Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Темный лес

Были времена, когда заготовка и переработка древесины играла в экономике Алтая существенную роль. Однако после акционирования государственных леспромхозов (ЛПХ) и последовавшего вскоре их развала, отрасль развиваться перестала. Лесхозы же, не имея ни оборудования, ни финансов для его приобретения, занимались своими прямыми обязанностями: охраной леса, пожаротушением и восстановлением лесных угодий. Но несколько лет назад древесина стала востребованным товаром как на внутреннем, так и внешнем рынках. Лесопереработка в крае заметно оживилась и прежде всего за счет предпринимателей, которые, имея даже одну пилораму, получали доход. Однако сейчас государственные лесхозы медленно, но верно вытесняют с рынка переработки древесины частников. И в этом, кстати, их поддерживает власть.

Pубки дохода

Когда ЛПХ отправились в самостоятельное «плавание», лесхозы, которых на Алтае имеется 39 штук, остались на федеральном финансировании. Государство перечисляло им 75% от бюджетных потребностей. Остальную сумму лесхозам нужно было зарабатывать вспомогательным производством (это доходы от оплаты лесобилетов, сбор грибов и ягод, оказание различных услуг). Однако собственные заработки постепенно с трудом покрывали потребности предприятий, поскольку доля федерального финансирования с каждым годом уменьшалась.

Выход из непростой ситуации был вскоре найден. Следовало увеличивать доходность от той части леса, которую позволяется обрабатывать только лесхозам (смотрите справку. — Прим.ред.) А поскольку потребность в лесе у мелких частных лесопилок возрастала, то увеличивался и требуемый объем круглого (в бревнах) леса. В момент пика спроса на «кругляк», который наблюдался на рынке пять лет назад, лесхозы стали почти монополистами в области заготовки леса в Алтайском крае. Как оказалось, заготавливать кому-либо древесину в рубках главного пользования просто невозможно. Во-первых, эти рубки очень удалены от коммуникаций, и нужно самостоятельно прокладывать к ним дорогу. А каждый ее километр в том же Салаирском кряже, по словам Владимира Шершенва, начальника отдела лесопользования Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов (МПP) PФ по Алтайскому краю, обошелся бы примерно в 4 млн. рублей. Чтобы он стал окупаемым, необходимо заготавливать в округе не менее 10 тысяч кубометров леса, такой «частокольный» лес сейчас найти трудно. Во-вторых, объем хвойного леса (сосны), которая используется в деревообработке на Алтае в подавляющем количестве, там очень невелик. В 2002 году из 1,82 млн. кубометров предлагаемых рубок главного пользования «хвоя» составляла всего 326,4 тысячи кубометров. Идти в такой «темный лес» мало кто из частников решится.

Зато у лесхозов хвойный лес прямо под боком. Им не надо вносить никакую плату за его использование, а делать рубки ухода — это их «святая обязанность». По сведениям нашего источника, себестоимость производимой лесхозами продукции в три раза меньше той цены, за которую она продается. Да и проверять, действительно ли заготовка леса проводилась по всем правилам и в нужном количестве, приходится только самого себя. Вот почему именно гослесхозы в области заготовки леса добились впечатляющих результатов (см. диаграмму. — Прим. ред.) И, как видно, эти объемы рубок ухода уже недалеки от тех, которые ежегодно необходимо осуществлять в рубках главного пользования. В прошлом году во всех 39 лесхозах заготовку леса вели 232 бригады, на участках работали около тысячи человек.

Невидимая рука власти

Не чувствуя конкуренции со стороны частного бизнеса, лесхозы не могли не «поиграть» и на рынке древесины. Цена предлагаемого сырья («кругляка») стала для многих переработчиков неприемлемой. «Дошло до того, что нам пришлось закупать лес в Красноярском крае и Иркутской области, благо были некоторые „подвязки“ на железной дороге, — поведал нам один из источников, еще два года назад занимавшийся переработкой „кругляка“ в крупных масштабах. — Но когда наш железнодорожный ресурс выдохся, пришлось закрывать предприятие из-за нерентабельности переработки». Сворачивает свою деятельность по лесоперерабатывающему направлению и группа компаний Standart Groop. По словам технического директора Владимира Березикова, это направление стало малорентабельным, в том числе — в связи с высокими ценами на сырье.

Между тем алтайские лесхозы снижать цены на сырье не будут уже по тому, что круглый лес по цене 750−850 рублей за кубометр прекрасно устраивает трейдеров как ближнего, так и дальнего зарубежья. В этом году на внешнеэкономическом направлениям, от Прибалтики и Скандинавии до Казахстана, Китая и Афганистана работают 11 лесхозов. А общемировая цена за 1 кубометр «кругляка» варьируется в пределах $ 70−80, так что цену можно еще поднимать.

Но лесные хозяйства на заготовке древесины решили не останавливаться. И это, в общем-то, логично — из 1254 тысяч кубометров сырья 2002 года только 501 тысяча была реализована в переработанном виде. А ценовая разница между кубом «кругляка» (850 рублей), плахи необрезной (1500 рублей) и плахи обрезной (2000 рублей) очевидна. Еще нужно учитывать тот факт, что плаха — это только первичная обработка круглого леса, выход же на глубокую переработку вообще сулит лесхозам головокружительные доходы.

Поэтому сейчас в лесхозах алтайского Управления МПP идет активнейшая работа по организации на предприятиях цехов лесопильного и деревообрабатывающего производства. «Мы за ближайшие годы планируем провести три очереди перевооружения, — говорит Валерий Кузнецов, замначальника отдела лесопользования по переработке древесины. — Сначала необходимо нарастить в лесхозах объемы и повысить качество лесопильного производства, затем будет происходить поставка сушильного оборудования и, наконец, нужно будет установить оборудование вторичной глубокой переработки (цеха домостроения, столярки и т.д.)».

Учитывая тот факт, что лесхозы уже приобретают высокотехнологичные лесопильные линии импортного производства, можно сказать, что процесс завоевания лесопереработки уже начался. Кстати, 23 января 2003 года алтайским Управлением МПP и администрацией края была утверждена «Программа технического перевооружения лесопильно-деревообрабатывающего производства в лесхозах Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды МПP Pоссии по Алтайскому краю до 2005 года». В ней предусматривается оказание помощи со стороны властей в получении лесхозами банковских кредитов. «В этом году Михайловский, Каменский, Мамонтовский лесхозы и Бийский лесхозтехникум уже их получили, — говорит Валерий Кузнецов. — По программе до 2005 года кредиты в размере 70−80 млн. рублей на переоснащение оборудования должны получить 17 лесхозов».

«Лесхозы кредитуются совокупными средствами из краевого бюджета и Сибсоцбанка, — комментирует ситуацию Иван Беляков, замначальника Главного управления экономики и инвестиций администрации края. — Схема получения кредита сложная, но надо помогать развитию наших лесхозов». Почему же чиновники способствуют развитию не частного бизнеса, а государственных предприятий? Видимо им кажется, что так работу лесхозов будет легче контролировать, у лесников останется меньше шансов уходить от уплаты налогов. Да и вообще, госструктуры как-то ближе и надежнее, чем какой-то бизнесмен. Необходимо иметь в виду и социальный аспект, включая создание новых рабочих мест в дальних селах, увеличение доходов в местные бюджеты, поддержку сельской инфраструктуры через развитие лесхозов. Это уже не погоня за прибылью, а «убийство десятков зайцев».

Pояль в кустах

Однако ставка только на лесхозы может обернуться и неприятностями. Если на Алтае промышленных лесопереработчиков почти не осталось, то в Красноярске, Иркутске, Карелии, Ленинградской, Архангельской областях и других регионах они играют важнейшую роль. Эти предприятия настаивают на том, чтобы Лесной кодекс, действовавший в течении последних пяти лет, был изменен с учетом их пожеланий. Они уже получили воплощение в нескольких новых редакциях главного лесного документа. Среди них есть и революционные предложения о которых уже высказался министр экономического развития Герман Греф: «Лесные угодья в Pоссии можно будет брать в аренду и концессию, а также приобретать в частную собственность».

Права на аренду или концессию лесных угодий можно будет приобрести на аукционе. Договор аренды будет оформляться на 49 лет, при этом арендатор сможет использовать свой участок в любых целях, кроме изъятия ресурсов. А концессия оформляется на 99 лет и позволяет изъятие природных ресурсов. На аукционах лесные угодья можно будет приобрести и в собственность, при этом собственником может стать как юридическое, так и физическое лицо. Принятие нового Лесного кодекса должно было состояться в ноябре этого года. Но до конца 2003 года из-за предстоящих выборов в Госдуму этого, видимо, не случится.

Ясно одно: в случае принятия нового варианта Лесного кодекса все планы развития алтайских лесхозов окажутся под ударом. Возможно, им придется вообще выполнять только контролирующие функции, даже лесные пожары будут тушить совсем другое ведомство — Министерство по чрезвычайным ситуациям. Леспром Алтая стоит перед этапом серьезных перемен. И чем они обернутся, сказать пока невозможно.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость