Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Жизнь

Сматерившийся про елочку бийский пенсионер рассказал, как выживает на 5 тысяч

Бийский пенсионер Вячеслав Степанович, ставший мемом после матерного высказывания о городской елке, не хочет принимать деньги от посторонних и выживает благодаря «подножному корму», рассказал он корреспонденту Daily Storm.

Пенсионер в Бийске.
Пенсионер в Бийске.
Скрин с видео.

Что нового мы узнали о деде из репортажа

Вячеслав Степанович летом на своих десяти сотках под городом выращивает картошку и помидоры, а также держит небольшую пасеку. Запасает еду летом, чтобы зимой «не умереть с голоду», говорит он.

У деда есть автомобиль — прогнивший насквозь ВАЗ-2104. На ремонт требуется 25 тыс. рублей. Где взять эти деньги, Степаныч не знает. Говорит, если не починит авто, в следующем году на дачу ездить не сможет.

Издание рассказало, что у Вячеслава Степановича есть относительно молодая жена, которая работает. С ними живет теща, которая тоже получает пенсию. Интернет-комментаторы даже каким-то образом подсчитали: на семью выходит примерно 48 тысяч рублей. «Но с другой стороны, то, что дядя Слава и его родные не умирают с голоду, достойной старостью назвать сложно. Здесь, как ни крути, речь идет о выживании», — пишет Daily Storm.

Вячеслав Степанович слышал, что в интернете ему хотят собирать помощь, но принимать подарки не хочет. Он считает, что лучше помогать бездомным. «Вот кому помогать надо, их тут много бывает, человек по десять приходят, я им помогаю чем могу. Ну, там, банку солонины принесу, например», — рассказал он.

Чем шокировал Алтай московского журналиста

Материал Daily Storm интересен также впечатлениями от Барнаула и Бийска, которыми поделился автор. Вот несколько выдержек.

Местный колорит показал нам себя у автовокзала, где мы должны были сесть на автобус до Бийска. Никогда раньше не видел такого скопления микрокредитных организаций, букмекерских контор и ломбардов в одном месте. В европейской части России — точно. Около рядов уличного рынка тусуются наперсточники — верные спутники нищеты. Вспомните хотя бы, сколько их было в той же Москве 90-х.

В таких невеселых мыслях мы проследовали на автовокзал — место в каком-то отношении сакральное. Отсюда вы можете отправиться в еще более глубокую *опу, чем уже забрались. На промороженном железном заборе у остановки висел плакат Министерства обороны. «Горжусь своей Родиной» — вещала агитка. Позади в алом зареве восхода задорно бликовал разбитыми окнами заводской цех. Захотелось незамедлительно выпить.

А вот еще одни впечатляющие показатели: пенсию получают больше трети жителей Алтайского края. Ясно, что среди них не все пенсионеры по старости, но совершенно очевидно, что большинство — это старики. Остальные, вероятно, это инвалиды, малоимущие и прочие социально незащищенные слои общества. То есть из Алтайского края бегут все, кто это может себе позволить: молодые и здоровые. На малой родине остаются преимущественно сирые и убогие. Как и везде. Стабильность…

Но во дворе его любят. Добрый, веселый и совсем не пьющий — последний факт соседи дяди Славы выделяли особенно. Видимо, здесь это что-то вроде почетного достижения.

По случаю старик проводит импровизированный социологический опрос: узнает у всех встречных пенсионного возраста, сколько они получают. Результаты пугают. Оказывается, Степанычу еще повезло. Мы встретили женщину, у которой пенсия восемь тысяч. За коммуналку она отдает пять.

Разгоряченный самогоном, я пытался утешить Витю, приводя в пример города пострашнее, но выходило, честно говоря, на троечку. Из моего весьма богатого опыта поездок по стране навскидку в голову не приходило почти ничего хуже Бийска.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость