Барнаул 21 ноября -25°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Актеры Хряков и Макарова получили «Золотую маску»

«Золотую маску» вручали в 12 часов. В 11.50я сидела на диване в курилке Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко и пыталась унять крупную дрожь. «Выдохни», — спокойно посоветовала актриса Наталья Макарова.

— Понятно, что мы ничего не получим. Ну… и что? Я вот встретил члена жюри, он хвалил спектакль. Было приятно, — разглагольствовал режиссер Владимир Золотарь. Артист Александр Хряков на это сказал, что как-то странно себя чувствует — будто на гастролях в Бийске.

— Ребята, почему я переживаю больше вашего?

— А мы все свои переживания отдали тебе, — усмехнулся Хряков.

Через несколько минут он вместе с Наташей Макаровой будет стоять на сцене атриума театра с «Маской» в руках. Он поблагодарит всю команду спектакля и расскажет о доверии к коллегам, от которого вырастают крылышки: «Теперь ими, наверное, можно и похлопать». Это будет последняя точка в двухлетнем барнаульском театральном романе, и тут уже можно не стесняться и заплакать.

Весело, отчаянно и яростно

«Войцека» в Москве играли 16 апреля. У входа толпился народ, спрашивал лишние билетики. Много было «уехавших барнаульцев». Артисты за кулисами в это время курили, пили кофе, ходили туда-сюда, переговаривались. Влетел Золотарь, близкий к самовозгоранию. Актеры собрались вокруг своего режиссера.

— Сегодня мы прощаемся со спектаклем «Войцек», — зловеще начал Золотарь. — Но попрощаться надо красиво. Играем весело, отчаянно и яростно! Понеслась!

Они взялись за руки, заряжаясь друг от друга, как от аккумуляторов, несколько раз резко выкрикнули «Хэй!» по-шаман­ски. И пошли на сцену.

Сцена, как потом рассказал Хряков, была ужасно пыльной. Губы пересыхали, трудно было дышать. Еще на репетиции выяснилось — что-то происходит со звуком, на первых пяти рядах вообще ничего не слышно. Актеры «давили на звуковую педаль». Было сложно.

Я снова удивлялась — как у них это получается? Почему у Саши Хрякова лицо светится, как будто под фонариком; почему грубые ухватки героини Натальи Макаровой складываются, как паззл, в раскаяние и нежность; как удается актеру Александру Сизикову передвигаться, не касаясь, кажется, ногами сцены, а Эдуарду Тимошенко, который играет, вообще-то, редкую скотину, — влюбить в себя половину зрительниц?

Смотрели — завороженные, застывшие, забывшие обо всем. В паузах было слышно, как дышит зал — как один большой человек.

В Москве вообще не принято вставать на аплодисменты, но тут — пригнись, Москва, Сибирь гуляет — сыграла свою роль барнаульская диаспора. Москвичи вставали вслед за нами. От аплодисментов болели ладони. Цветы дарили Макаровой, Хрякову… Вокруг Тимошенко скопилась стайка поклонниц с розами.

Принимали тепло; единственное — никого, кажется, не шокировали моменты, в Барнауле объявленные шокирующими. По-моему, это оскорбление: московские зрители как бы выставили барнаульских ретроградами, ханжами и просто не очень умными людьми.

Самая большая радость

Церемония проходила в атриуме музыкального театра, под стеклянной крышей, в которую то стучал дождь, то били солнечные лучи. Золотарь выгодно выделялся синей футболкой под олимпийкой на фоне одетых по дресс-коду в строгое черное актеров и журналистов.

Премии вручали ослепительные звезды российского театра. Константин Райкин, награждавший драматические номинации, сказал, что «Маска» — самая престижная из всех премий и наград. Самая солидная, дорогая, будоражащая нашу театральную жизнь: «"Золотая маска» дорогого стоит, потому что мы же все ужасно ревнивые. Трудно из нас высечь искру доброжелательности".

Когда на сцену вышла Майя Плисецкая, награждавшая за лучшие работы в балете и современном танце, зал встал. Номинантов в области музыкальных театров награждал Максим Дунаевский. Родион Щедрин однажды был членом жюри фестиваля, в этом году он получал премию за лучшую работу композитора в музыкальном театре, поэтому знал, как сложно получить эту награду: «Победители определяются тайным голосованием, все члены жюри — профессионалы, но эстетические позиции у всех разные».

Олег Басилашвили (он в том числе был соперником Александра Хрякова в номинации «Лучшая мужская роль в драме») искренне обрадовался: «Я не ожидал, что получу эту награду, потому что такое количество мужских номинаций, такие блестящие артисты, замечательные артисты, великолепные работы». На «Лучшую женскую роль в драме» номинировалась Алиса Фрейндлих. Но ни она, ни наша Наталья Макарова в этой номинации не победили — «Маску» вручили Полине Агуреевой.

Зато победил дуэт Александра Хрякова и Натальи Макровой — он получил специальную «Маску» от жюри драматического театра и театра кукол. Вторую такую же «Маску» получил «Берег утопии» РАМТ — спектакль, признанный одним из главных событий в российской театральной жизни этого года. А в прошлом году ее дали режиссеру Валерию Фокину за возрождение Александринского театра. Так что у нас отменная компания.

Вообще, если проследить за географией «Золотой маски-2009», то получается: лучшие драматические театры России находятся в Москве, Петербурге. И вот еще в Барнауле был.

Выражаем благодарность оргкомитету фестиваля «Золотая маска» и лично Марии Бейлиной.

Справка

Руководство Алтайского краевого драмтеатра и управления по культуре Алтайского края воздержалось от официального поздравления актеров с победой на главном театральном фестивале страны. Нижний Новгород встречал Золотаря и Макарову как героев — ликующими сюжетами во всех областных СМИ, а в театре на всех этажах повесили фотографии Натальи Макаровой и Александра Хрякова, которого там даже не знают.

Роман Должанский,
председатель экспертного совета фестиваля «Золотая маска»:

«Войцек» из Барнаула — это пример того, как интересный режиссер вступил в конфликт и с городом, и с труппой, создав им интересный спектакль. И из-за этого же спектакля лишился этого театра.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter