Промышленность Алтая

Экономика

Партия сказала: «Надо!». Почему санкции не обвалили алтайскую промышленность и как она ответила на вызовы

Самые страшные сценарии развития экономики, написанные в первые дни после начала спецоперации, пока не оправдались. Это видно по итогам алтайских промпредприятий, в основном сумевших ответить на санкционные вызовы. Но сами промышленники понимают: чтобы кратно увеличить производство, как того требуют рынок и федеральные власти, нужны крупные инвестиции, станки и технологии. «СК» разбирался, почему санкции не обвалили промышленность региона и как завершится год.

Рабочие руки очень востребованы.
Рабочие руки очень востребованы.
unsplash.com

Опровергли сомнения

После ухода с рынка иностранных компаний перспективы российских заводов встать на их место выглядели сомнительными.

Износ станков и оборудования на предприятиях края превысил 60%, с тревогой констатировали власти региона еще в марте. Доля импортного оборудования во многих отраслях — 35−40%.

Зарубежные комплектующие и запчасти после начала спецоперации стали недоступны. И в этом, как тогда представлялось, главный риск.

Но промышленники опровергли сомнения. Самый здесь заметный пример — Алтайский завод прецизионных изделий (АЗПИ), преуспевший на ниве импортозамещения. Только за девять месяцев увеличил объем производства в 1,85 раз в натуральном выражении. В планах на весь год — двукратный рост.

Михаил Мишустин на Алтайском заводе прецизионных изделий. 2 марта 2021 года.
Екатерина Смолихина.

Готов к рывку

Руководитель АЗПИ Виктор Герман много лет критиковал промышленную политику федеральных властей. В первую очередь — за дорогие кредиты, ставящие крест на инвестициях в производство с его длинным циклом окупаемости.

Тем временем, предприятие сотрудничало с немецкой компанией R. Bosch GmbH — главным поставщиком топливной аппаратуры для дизельных двигателей в России. Переняло его опыт, модернизировало оборудование — в том числе, за счет солидной бюджетной поддержки.

Подняло уровень качества до «лучше немецкого» и внедрило у себя бережливое производство, сертифицированное партнером из Германии. В том числе при поддержке федеральных денег.

И после ухода Bosch АЗПИ оказался готов к рывку, что и показали первые результаты. Правда, ответить на вызов предприятию было непросто. Более 30 иностранных компаний после начала спецоперации отказались от поставок.

Рабочие профессии.
Pixabay.com

«Мы резко перенастроились — это была большая комплексная работа. Операционная деятельность в настоящий момент ведется без перебоев», — рассказала Анна Осинцева, зампред правления АЗПИ.

В целом же спрос на топливные системы от АЗПИ — единственного их поставщика в стране — подскочил в 8−10 раз. Задачу наращивать объемы предприятию поставили на встрече в Минпромторге РФ. «Будем выполнять», — заверили на заводе.

АЗПИ — не единственное алтайское предприятие, которое оказалось со своими импортозаместительными проектами в нужное время и в нужном месте. Так, Барнаульский завод мехпрессов запустил производство колесных дисков для сельскохозяйственной и тяжелой техники.

На барнаульском заводе механических прессов. Колесные диски.
mechpress.info

В дефиците диски были лет восемь. И вот теперь это предприятие — единственный их производитель в стране. После выхода на проектную мощность оно удовлетворит до 95% спроса российских и белорусских потребителей.

Оборонка на марше

Драйверами промышленного роста в Алтайском крае стали и предприятия ВПК, а также их партнеры и поставщики. Ключевые оборонные заводы (а их в крае восемь) к концу года нарастили производство на 30−60%, констатировал глава минпромэнерго края Вячеслав Химочка. Причины понятны: после начала спецоперации Минобороны резко увеличило заказы.

Сергей Ферапонтов, гендиректор ГК «Завод мехпрессов», говорит: «Пошел большой вал запросов — особенно на оборудование для ОПК». Этот завод — не оборонный, но единственный в стране производитель оборудования для изготовления гильз и пуль.

Сергей Ферапонтов, руководитель группы промышленных предприятий «Барнаульский завод мехпрессов»
Барнаульский завод мехпрессов

О двукратном росте гособоронзаказа сообщили на «Барнаултрансмаше», поставляющем двигатели для бронетанковой техники. К рывку трансмашевцы тоже готовились: только в 2021 году завод вложил в модернизацию почти 123 млн рублей.

Летом «Барнаултрансмаш» перешел под контроль госкорпорации Ростех: более 73% акций приобрело «Конструкторское бюро приборостроения» из Тулы, «дочка» ростеховского НПО «Высокоточные комплексы». По информации завода, перед ним поставили задачу резко нарастить объемы производства.

И теперь предприятие ищет резервы, восстанавливает старое и покупает новое оборудование, и нанимает новый персонал — неопытных обучает за свой счет.

А руководство укрепляет моральных дух заводчан, объясняя: двигатели сегодня «востребованы не меньше, чем в годы Великой Отечественной войны». Сборщики двигателей трудятся по 12 часов в смену, сообщала заводская газета.

«Барнаултрансмаш».
Анна Зайкова

Трудности перевода

Еще одним вызовом стали проблемы с экспортом. В первые же три месяца после ввода санкций один из крупнейших алтайских экспортеров — завод «Кучуксульфат» — сократил объемы на 50%. В Союзе промышленников края объяснили: от его сульфата натрия отказались Henkel и Procter&Gamble, самые крупные его покупатели, которым завод сбывал 70% продукции.

Но уже к осени завод нашел новых поставщиков на российском рынке и зарубежном рынках, увеличив отгрузку, в частности, компаниям Беларуси и Казахстана. И вышел на траекторию роста. В сентябре-октябре объемы добычи достигли 95−97% от уровня прошлого года.

Острые проблемы с работой на экспорт ощутил и барнаульский котельный завод — «Сибэнергомаш-БКЗ». И все из-за трудностей трансграничных денежных переводов.

Котельный завод «Сибэнергомаш-БКЗ».
Фото Максима Наземцева

«Экспорта у нас почти нет — доделываем крохи казахстанских заказов и бьемся за ручейки расчетов, — сообщил гендиректор Михаил Клугман. — Так как завод контролируется ВЭБом, наши управляющие компании попали в санкционные списки. И казахские банки не перечисляют деньги за поставленную продукцию».

В первом полугодии «Сибэнергомашз-БКЗ» получил убытки. По прошествии девяти месяцев их удалось компенсировать. Котельщики нашли замену зарубежным заказчикам внутри России — заработала программа модернизации тепловых мощностей ДПМ-2.

«Не скажу, что мы уникальное предприятие на всю Россию — нас таких три. Но все три перегружены. На три года вперед мы смотрим достаточно уверенно. А это время хотим потратить на диверсификацию и освоение продукции, не связанной с энергетикой», — рассказал Клугман.

Продукция «Сибэнергомаш-БКЗ» на одной из Красноярских ТЭЦ.
Altapress.ru

Впрочем, с этим вызовом справились не все. Самый крупный алтайский налогоплательщик 2021 года — завод «Алтай-Кокс» — оказался в отрицательной зоне. Производство кокса за девять месяцев просело на 5,4%. «Основная причина — внешнеэкономическая ситуация», — объяснил Вячеслав Химочка.

Спад на «Алтай-Коксе» (вместе с финансовыми результатами банковской сферы) уже привел к сокращению общекраевых поступлений налога на прибыль за девять месяцев года — такие данные привел глава краевого УФНС.

Впрочем, по сведениям минпромэнерго края, на планы развития завода это пока не повлияло. Инвестиционная активность на «Алтай-коксе», поставляющем значительные объемы кокса на внутренний рынок, остается высокой. Очевидно, сказался и суперприбыльный 2021 год.

На «Алтай-Коксе» 14 сентября 2020 года.
Altapress.ru

Неуязвимые инвестиции

Вообще, инвестиции — те затраты, которые в условиях неопределенности режут в числе первых. Между тем, в минпромэнерго этого не наблюдают.

Объемы инвестиций в основной капитал продолжают расти. По последним данным, в январе-октябре 2022 года они достигли 22,9 млрд рублей. Это на 1,7 млрд больше, чем за весь 2021 год.

Причем фактор неопределенности не заставил отложить ни один инвестпроект. И «Сибирь-Полиметаллы», реализующие проект общей стоимостью 40 млрд рублей, и Барнаульский меланжевый комбинат с проектом в 13 млрд, работают по графику. «Сибирь-Полиметаллы» закупили основное оборудование до введения санкций, объяснил глава минпромэнерго.

Технопарк «Юг Алтая».
Фото: Алтайский машиностроительный завод «Алмаз».

А в сентябре в Рубцовске ввели в эксплуатацию первый в регионе индустриальный парк «Юг Алтая», начатый в 2020 году. Оборудование для него тоже закупили заранее, финансово проект поддержало государство: из бюджета выделили 505 млн рублей, затраты инвестора — около 250 млн.

В итоге в регионе появился новый завод с современными металлообрабатывающими комплексами.

Известна лишь одна попытка отказаться от крупного проекта: собственник компании «АлтайБиоТех» хотел отказаться от строительства в Бийске еще одого технопарка со специализацией на выпуске БАДов. Но в правительстве края его убедили не бросать дело.

«В конце 2021 года комиссия одобрила выделение ему субсидии из федерального бюджета на сумму 500 млн рублей. Завершаются подготовительные работы для начала строительства объекта», — рассказал Химочка.

Барнаульский завод АТИ запустил новое инновационное производство из графита.
Дмитрий Лямзин.

Рубль крепчает

Что действительно мешало и мешает алтайским промышленникам, так это курс рубля к иностранной валюте — следствие сокращения экспорта. Из-за слишком крепкого рубля объемы снизились у шинного завода «Нортек», который много лет уверено их наращивал.

О том, что курс рубля к доллару промышленников не устраивает, сообщил и Артем Шамков, гендиректор «Барнаульского завода АТИ». В целом в компании получен положительный результат. Но по отдельным видам продукции все же наметился спад.

«Точка безубыточности наступает, когда курс доллара ниже 65 рублей. Соответственно, китайская продукция, конкурентная нам, начинает заезжать на территорию страны», — объяснил он.

Барнаульский завод АТИ запустил новое инновационное производство из графита.
Дмитрий Лямзин.

Впрочем, АТИ это не помешало открыть запустить инновационное производство.

Но о том, что крепкий рубль не дает конкурировать с поставщиками из Турции, Индии и Китая, говорили и сельхозмашиностроители. Но с учетом господдержки и хорошего спроса аграриев на отечественную технику и оборудование результаты производителей на Алтае положительные: плюс 15−20%.

И это в среднем: к примеру, барнаульская компания «Комплекс Агро», производитель зерносушилок и норий, рассчитывает на двукратный рост по итогам года.

Завод «ТД Комплекс Агро».
Анна Зайкова.

Краник не перекрыли

Altapress.ru также выяснил, как повлиял на промышленников разрыв с поставщиками оборудования, запчастей и материалов из «недружественных» стран. Здесь они применили два «лекарства»: замену поставщиков и параллельный импорт.

Так, Алтайский трансформаторный завод не смог в начале года приобрести окрасочную линию, под которую построил новый цех.

«К сожалению, оборудование, которое мы намеревались закупить, до нас не дошло бы — оно либо итальянское, либо датское. Нашли новых поставщиков. Если ничего экстраординарного не произойдет, к лету 2023 года запустим новую линию окраски», — рассказал Сергей Карлов, заместитель гендиректора «Алттранса».

Алтайский трансформаторный завод.
Анна Зайкова

Запчасти и расходные материалы для импортных станков многие уже научились привозить через посредников из дружественных стран. Но ситуация остается сложной.

Алтайские заводы «несколько месяцев после введения санкций искали аналоги импортных комплектующих, сырья, запчастей, оборудования. Большинство нашли, однако и в этом случае выяснялось, что не всегда партнеры готовы поставить нужный объем», — описало ситуацию издание «Толк».

Расплачиваться за поставки из-за рубежа пока удается. Хотя и не без трудностей.

«Краник еще не перекрыли. Худо-бедно переводим в Китай. Но Китай всего боится: „От этого банка не будем принимать платежи, давайте другой“, который не только не в санкционном списке, но и точно не кандидат в этот список. Что касается расходных материалов, то мы набрали их на год вперед. К тому же итальянцы не отказываются их поставлять: пообещали привезти в Москву на выставку. Сказали, что готовы взять оплату наличными», — рассказал гендиректор барнаульской промышленной компании.

Рабочие руки очень востребованы.
unsplash.com

Несчастье помогло

Надо сказать, что на фоне отдельных сибирских регионов результаты алтайской промышленности внушают оптимизм. К примеру, в Кемеровской области, где резко сократилось производство угля и стали, общие объемы в промышленности упали на 5,5% за девять месяцев.

В Алтайском крае — плюс 1,5% за девять месяцев и плюс 1,7% - за десять. «Промышленность региона диверсифицирована, а инвестпроекты реализуются при серьезной господдержке», — так объясняет результаты Вячеслав Химочка.

Так, в 2022 году два предприятия — «Карбон» и БМК «Меланжист Алтая» — привлекли на развитие производства льготные займы Федерального фонда развития промышленности на 3,9 млрд. рублей. Для сравнения: за все предыдущие годы фонд профинансировал только шесть проектов алтайских предприятий на общую сумму 971,1 млн. рублей.

АО Барнаульский меланжевый комбинат «Меланжист Алтая»
архив АО БМК «Меланжист Алтая»

Министр полагает, что и годовой итог будет положительным. Однако на вопрос, хватит ли промпредприятиям резервов для дальнейшего роста, пока нет однозначного ответа.

На последнем заседании Союза промышленников края директора предприятий говорили: заводам — в первую очередь оборонным — остро не хватает технологической базы. И ключевой вопрос: где взять средства на покупку оборудования?

«За 30 лет потеряно очень много мощностей в оборонке, да и не только в ней. Те болячки, которые мы приобрели в начале 1990-х, никуда не делись. Последние события, особенно текущий год, показали, что многое из сделанного тогда было неправильным и теперь надо все поправлять. Когда „отрубило“ Европу — самолетов нет, комбайнов нет, тракторов нет. Компонентов нет, станкостроения нет, инструментальной промышленности нет. Если есть, то в каком-то небольшом количестве, которое не может обеспечить страну», — описал ситуацию Виктор Герман.

Виктор Герман, председатель правления Алтайского завода прецизионных изделий, руководитель Союза промышленников Алтайского края.
Дмитрий Лямзин.

В этом смысле будущее промышленности все же неопределенное. Представитель Сибирской генерирующей компании рассказал об опыте получения «длинных займов» из Фонда национального благосостояния — средства выдали на срок от 10 до 15 лет под 3,5% годовых.

«В этом году у государства исчезла возможность инвестировать в иностранные активы. И стало поняло: можно вкладывать внутри страны и получать отдачу. Не было бы счастья, да несчастье помогло», — прокомментировала «СК» Екатерина Степина, директор по взаимодействию с госорганами СГК.

Но ясно, что льготные займы из ФНБ — инструмент, доступный далеко не всем желающим.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость