Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Pучное золото

В Барнауле есть признанные мастера-ювелиры высокого класса. Их немного, они живут сами по себе, и в отличии от сверкающих огнями бриллиантов ювелирных магазинов, не выставляют свою продукцию напоказ, а тихо работают с клиентом один на один. Ни какой громкой рекламы, ни каких грандиозных выставок. Может быть поэтому кому-то этот вид бизнеса кажется убыточным, кому-то сверхприбыльным, а кому-то — криминальным. Алексей Смолянинов, директор ювелирной мастерской «Стезя» в интервью нашей газете приподнял завесу таинственности над ювелирным бизнесом.

Две большие разницы

— Алексей Алексеевич, что сейчас предлагают на алтайском рынке местные производители ювелирных изделий?

— Сразу уточню, что изготовление и производство драгоценностей — две разные вещи. Изготовление — это работа на заказ, то есть единичное, эксклюзивное создание ювелирной вещи из материала заказчика. В принципе, это обыкновенное бытовое обслуживание жителей города. А производство — серийный выпуск ювелирных изделий теми или иными партиями. В данный момент ювилирные вещи изготавливают около 15 мастерских. Я не говорю о ремонтных мастерских, которых свыше 40. Изготовители работают и по одиночке, как, например, мастер-ювелир высочайшего класса Виталий Лаптев, и коллективами. Например, мастерская Евгения Александрова, где работает целая команда специалистов. А вот на производство ювелирных изделий, насколько я знаю, решаются не многие.

— То есть, производство — это следующая ступень в развитии ювелирных мастерских?

— В общем да. Несмотря на то, оба направления — самостоятельные сегменты в работе мастерской. Начало серийного производства драгоценностей поднимает ювелирное предприятие на новый уровень. Улучшаются экономические возможности предприятия, поднимаетя имидж, привлекаются новые клиенты и т.д. В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге всякая уважающая себя ювелирная мастерская стремится к созданию своих эксклюзивных серий драгоценных изделий. Собственно говоря, с началом производства мастерская приобретает совсем другой статус.

— А сколько ювелирных мастерских в Барнауле могут похвастаться серийным литьем?

— Потенциал открыть производство есть у многих. Я слышал, в нескольких местах литейки установлены. Однако, об этом никто старается не распространяться: начать такое дело сложно и с организационной и с технической стороны. Мы вот к этому только готовимся, но уже на время прекратили рекламировать свой основной вид деятельности — изготовление на заказ.

— А есть ли уверенность, что выйдя в тираж, мастерские смогут конкурировать с крупными производителями? Не лучше ли заниматься привычным делом — выпуском эксклюзива?

— Дело в том, что вкусы наших клиентов меняются. Пять лет назад многие приобретали золото в качестве вложения капитала и мало обращали внимание на художественную ценность изделия. Сейчас люди начинают покупать драгоценности, связывая их с теми или иными темами, событиями в своей жизни. И не всегда нужное можно найти в магазинах, даже при заметном в последнее время расширении их ассортимента. Все же это ширпотреб. Вот здесь наши небольшие партии изделий, выполненных с высоким художественным вкусом могут подойти потребителям. Думаю, что через пять лет потребность в таких драгоценностях будет велика.

«Мутное» золото

— Как вы оцениваете качество драгоценностей, продающихся в магазинах?

— Я недавно читал статью в «Аргументах и фактах», где представители прокуратуры рассказывали о своих исследованиях ювелирной продукции, лежащей на прилавках. Так они прямо заявили, что свыше 70% того, что продается, не соответствует тому, за что выдается. То есть, товар с биркой от какой-то известной фирмы либо произведен в наших подпольных мастерских, либо это турецкая продукция с перебитыми «чикухами». К нам, например, приходит клиент с порваной цепочкой, купленной месяц назад. Приносит цепочку с биркой, коробочкой и пломбой от российского производителя. Я разглядываю цепочку и нахожу на ней турецкую пломбу. Парень обалдел.

Тут вот какая тонкость: турецкая ювелирная вещь проходя таможню должна быть обязательно опробирована российскими специалистами и они ставят на ней российское клеймо. Далее турецкая проба тем или иным способом удаляется, и изделие «подгоняется» под чью-либо известную марку и продается. Турецкие изделия дешевле других, и на разнице этих цен люди хорошо зарабатывают.

— То есть это махинации на золоте?

— Махинации это или нет, но это то, что сегодня наблюдается. Такой работой может заниматься даже не мастерская, а любой магазинчик, ведущий внешнюю торгово-закупочную деятельность. Я не говорю, что это делают все. Я даже считаю, что процент данной продукции в магазинах ниже, чем привели работники прокуратуры. Но, факт есть факт. Хотя сейчас есть тенденция к увеличению в магазинах качественной продукции из заводов Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и т.д.

— У многих людей твердое сложившееся мнение о том, что ювелирное дело — полукриминальный бизнес. На чем основываются такие мысли?

— Корни этого лежат еще в совдеповских временах. Золото всегда было подакцизным товаром, и поэтому находилось под соответствующей уголовной статьей, как и брилианты. Во всем цивилизованном мире такого нет. Там золото и камни находятся в свободной продаже. А раз у нас ювелирная деятельность «висела под статьей», то и отношение к ней у населения складывалось соответствующее. Только недавно Путин, видимо для скорейшего вхождения Pоссии в ВТО, издал указ о том, что золото поступает в свободную продажу, и с него были сняты акцизы. Помимо этого, многие из тех, кто занимался золотом в советские времена, проводили определенные операции теневым способом. Это тоже отложило свой отпечаток на мнение населения.

— Когда вы принимаете золото у клиента для изготовления изделия вы уверены, что это «чистое» золото? Что человек его не украл и не принес переплавить?

— Меня это в абсолютно не волнует, так как мы работаем по квитанциям строгой отчетности. Да я и не смогу определить ворованная вещь или нет, на ней ведь этого не написано. К тому же не моя обязанность заниматься определением криминального товара. Этим должны заниматься правоохранительные органы. К примеру, принес мне мужик золото для заказа. Что мне вызывать милицию, чтоб они его проверили?

Высокая мода

— Изделия из какого металла более популярны сейчас у будут модны вскоре?

— Серебро сейчас пользувется более активным спросом, чем год-два назад. Тенденция роста спроса на этот металл явно прослеживается. Я связываю это прежде всего с бумом на серебро, который начался на Западе пять-шесть лет назад. Этот бум продолжается: сейчас там даже бриллианты в серебро ставят. Западные люди как роботы: вышла известная модель на подиум в серебре, значит это модно. Значит все пошли покупать серебро. Недавно процесс перекочевал в Москву и потихоньку движется к нам. Кстати, в Pоссии в дореволюционные времена серебро считалось очень благородным металлом. Золото — дорогим, а серебро — именно благородным. Та же церковная утварь делалась из серебра. Возможно, возврат к корням тоже влияет на повышение популярности металла в народе.

— Кто из известных персон заказывал у вас ювелирные изделия?

— Не корректно называть конкретные фамилии. Могу сказать, что такие заказы время от времени поступают. Вот, кстати, мы недавно изготовили для Алтайской ТПП золотые и серебрянные значки членов этой организации.

— Ювелирам города магазины, торгующие драгоценностями составляют конкуренцию?

— В принципе, мы работаем в двух разных нишах, но ниши иногда пересекаются. Мы стараемся поднять престижность ручного труда, конечно, при качественно выполненном заказе. Но человек по старинке идет к нам, думая что у нас изготовить изделие дешевле, чем купить в магазине. И нам чтобы не потерять клиента, действительно приходится изготавливать продукцию по низким ценам. Здесь мы создаем магазинам некоторую конкуренцию. Хотя, конечно, эксклюзив должен стоить дороже, чем ширпотреб, и мы будем постепенно убеждать в этом клиента.

Конкуренция усилится, когда мы перейдем на промышленное литье и будем продавать серийную продукцию в своих магазинах. В последние три года наблюдается тенденция увеличивается количества ювелирных магазинов и, главное, качество представленных в них драгоценностей. Приходят серьезные игроки с длительными намерениями работы, такие как «Оливин», «Адамус» и т.д. Они, естественно, увеличивают конкуренцию прежде всего на своем рынке, но и конкуренцию у нас. И это хорошо — магазины заставляют нас делать что-то новое, отличающееся от того, что продают они.

А вот в ювелирных мастерских магазины конкурентов пока не видят и, видимо, это логично — слишком несоизмеримы объемы их продаж по сравнению с нашими. Но мы будем развиваться. Скоро увидим, что будет дальше.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость