Политика

Белая ворона без мозолей на коленях

В Алтайском крае есть только один человек, который одновременно занимает два депутатских кресла — в краевом Совете народных депутатов и в Барнаульской городской думе. Это Дмитрий Чикалов. Он ни руководитель предприятия, ни директор банка, ни глава города или района. Он обыкновенный учитель черчения и труда в школе № 112. Он не входит в крайсовете ни в одну политическую фракцию, задает самые неудобные вопросы и много выступает. Коллеги-депутаты прозвали его Чикатило.

Возмутитель-одиночка

— Дмитрий Сергеевич, почему вы не вошли ни в одну из фракций крайсовета?

— Потому что у нас их только две. Была бы еще какая-то, может быть, и вошел бы.

Уже на следующий день после моего избрания мне домой позвонили промышленники и предложили войти в их союз. Я говорю: «Какой я вам промышленник? Или вы хотите, чтобы я вам лишний голос при голосовании давал? Так я этого делать не буду».

А фракция НПСР… Я давно с ними общаюсь. Но считаю, что их цель не отвечает названию — Народно-патриотический Союз. Они защищают интересы не народа, а определенной элитной группы людей в их предвыборных кампаниях и повседневной деятельности. И это мое мнение неоднократно подтверждалось.

Например, я четыре раза выносил на рассмотрение крайсовета вопрос о том, чтобы не продавать в Барнауле 14 социально значимых объектов, в том числе Дома быта на проспекте Ленина. Я был против. И когда промышленники долбили меня за мою позицию, товарищи, которые называют себя Народно-патриотическим Союзом, спрятали языки в одно место и посиживали.

— Вы действительно один из возмутителей спокойствия в крайсовете и городской Думе. Не за это ли вас прозвали Чикатило?

— Чикатило — это потому, что достаю всех. Когда вижу, например, что имущество разворовывают, я в прокуратуру иду. Причем делаю это открыто. Думаю, что меня скоро начнут с Шандыбиным сравнивать. Я его сам не уважаю, но из него порой совсем дурачка делают. И я замечал, что меня тоже иногда пытаются представить недотепой. Высокомерие от других депутатов исходит. Мы же разные по положению в обществе.

Депутаты зависимы

— И как вы себя чувствуете среди гигантов алтайской политики и бизнеса?

— Уверенно. Я получаю удовольствие от того, что могу, используя депутатский мандат, на высоком уровне говорить такие вещи, которые не все привыкли слышать. Ведь и в краевой администрации, и в крайсовете привыкли к дифирамбам. Если они их заслуживают — я встаю и благодарю. Но никогда у меня на коленях мозолей не было и не будет.

И хотели бы меня иногда достать. Но не могут. Как депутата меня отозвать очень трудно. По линии работы тоже ничего не сделать: для того чтобы уволить учителя высшей категории, нужно получить согласие вышестоящего профсоюзного органа. А этот орган — краевой независимый профсоюз учителей — я и возглавляю. Вот и получается — око видит да зуб неймет.

У нас в городской Думе депутаты — семь директоров школ, два ректора, два главврача — работают на срочной контрактной службе. Я им говорю: «Мужики, зачем вы пошли в депутаты? Ведь даже если вы будете согласны со мной, все равно так не проголосуете». Потому что их на следующий же день вызовут и скажут: «Вы что-то не очень правильную позицию занимаете в Думе. Когда у вас срок контракта заканчивается?»

— Какой вес имеет мнение председателя крайсовета Александра Назарчука и губернатора Александра Сурикова при принятии законов?

— Хм… Немаловажное. В крайсовете, конечно, есть люди не очень зависимые. Часовских, например. Кажется, он единственный осмелился задать вопрос, когда мы обсуждали исчисление сроков губернатора. Он сказал, что заключение юристов гласит: решение исчислять сроки с 2000 года незаконно. Ему пытались объяснить, что закон вышел в 1999 году и обратной силы не имеет. Но фактически-то что получается? Кто был у нас губернатором с 1996 по 2000 год? Суриков был! Как не считать?

Но в большинстве своем депутаты зависимы. Назарчук иногда даже злоупотребляет своим положением. В феврале на сессии я внес дополнительным вопрос об обеспечении больных диабетом инсулином. Докладчиком я обозначил себя. А когда подошло время, Назарчук объявил другого докладчика. Но повестка и любые ее изменения утверждаются голосованием. Вот элементарное нарушение регламента.

К позиции Сурикова многие относятся еще более тщательно. Депутаты ведь знают, что поименную распечатку голосования по каждому вопросу можно легко посмотреть. Боятся «против» голосовать.

— Какой закон или постановление из недавно принятых, по-вашему, нельзя было принимать?

— Мы три месяца подряд рассматривали постановление по поводу ставок арендных платежей. В январе мне удалось доказать, что этот документ либо сырой, либо лоббирует интересы небедных людей. Я приводил в качестве примера: банки, казино, рестораны, аптеки платят за аренду мало. Банки, например, — 21 рубль за квадратный метр в месяц. При этом коммерческие структуры платят самое меньшее 250 рублей. А в «Красном», «Ультре», «Вавилоне» — тысячу. И столько же платят тетки, которые стоят на базаре!

В сентябре была введена новая методика, благодаря которой поступления в бюджет должны были увеличиться в 2,5 раза. Так черта с два! Чтобы крупные предприниматели стали нам платить в бюджет! Нет, они привыкли пользоваться бесплатно.

Завоевывать избирателей надо ногами

— Вы рядовой учитель, у вас нет грандиозных доходов. Однако считается, что деньги обеспечивают успех избирательной кампании. Как вам удалось завоевать голоса своих избирателей?

— Деньги играют решающую роль для тех, кто не пользуется большой поддержкой населения. Только тогда этим кандидатам удается развернуть широкую кампанию. Реклама срабатывает.

А мы — те, кто не имеет денег на большие рекламные кампании, — зарабатываем очки в течение многих лет. Когда была предвыборная кампания, я набирал себе баллы ногами. Встречался с людьми, рассказывал свою позицию. И потом, я работаю учителем. Учительство города меня знает довольно хорошо.

— А каким, на ваш взгляд, будет новый состав крайсовета?

— Хоть и называется он краевым Советом народных депутатов, но из всех депутатов ближе всех к народу, может быть, только один Чикалов. Наверное, еще Вервекина. Солнцева вышла из народа. А все остальные — какой же это народ?

Я не говорю, что в Совете должны быть только работяги. Какого фига мы бы, колхозники, собрались? Конечно, нужны люди образованные, разбирающиеся в экономике, политике, юридических нормах. Но! Должно быть больше представительство активных, грамотных и — главное — независимых людей.

— А вы помогали как-то своим избирателям?

— Недавно удалось додавить ситуацию в Топчихинском районе. Это даже не мой округ, но я там часто бываю. Там есть небольшая деревушка Комаринка. Приезжаю, спрашиваю: «Детские пособия получили?». Отвечают, что нет. Я написал депутатское обращение в районный комитет по соцзащите. Приходит ответ с отказом. Я взял его и пошел в краевой комитет по соцзащите. Говорю: «Это что?! Когда бюджет принимали, я, первый зачинщик всех войн по детским пособиям, выбил дополнительно 60 миллионов рублей». Всей деревне детские выплатили. Мне потом позвонили оттуда: «Приедешь, Дмитрий Сергеевич, мы тебя поить будем».

— Как ваша семья относится к тому, что вы депутат?

— Они уже привыкли. Мне ведь ни днем, ни ночью покоя нет. Телефон постоянно дзинь-дзинь. И потом, я тугодум: если пишу статьи или изучаю документы, то это до трех ночи, до пяти утра. Детей пораньше отправляю спать, жену — на дежурство.

— Собираетесь в следующем году баллотироваться?

— Обязательно. Работа эта втягивает. Тем более я сейчас опыта набрался и сделать смогу, наверное, больше. Баллотироваться буду опять и в крайсовет, и в гордуму.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость