздухом со спины, и протаскивать за собой. Еще мы потеряли корреспондентку с другого телеканала — она заблудилась. Я одно время даже думал, что она держит меня за ногу. Но нет — это страх пробудил такие ощущения.

Дмитрий Дроздов.
Ирина Пергаева.

Андрей Оноприенко смахивает со лба пот — он руководил журналистами в дымокамере. И не скажешь, что этот крепкий человек по образованию бухгалтер. Полгода в офисе — и он сбежал в армию. А после нее пошел в МЧС.

Андрей Оноприенко,
старший пожарный:

Это была мечта детства, ровесники многие грезили о белом халате врача или шлеме пожарного. Я и космонавтом хотел стать, но сейчас понимаю, что пожарным работать интереснее: видишь результат своего труда. Это работа сложная, требует максимального напряжения сил. Но я люблю ее и тружусь с удовольствием.

Андрей Оноприенко.
Ирина Пергаева.

Воздух и вода

МЧСники проверяют у журналистов страх высоты: поднимают в корзине стрелы на высоту пятиэтажного дома. Пустяки. Максимальная высота подъема — 50 метров, это где-то 20 этажей. Закономерный вопрос: а как тушить то, что выше?

Объясняют: в высотных домах своя насосная система и пожарные краны на этажах. «Иногда, правда, рукава сами жильцы воруют. Огород на даче, наверное, поливать», — замечает один из пожарных.

Если полить огород напором из гидранта — никаких овощей не останется. Напор в десять атмосфер может снести человека с места. Мне доверяют три атмосферы. Рукав все извивается, пытается уползти. Приходится крепко прижимать его к себе, чтобы удержать. Такой себе питон под мышкой.

Это мы так, балуемся, поливаем асфальт. На соревнованиях у МЧС-ников проверяется точность: нужно наполнить пятилитровый баллон на расстоянии 30 метров от пожарного. Для этого необходимо попасть в десятисантиметровое отверстие.

«Да ладно, ты немногое потеряла, мы бы и сами туда не пошли», — на прощание все припоминают мне дымокамеру пожарные. Зря успокаивают — я сама понимаю, что она для них все равно что игра в песочнице. Не дай бог кому-то побывать на их месте во время реального выезда.

Если и вы хотите почувствовать себя пожарным, посмотрите видео Андрея Оноприенко.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость