Барнаул 18 января -9°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Андрей Деулин: «Мы с Гасаевым начинали в „Калейдоскопе“ со стояния на сцене в виде скульптур»

Осенью этого года знаменитому барнаульскому театру-студии «Калейдоскоп» исполняется 35 лет. Altapress.ru публикует серию интервью с «калейдоскоповцами». Первая беседа была с подполковником Александром Лукиным, а теперь вашему вниманию мы предлагаем интервью с известным барнаульским бизнесменом Андреем Деулиным, который пришел в театр в конце 80-х, а в 90-е попал в КВН вместе с другими «каледоскоповцами», игравшими в томской команде «Дети лейтенанта Шмидта» (в проектах «Детей» Андрей иногда участвует и теперь).

—  Следите ли вы сейчас за тем, что делает «Калейдоскоп» или отдельные творческие единицы, выходцы из театра?

—  За ребятами слежу, а за «Калейдоскопом» меньше, они сейчас не так часто выступают, мне так кажется. Иногда попадаю на какие-то мероприятия. А так, конечно, понимаю, что Петька (Петр Винс — прим. авт.) что-то куда-то, Димка (Дмитрий Никулин — прим. авт.) что-то куда-то, да и Виталька (Виталий Гасаев — прим. авт.) периодически где-то что-то как-то. Специально не слежу, но созваниваемся. Когда бываю на выступлениях, то смотрю, как очень критичный зритель. А если знакомые выступают, то вообще лучше меня не спрашивать. Я прямо буду правду-матку рубить.

— И они не спрашивают?

—  Они меня знают.

— В коллектив «Калейдоскопа» в свое время влиться было достаточно непросто. Должен был пройти какой-то период, когда к человеку присматривались.

— То же самое происходит и в спортивной команде, когда приходишь и сидишь на скамейке запасных. Я это проходил — в сборной Барнаула по баскетболу я сидел на скамейке запасных две недели, потом плюнул и ушел, потому что это не вариант. Так же и в «Калейдоскопе» — первую роль тебе никто не дает, все дают маленькую роль сперва. Вынести стул, стоять в массовке. Мы стояли какими-то фигурами — была миниатюра про скульптуры, мы там одевали белые колготки. Я стоял, Виталька стоял — да все начинающие пережили эти скульптуры. Потом давали какие-то роли на подтанцовке, потом пару фраз спеть и сказать. Это нормально, действительно к тебе присматриваются, что ты можешь, да и ты сам в процесс вникаешь. Потом уже начали что-то придумывать, помогать, какие-то миниатюры, какие-то песенки, и дальше больше.

А попал я в «Калейдоскоп» из агитбригады под названием «Ваганты», где выступал с Виталием Гасаевым. Я там пел свою переделку песни Виктора Цоя под гитару, зал хохотал. Видимо из-за этого меня и позвали.

— Был ли какой-то момент, когда вы точно поняли, что стали «своим»?

— Это произошло постепенно — «старики» ушли, и мы, молодые, стали на первых позициях. Это естественный процесс.

— «Калейдоскоп» долгое время жил «семьей» — плотное общение, активная творческая жизнь. Что помогало справиться с кризисными периодами, которые бывают в любой семье?

— Может быть, вечерние посиделки… В основном ругань была не бытовая, а такая, когда придумываем, генерируем, кому-то что-то не нравится — это споры до хрипоты в творческом процессе. Бытовухи не было. Честно.

Я помню, что всегда Саша Полетаев покупал большую палку колбасы вареной, хлеба, бутылку водки и лука. На посиделках все и решалось.

— Можно ли считать ваше участие в театре, сценический опыт, поворотным моментом в жизни?

— Да, конечно. Я даже скажу больше, я отцу говорил в десятом классе, что я хочу поступить на режиссера, а он говорил: «Режиссер получает 80 рублей, а на заводе — 120». «Пойдешь энергетиком, а дальше хоть двор мети», — вот была его фраза. Получается, что со второго курса я занимался творчеством все равно. И дальше в «Калейдоскоп» попал и остался там. То, что я хотел, и получилось.

Что «Калейдоскоп» лично мне дал — знакомства новые. Второе — раскрепощенность в общении людьми. Некоторые при определенном количестве зрителей будут стесняться, а я это в меньшей степени испытываю.

— Какие ещё качества, которые проявились и развились в театре, сейчас пригождаются в работе, в жизни?

— Я сейчас трудовой коллектив собираю, декларирую информацию для них. А коллектив мужской, пытаются меня подколоть. Тридцати секунд нет, надо что-то ответить, причем так, чтобы поржали над человеком, а не над начальником. Но это скорее КВН дал, «Дети лейтенанта Шмидта». Гибкость, находчивость очень помогают в бизнес-переговорах.

Все рекламные продукцию всегда придумывал в нашей компании я — радиоролики, видеоролики. Первые годы в бизнесе я фонтанировал идеями.

Ко мне даже обращались люди в городе — они делали смешные открытки, я им придумывал слоганы и идею картинок. Они покупали эти идеи и делали открытки — такое было у меня хобби.

— Хочется ли найти выход этой творческой энергии сейчас?

— Да, интересно что-то попридумывать. Хочется найти людей, которые одержимы творчеством. Но, чтобы этим заниматься, надо отвлечься от всех взрослых проблем. Ребята, команда, меня зовут, но стесняются. После работы не всегда остаются силы на творчество. А на выходных иногда собираемся, в том же «Калейдоскопе».

Анна Мастерова, dlsh.ru

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter