Политика

Германия выбирает

Парламенты и канцлеры уходят — демократия остается В начале нынешней осени Германию дважды накрыло: сперва волной наводнения, потом — избирательных страстей. «Таких захватывающих парламентских выборов послевоенная страна еще не знала», — в один голос заявили международные наблюдатели и сами немцы.

Блок 1. «Зеленые» спасли «красных» Выборы в бундестаг стали серьезным испытанием для социал-демократов («красных») во главе с Герхардом Шредером. Ведь если бы не успех заметно прибавивших «зеленых» (партии «Союз-90/Зеленые»), у правящей коалиции не было бы даже минимального парламентского большинства. Социал-демократы (СДПГ) и их главные оппоненты христианские демократы (ХДС/ХСС), оправившиеся после неудачи на прошлых выборах, до самого финиша шли, как говорят немцы, «голова в голову» и в итоге получили равное количество голосов — 38,5 процента.

… К шести часам вечера в воскресенье, 22 сентября, в берлинской штаб- квартире ХДС/ХСС творилось нечто невообразимое. В шесть заканчивалось голосование, и при каждом новом сообщении с мест политтусовка из нескольких тысяч человек, набившихся в две огромные палатки, примыкающие к офису партии, взрывалась ликующими криками и овациями, река бесплатного пива разливалась с новой силой. Ведущие политики-консерваторы с видом победителей сменяли на мониторах штаб-квартиры один другого, кандидат в канцлеры председатель ХСС и премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер принимал поздравления.

Либералы вели себя с подобающим правящей партии достоинством. Их штаб в изящном современном Вилли-Брандт-хаузе не сотрясали громовые аплодисменты, пиво подавалось вперемежку с кофе, но попасть в резиденцию канцлера Шредера было гораздо сложнее, чем к его возможному преемнику. Несмотря на правительственную аккредитацию, пришлось простоять больше часа у входа в ожидании оформления дополнительного пропуска. На мониторы Вилли-Брандт-хауза рядом с уверенным жестким лицом канцлера Шредера и его соратников демократично проецировались физиономии кандидатов от различных партий. Но в воздухе были разлиты напряжение и тревога.

Все разрешилось окончательно к четырем часам утра в понедельник. Вместе с «зелеными» СДПГ перевесила ХДС/ХСС. В резиденции канцлера Шредера облегченно вздохнули. Блок 2. У них — не как у нас

В день выборов почти по всей Германии шел дождь. К полудню с момента открытия (8 утра) на избирательном участке в студенческой столовой университета имени Александра Гумбольдта в Берлине побывали только 150 избирателей. Председатель избирательной комиссии Гюдиге Рейх посетовал, что, возможно, из-за погоды многие не придут голосовать. Но вопрос, не отправятся ли его помощники с урнами по домам, воспринял с откровенным удивлением: «Больные, немощные, инвалиды и все желающие могли сделать свой выбор заранее, проголосовав по почте. Воспользовавшихся этой современной формой участия в выборах набирается до 25 процентов. Ну, а остальные по закону должны явиться на избирательный участок».

Участки в Германии маленькие. В списках у Рейха 850 человек. Все они распределены по десяти поло-возрастным группам. Практически каждый человек на виду. Так что даже супругам проголосовать друг за друга проблематично. Подтасовать результаты сложно. А главное — никто не держит этого в уме. Чиновник Гюдиге Рейх занимается выборами 20 лет, и ничего подобного не припомнит. О дефиците, которым в России в свое время привлекали людей на избирательные участки, равно как и об открепительных талонах, которые у нас получают избиратели, уезжающие из дому в период выборов, ничего не слышал и крайне удивлен: «Как можно голосовать в другом округе? Ведь это означает голосовать за неизвестного тебе кандидата».

Приученные к порядку, немцы всегда являлись к избирательным урнам безо всяких приманок (на 15 послевоенных выборах в бундестаг явка составляла от 78 до 91 процента). Но сегодня в сознании германских граждан произошла качественная подвижка. Они идут на предвыборные митинги и на избирательные участки, потому что хотят заявить о своем волеизъявлении. Официантка из ресторана, матросы с прогулочного теплохода, вынужденные работать в воскресенье, поторопились проголосовать с утра пораньше. Пожилая супружеская пара, рабочий-строитель, мать с сыном-школьником спешат на избирательный участок под проливным дождем, укрывшись зонтами. Большинство избирателей предпочитают не говорить о своем выборе вслух. Но бывший омич Виктор Шульц по-русски режет правду-матку в глаза: «Не доволен методами борьбы социал-демократов с безработицей, политикой правительства в отношении эмигрантов. Для российских немцев с приходом канцлера Шредера условия въезда в страну сильно ужесточились. Их направляют в восточную часть страны, как в резервацию, мотивируя тем, что там есть жилье».

В час дня в студенческую столовую приходит голосовать лидер ХДС Ангела Меркель. Репортеры окружают ее, засыпают вопросами. Но она только улыбается в ответ и говорит, что рассчитывает на поддержку своей партии населением.

На улице по-прежнему дождь. Сквозь его струи взирают на мир с предвыборных плакатов размноженные лица кандидатов. На носах у многих — красные клоунские нашлепки. И сами кандидаты, и избиратели относятся к этому терпимо. Никто не снимает портретов до окончания выборов и не пишет в связи с этим заявлений о нарушениях в избирательную комиссию.

Блок 3. Время раздумий

Осень для Германии — время раздумий и принятия решений. Свой главный выбор в послевоенной истории страна сделала осенью 1990 года, расставшись с социализмом и Советами, навязанными ей Сталиным. 12 лет назад, 3 октября, немцы Западной и Восточной Германии воссоединились, и с тех пор отмечают эту дату как день рождения единого государства. Тремя годами позже, день в день, мы у себя в России сделали практически то же самое. Но иными средствами — расстреляв здание своего парламента — и не очень любим вспоминать эту дату.

Путешествуя по сегодняшней Германии, наглядно видишь, как негативно отразилось на ее развитии навязывание советским руководством спасенной от фашизма Европе социалистического пути развития. Пересекая на поезде бывшую границу между двумя немецкими государствами, сразу понимаешь, что очутился на Востоке. Пышное средневековое великолепие, сочетающееся с головокружительным архитектурным модерном, чистота и ухоженность улиц, набережных, площадей, садов уступают место знакомым серым блочно- кирпичным сооружениям, предназначенным для жилья и офисов, безалаберности планировок, замусоренности, чахлости декоративной растительности. Вдоль железной дороги тянутся дачи-огороды в совершенно российском стиле.

«Сравнять» две Германии за 12 минувших после объединения лет не удалось. Государственная программа выравнивания будет осуществляться до 2019 года. Но многое уже сделано в этом направлении. Облик восточных городов стал меняться. Фасады домов приобрели иные очертания и цвет. То, что не поддается качественной реконструкции, разрушается, и на освободившемся месте возводятся красивые современные здания.

Особенно эта работа заметна в восточной части Берлина. Сегодня здесь остались лишь маленькие островки «советской» застройки. Однотипные безликие коробки блочных многоэтажек оделись в синтетическое стекло приятных глазу мягких расцветок, внутри производится перепланировка. И все-таки реконструированное таким образом жилье не пользуется спросом в германской столице. В 3,5-миллионном Берлине пустует 100 тысяч квартир. Многие работающие на его предприятиях предпочитают им качественное жилье в пригородах. Правительство Берлина вынуждено сносить часть весьма приличных по нашим российским меркам домов и распродавать освободившиеся участки под современную застройку. Подобная участь ожидает и здание бывшего парламента ГДР. После десятилетних дебатов его огромную стеклянную коробку все же решено снести. И дело тут не столько в архитектуре (она вполне современна), сколько в материалах, из которых выполнены несущие конструкции и перекрытия здания. Они не выдерживают требований экологической экспертизы. Улучшить ситуацию, не причинив вреда зданию, не удалось, и судьба его предрешена.

В бывшем восточном Берлине сегодня немало красивейших современных архитектурных ансамблей, торгово-культурно-спортивных комплексов, в которых можно сделать необходимую покупку, хорошо отдохнуть, поесть, позаниматься спортом и одновременно получить истинное наслаждение от дизайна.

Одним из самых притягательных мест в центре стала возрожденная Потсдамская площадь, примыкавшая к Берлинской стене, разделяющей город на западный и восточный. До войны Потсдамер-плац была главным транспортным узлом города. Посреди нее стояла башенка с первым в мире светофором. Об оживленной площади говорили, что именно здесь находится центр «берлинского духа». Всему этому был уготован жестокий конец. Вплоть до падения Берлинской стены (1989 год) Потсдамер-плац была превращена в пустырь, утыканный минами и рогатками с колючей проволокой. Сегодня эта площадь — сверкающая витрина страны и мощный культурный магнит. Многие берлинцы после трудовой недели приходят сюда, чтобы, любуясь сияющей красотой Потсдамер-плац, скоротать ночь в театрах, кино, ресторанах. Современные линии и материалы зданий, неожиданные инженерные решения, техническая «начинка» и потрясающая подсветка переносят посетителей в другое измерение. Особенно впечатляет городок-техноцентр «Сони», уникальная навесная крыша которого напоминает заснеженную вершину японской горы Фудзияма.

Но изменить внешний облик городов и сел на Востоке — не самая сложная задача из перестроечной программы. Устранение разрыва в уровне экономики, образования, занятости западных и восточных немцев займет гораздо больше времени. За первое четырехлетие своего правления канцлеру Шредеру не удалось, как обещал, справиться с безработицей. Уровень ее в Германии сегодня выше, чем в России (4 млн. безработных на 82 млн. населения). Серьезную озабоченность в обществе вызывает состояние образовательной системы. Сегодняшние немцы ассоциируют ее с падающей Пизанской башней (по иронии судьбы в слово Pisa складываются начальные буквы названия международного исследования, выявившего очень низкий образовательный уровень германских школьников). Блок 4. Уроки истории

Заговорив за две недели до выборов об Ираке, об отказе германского бундесвера участвовать в боевых действиях против этой страны, канцлер Шредер умножил число своих сторонников. Немцы, развязавшие две мировые войны, чувствуют за это вину перед человечеством и не хотят больше участвовать ни в каком кровопролитии. Они стремятся стереть из своей памяти все связанное с войной. Нигде в публичных местах, даже в музейных экспозициях, в Германии не увидишь изображения Адольфа Гитлера. Для немцев великий узурпатор умер.

Но есть место, где невозможно не вспомнить о войне. Иначе не объяснить, почему история современного германского государства начинается с 1949 года. Это Музей истории Федеративной Республики Германии в Бонне. Его экспозиции бьют не по эмоциям — по мозгам. Здесь все предельно рационально и обращено к уму человека: смотри, думай, запоминай, стыдись и гордись.

Музей спроектирован и оформлен в авангардной, нетрадиционной для таких учреждений манере. Много пространства и в нем — четко выделенные, приковывающие внимание точки: фрагмент барака в лагере смерти, уцелевший после бомбежки угол дома, кусок разрушенной Берлинской стены… Если тебя «зацепило», ты возьмешь наушники и услышишь, как гудит печь крематория, как со свистом разрезают воздух авиабомбы, как падает стена… И уже не оторвешь глаз от стремительно бегущего на мониторе мартиролога жертв фашизма, кадров страшного прошлого своей страны.

А в следующих залах будешь гордиться ее стремительным возрождением (за 15 послевоенных лет Германия сумела совершить экономическое чудо и встать вровень с ведущими промышленными державами мира), радоваться полету в космос первого немецкого космонавта, восхищаться проектами современных немецких инженеров и архитекторов…

В залах, посвященных политическому устройству государства, можно все- все узнать про партии, выборы, президентов и канцлеров страны, можно даже присесть на одно из кресел в уголке, воссоздающем атмосферу старого бундестага, и с помощью компьютера перенестись на заседание любого из 14 немецких парламентов.

Музей, не пахнущий пылью, похожий на компьютер со многими расширениями, при желании превращающийся в современный учебный класс, — это здорово! И вообще многое здорово в этой стране. А с трудностями, которые есть у нее сегодня, она обязательно справится.

Тамара ДМИТРИЕНКО.

Алтай — Германия.

Справка «СК»

Корреспондент «СК» Тамара ДМИТРИЕНКО с 15 по 24 сентября находилась в Германии в качестве наблюдателя на выборах в 15-й бундестаг. В составе группы зарубежных журналистов по приглашению федерального правительства работала в Бонне, Берлине, Вюрцбурге и Шверине, встречалась с представителями различных политических партий, организаторами выборов и избирателями, посетила германский парламент, предвыборные митинги трех основных кандидатов в канцлеры — Герхарда Шредера, Эдмунда Штойбера, Йошки Фишера, наблюдала за ходом голосования в столице.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость