Жизнь

Свидетели и судьи. Алтайский дизайнер Алексей Шелепов о «цене» исторических событий, шрифтах и красоте старинных газет

Арт-директор ИД «Алтапресс» Алексей Шелепов обладает интереснейшей коллекцией раритетных газет. Большая часть ее представлена сейчас в краеведческом музее в экспозиции «Ротация времени». Дизайнер покупал их в европейских антикварных лавочках, на интернет-аукционах, принимал в дар от друзей и коллег. Расскажем, чем дороги эти старинные листки их владельцу и какой, вообще, смысл, коллекционировать «макулатуру».

Арт-директор ИД "Алтапресс" Алексей Шелепов.
Арт-директор ИД "Алтапресс" Алексей Шелепов.
Дмитрий Лямзин.

Ferrari, например

— С чего начиналась коллекция газет?

— Вообще, никто в детстве не мечтает стать газетным дизайнером. Я, например, мечтал стать автомобильным. Для этого я уехал после армии в Екатеринбург, тогда еще Свердловск, поступать в государственный архитектурный институт. Там была лучшая кафедра дизайна средств транспорта в Советском Союзе. Например, там учился легендарный Владимир Пирожков, который потом руководил департаментами дизайна интерьеров в европейских отделениях Citroen и Toyota.

Я сбежал из Свердловска в итоге, не поступил. И всю жизнь жалею об этом. Если бы я не бросил свою мечту, то у меня бы сейчас была коллекция не газетных страниц, а Ferrari, например.

Когда стал работать в издательском доме, понял, что газетный дизайн — это огромный и интересный пласт. И коллекция начала появляться совсем не как собрание раритетных принтов, а скорее как набор технологических образцов.

Большая часть моей коллекции — это современные газеты. Все сотрудники «Алтапресса» и мои друзья привозили мне из поездок по миру образцы. Мы на них учились, что-то копировали, что-то переосмысляли, иногда понимали, что в чем-то превосходим. Это такая совершенно практическая база, а не музейное собрание.

У меня есть современные газеты Ватикана, Лихтенштейна — интереснейшие издания. Недавно из Стамбула привез зеленую газету. Серьезно — на нее как будто ведро зеленки вылили. Понятно, что это цвет Ислама, и очень интересно, как такой религиозный атрибут применяют в дизайне.

Газета.
CC0

Готика и Кровавое воскресенье

— Каким был первый «экспонат»?

— Однажды много лет назад в одной европейской лавке раритетов я купил газету. Она не экспонируется на выставке — нельзя: так скажем, это издание сложного исторического периода XX века. Так и лежит в темном мешке в темном углу.

Примечательно, что вся газета набрана таким фактурным готическим шрифтом. Я очень удивился — как это вообще можно было напечатать, ведь газетный шрифт достаточно мелкий.

Тексты в большинстве старых европейских газет набирались антиквой — привычным нам простым видом шрифта с засечками. Он впервые появился на колонне Траяна в 113 году н. э., потому что его удобно было высекать. Потом была целая эпоха всяких разных декоративных шрифтов, в том числе, и готики. А когда пришло время печати, вернулись снова к более простой антикве.

И это странно, что более поздние издания вдруг выходят набранными готикой, которая очень капризно может повести себя при печати.

Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.

— Откуда взялись остальные экземпляры?

— В Европе, в частности в Барселоне, очень много старых газет продают в антикварных лавках. В Париже вообще есть специализированные магазинчики. Некоторые экземпляры мне подарили. Другие я нашел в интернете, там есть несколько площадок, в том числе Ebay. Тут можно немного о грустном — ведь есть же и упущенные экземпляры.

Я как-то раз нашел там удивительный образец: англоязычная газета, где на первой полосе сообщалось о Кровавом воскресенье. То есть зарубежные журналисты были непосредственными участниками тех событий. И даже фотографии сохранились, мы такие в России найти сейчас не сможем. Но я не успел купить этот экземпляр. Очень жалко.

Много бывает таких упущенных возможностей, потому что не всегда успеваешь следить за аукционами — надо делать реальные, современные издания, это моя работа.

Цифра

60 раритетных изданий представлено на выставке в краеведческом музее, всего в коллекции Алексея Шелепова около 100 печатных образцов.

Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.

Графический опыт

— Как дизайнеру тебе больше интересен графический смысл изданий?

— В профессиональном плане да. Поскольку основная моя страсть — это не коллекционирование газет, а их создание. Как я уже говорил, мы постоянно учимся. Не буквально, а скорее подсознательно. В коллекции сосредоточен большой графический опыт. Наверное, мы не можем его как-то сформулировать и вывести в конкретные макеты, но какие-то отдельные элементы в голове откладываем.

Например, есть зарисовка с похорон Чехова. Это натурально рисунок в стилистике раннего модерна. Очень интересно и неожиданно смотрится техника живого — журналистского — рисунка на первой полосе. Это некая версия знаменитых американских комиксов с судебных заседаний, только более художественно ценная.

Мы можем также проследить историю наборных шрифтов. Многие из них уникальны, они уже не существуют в металлических матрицах для печати и сохранились только на бумаге. Их можно восстанавливать и применять эту пластику, например, в работе над логотипами.

Найти что-то интересное в коллекции газет может каждый, кто так или иначе причастен к печати, — журналисты, полиграфические дизайнеры, иллюстраторы, фотографы.

Арт-директор ИД «Алтапресс» Алексей Шелепов.
Дмитрий Лямзин.

— Мы можем перенести сейчас раритетные «приемы» в современные издания?

— Технически это возможно, но целесообразно ли. Скорее это будет некий переосмысленный вариант. Хотя, например, в начале 1990-х в ИД «Алтапресс» стали издавать газету «Купи-Продай». Ее логотип был нарисован в стиле «модерн», это так называемый итальянский шрифт с обратными пропорциями, когда засечки толще, чем сами буквы.

Он был перерисован с ранних газет. Это было уместно, потому что в то время был востребован такой ретро-романтизм.

— Каков главный тренд современного издательского дизайна у нас в крае?

— Грустный. Еще лет 10 назад был колоссальный всплеск интереса к улучшению своей продукции: те, кто занимались издательством, высоко оценивали роль дизайна, выходило множество журналов достаточно хорошего эстетического уровня.

Даже районные газеты вдруг обратили внимание на то, как они выглядят. Большой редизайн провел, например, «Змеиногорский вестник».

Сейчас этот интерес погас. И речь не только о газетах, а в целом о полиграфии, и не только о периодической — это касается и книжного дизайна, и коммерческой графики — например, упаковки.

Может быть, дело в экономии денег, но этот регресс для меня очевиден. И я надеюсь, что он все же временный. Мы оптимисты — нам иначе нельзя.

Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.

Дизайн или журналистика

— В чем ценность газет из коллекции Алексея Шелепова? В их технологической, дизайнерской составляющей или все же в журналистском отражении событий?

— Скорее второе. Хотя музейная ценность издания иногда вовсе не коррелируется с отраженными в ней событиями. Если сейчас пройтись по бабушкиным квартирам, то там коллекции и почище нашей найдутся. Но по-настоящему ценных мало.

Допустим, вот в исторических мерках относительно недавняя брежневская эпоха. Но те издания, в которых сообщалось о смещении Хрущева, почему-то крайне редки, хотя выходили более чем огромными тиражами. С другой стороны газет про похороны Сталина огромное количество — боялись выбрасывать, наверное, — и поэтому у них нет ценности.

Есть так называемая Полоса Победы — передовицы майских газет 1945-го. Примечательно, что макет полосы от 10 мая и в «Правде», и в «Известиях», и в «Труде», и в «Красной звезде» — один и тот же. В «Правде» только портрет Сталина больше — вот и все различие. Эта полоса разошлась по многим музеям, но по-прежнему остается очень дорогой.

— А что касается европейских изданий?

— Европа — колыбель газет. В совсем старых изданиях, например, XVII-XVIII века, событийности мало, хотя эпоха французской революции, наверное, интересна. Они как раз больше ценны именно временем издания и, конечно, технологией — например, бумагой ручной работы, которая до сих пор не пожелтела.

Поздние экземпляры — XIX век и особенно XX — более событийны, в них огромное количество и исторических фактов и интересного иллюстративного материала — например, французская L`Humanite сообщает о смерти Пабло Пикассо, а Daily News — о том, что Нил Армстронг прогулялся по Луне.

Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.

Ценность макулатуры

— Коллекционирование газет — дорогое удовольствие?

— Примечательно, что в американском сегменте Ebay коллекционные газеты стоят очень дорого — там ценится история. В российском сегменте я однажды купил чуть ли не целую подшивку старых американских газет за какие-то копейки.

Я стараюсь покупать, так скажем, вещи недооцененные. То есть когда газета существует отдельно и лежит в лавке раритетов, она стоит дешево. Но приобретает настоящую цену, оказываясь в коллекции.

В Барнауле есть известный художник и дизайнер Александр Гордиенко. Однажды он принес мне пачку кубинских газет. Среди них было издание Juventud Rebelde от 1982 года, где на первой полосе напечатан репортаж о похоронах Брежнева. Пока эта пачка лежала у Саши дома, это была макулатура, теперь к ней появился интерес.

Диапазон цен широкий. Ту же Полосу Победы из «Красной звезды» я купил в свое время за 20 долларов, сейчас она стоит в десятки раз дороже. Существуют очень дорогие экземпляры — речь идет о сотнях тысяч долларов. Например, коллекционные газеты о гибели «Титаника». Гоняться за ними нет смысла.

— Есть ли эксперты, способные оценить газеты, и как, вообще, определяется цена?

— Наверное, есть и эксперты, я этим подробно не интересовался. Цена зависит, как я уже говорил, и от древности самого издания, и от событий, в нем отраженных. У коллекционных экземпляров заоблачная стоимость и успех на аукционах, у антикваров в частных лавочках — копеечный ценник, поскольку для продавца это макулатура.

Газеты.
Михаил Хаустов

Самая красивая газета

— Современные газеты каждой страны, наверное, несут некий национальный колорит. Какие нравятся больше?

— У изданий разных стран действительно свой стиль, подход и культурный уровень. Каждый по- своему хорош. Есть красивейшие греческие издания. Шведская Svenska Dagbladet сделана грамотно, технологично, строго.

Мне больше всего нравятся немецкие газеты — своим необычным форматом, подачей, внутренней атмосферностью какой-то. В нее входит все — и шрифт, и пропорции, и работа с пространством полосы, с иллюстративными элементами. Die Zeit просто великолепна, самая красивая газета в мире, на мой взгляд.

Можно подумать, что дело, например, в шрифте, в начертательных элементах, которые вызывают трудности в применении. В Грузии, где есть очень крутая, насыщенная, богатая культура, в том числе и необычный шрифт, 90% газет просто из ряда вон плохие.

При этом очень неожиданно я для себя открыл южнокорейские издания — купил в Сеуле все газеты, и они все сделаны идеально профессионально. Прям по западным меркам красивые. А, между тем, шрифт у них там почище грузинского, у него еще более странная пластика и эстетика, которая не укладывается в какие-то издательские каноны.

Антикварные газеты мне в Сеуле купить не удалось — цена на наши деньги около 45 тыс. рублей. История слишком дорого стоит.

При этом в Сеуле сохранились объемы и сама атмосфера издательства. Я как-то вышел ночью погулять, дошел до редакции — это натурально зеркальный небоскреб, работающий круглосуточно, откуда постоянно выезжают курьеры с пачками газет. Было неожиданно и приятно очень.

И еще у них сохранились уличные стенды, где свежие полосы газет вывешивают за стеклом — у нас после советского времени эта традиция потеряна. А там люди подходят, читают. Это в стране, где интернет практически бесплатный и смартфон стоит дешевле, чем газета. Удивительное открытие.

Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.
Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.
Выставка «Ротация времени».
Дмитрий Лямзин.

О чем еще рассказал Алексей Шелепов

— Спроси у любого журналиста, какой у него любимый шрифт, скажет — Times. Но он красивый только в латинице. Русский же Times просто чудовищный! Русифицирован он был в 1990-х впопыхах. Но почему-то все документы печатают именно так. К нему привыкли.

К знаменитому российскому дизайнеру и величайшему мастеру Юрию Гордону не раз обращались с просьбой перерисовать этот шрифт. Но это еще не случилось. И получается, что самый знаменитый российский шрифт — совершенно кривой! А его первоисточник — идеальный, красивый, истинно газетный.

— У «Алтапресса» десятки дипломов за газетный дизайн. Мы в этом смысле рекордсмены за Уралом, никто больше нас еще не собирал. Но самую ценную награду я получил от Дмитрия Андреевича Муратова*. Он приезжал к нам несколько лет назад, когда был редактором еще действующей «Новой газеты"*. Мы стояли здесь, в моем кабинете, и он сказал: «Леша, твой дизайн «Свободного курса» лучше, чем в моей газете». Это и есть мой главный «диплом».

*Дмитрий Муратов и «Новая газета» признаны иноагентами на территории РФ.

— Я широко специализированный в графике — работаю и с периодикой, и с книгами, и с упаковкой. С интернетом не работаю. Я не ретроград. Я аналоговый дизайнер.

— Не бывает любимого шрифта, любимого цвета и прочее. Использование каждого инструмента вовремя и в соответствии с задачей — вот это и есть красота. Я уверен, что для любого кривого шрифта есть слово, которое можно набрать только им и никак иначе.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость