Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Эксгумация. История, потрясшая Горняк

В августе в Горняке погибла 14-летняя Лена Миллер. Девочку сбила машина, за рулём которой, по свидетельству очевидцев, сидел участковый. Смерть девочки и последующие события взбудоражили маленький город.

— Это была пятница, — с болью вспоминает мама Лены Татьяна Барсукова. — Прихожу домой, она стирает носочки, говорит: «Мам, ты заметила, что я уборкой занимаюсь». — «Заметила, доча». — «Я сегодня пойду к бабе ночевать и у бабы уборкой займусь». После надела беленькие босоножки и ушла к подружке. Ушла — и всё… Потом у меня в груди что-то перевернулось резко: «Где Лена?!» Слышу, кто-то бежит мимо окон и кричит. Так кричит! Потом постучала подруга Лены Женя: «Тетя Таня, одевайтесь скорее! Лена попала под машину».

Когда Татьяна Владимировна села в такси, Женя рассказала, что они вместе с Леной были на дискотеке, потом каждая пошла по своей улице, а когда она пришла домой, позвонил какой-то мужчина с Лениного телефона и сообщил, что Лена погибла.

На улице Островского, где случилась трагедия, всё было перегорожено милицией. Один из милиционеров остановил бегущую Татьяну, взяв её за плечи: «Женщина, туда нельзя, мы только маму ждём».

— Я мама, что с моей девочкой? — после этих слов милиционер отпустил её плечи, она побежала дальше и как вкопанная остановилась перед кюветом, где лежала дочь.

Её силой отвели в сторону. В это время к матери подошла незнакомая женщина, сказала, что вышла в баню и вдруг увидела, как что-то летит. Потом был сильный хлопок. Женщина заметила две машины, одна из которых дёрнулась и со свистом исчезла. Другая остановилась.

Как оказалось, во второй машине находился таксист. Именно на его глазах машина, идущая впереди, сбила девочку и, не остановившись, рванула прочь. Таксист узнал скрывшуюся машину — это был автомобиль местного участкового. Водитель вызвал милицию и «скорую». По словам этого свидетеля, он ехал по улице позади машины участкового, хотел его обогнать, увидел девочку, идущую очень близко к обочине. В это время машина перед ним резко повернула, сбила девочку и умчалась.

Позже выяснится, что участковый спрячет машину в чужом гараже. После напишет объяснение следователю: «Думал, что налетел на камень, был в шоке». Почему спрятал машину в чужом гараже, не объяснит.

На улицу Островского вскоре после матери приедет и старший брат Лены, который ждал её у бабушки. Милиционеры, прибывшие на место происшествия, взяли телефон погибшей девочки, в номерах нашли запись «Братишка». Позвонили брату и сообщили, что Лена погибла.

На похороны девочки пришли сотни людей. Вся школа.

После похорон, придя к следователю прокуратуры, Татьяна Владимировна узнала, что 22-летний участковый не признаёт своей вины. Его попутчицы в объяснениях написали, что были пьяные, ничего не видели.

Экспертиза

Мать, растерянная, каждый день приходила в прокуратуру. Она и сама для себя не могла толком объяснить — зачем. В один из таких дней следователь протянул ей результаты экспертизы, где говорилось, что в крови дочери обнаружен этиловый спирт, полторы промилле. Татьяна Владимировна сначала ничего не поняла. Потом растерянно посмотрела на следователя: «Простите, какой этиловый спирт? У нас в семье никто не пил, даже на Новый год!» Следователь пожал плечами.

— Я засомневалась, — рассказывает Татьяна Барсукова. — А вдруг они и выпили что-то на дискотеке.

Выйдя из прокуратуры, Татьяна Владимировна поехала к Жене, подружке Лены. Когда та вышла из спортзала, Татьяна попросила: «Женечка, скажи, вы что-нибудь выпивали? Экспертиза показала в крови у Лены алкоголь». Женя изумилась: «Да вы что, тётя Таня, нет, конечно. Мы заходили в кафе, покупали „Фанту“ и мороженое. Честное слово. Мы не пили никогда! Можете хоть у кого спросить».

На следующее утро мать погибшей девочки отправилась к судмедэксперту. По словам Татьяны Барсуковой, услышав её вопрос про экспертизу, тот сообщил, что от дочери при вскрытии пахло тоником. Тогда Татьяна отправилась к одной из сотрудниц морга, присутствовавшей при вскрытии.

— Пришла, спрашиваю: «Был от неё запах?» «Только духов», — ответила та.

Шок в школе

Известие о том, что в крови у девочки обнаружен алкоголь да ещё в таком количестве, изумило многих. В особенности тех учеников, кто видел Лену совершенно трезвой на дискотеке, а также учителей и соседей. Сотрудники кафе подтвердили, что Женя и Лена покупали только лимонад и мороженое. Классный руководитель Галина Анатольевна также оказалась ошеломлена известием:

— Она разборчиво выбирала друзей. В тот день я их с Женей видела, когда они пошли на дискотеку. Прошли, приветливо поздоровались. Когда мне сказали, что Лена погибла, я долго не могла понять. Шок — это мягко сказано.

Директор школы Татьяна Вишнякова предложила написать письмо, в котором и учителя, и ученики выразили бы сомнение в подлинности результатов экспертизы. Письмо было направлено в прокуратуру.

— Для нас это была сенсация — результаты экспертизы, — поделилась директор школы. — Девочка очень тихая, послушная. Если бы она выпивала на дискотеке, это бы всё равно вылезло. А так дети все негодуют и спрашивают нас, взрослых: «Как это могло произойти, мы же знаем, что она на танцах была совершенно трезвая». А тут ещё такие промилле. Непьющая девочка при таком опьянении идти бы не смогла. Поэтому мы подписали письмо, что сомневаемся в результатах экспертизы. Теперь, слышала, там стараются представить, что девочка чуть ли не сама бросилась под машину. Зачем эти уловки? Горняк — город маленький. Хочется объективности и справедливости.

Эксгумация

Вскоре после этого Татьяна Барсукова подала заявление в прокуратуру, требуя эксгумации. «Мою девочку убили, а после смерти ещё хотят опорочить», — писала она в письме к прокурору.

Давая объяснение в прокуратуру, судмедэксперт из Горняка написал, что имеет 19 лет стажа экспертной деятельности. По его поручению 12 августа медсестрой были взяты образцы крови и мочи у погибшей Миллер. А 23 августа полученные образцы направлены в судебно-химическое отделение АКБ СМЭ Барнаула. «Никаких нарушений не допускал. Никакой личной или корыстной заинтересованности не было», — говорится в материалах прокуратуры.

Из объяснений санитарки, присутствовавшей при вскрытии трупа, следует, что запаха алкоголя она не почувствовала. Ещё одна сотрудница уверяла, что случайная замена анализов исключается.

И следователь, и прокурор Локтевского района сначала отказали Барсуковой в удовлетворении ходатайства об эксгумации, объясняя это тем, что, во-первых, факт наличия этилового спирта в крови у Миллер не влияет на квалификацию действий сбившего её водителя, а во-вторых, тем, что спустя больше месяца установить наличие или отсутствие в крови алкоголя не представляется возможным. (На квалификацию действий водителя содержание этилового спирта действительно не влияет, но, как пояснили юристы правозащитного центра, этим могла воспользоваться защита виновника, выстраивая свою линию для смягчения наказания. — Прим. авт.)

Но упрямая мать всё же добилась, чтобы её просьбу об эксгумации рассмотрел суд. На суде были заслушаны сама Татьяна, учительница Лены, дедушка, подруга Женя.

Судмедэксперт Горняка на вопрос следователя «Возможно ли определить наличие алкоголя в трупе, который находится в земле свыше 40 суток?» ответил так: «Есть возможность забора образцов мышечных тканей трупа, однако в связи с гнилостными изменениями определить содержание алкоголя на момент гибели представляется затруднительным в связи с тем, что сам процесс гниения трупа при судебно-химическом исследовании может показать наличие алкоголя».

Прокурор Горняка Гусев на этом суде заявил, что считает эксгумацию тяжёлой мерой с моральной точки зрения. «Из показаний эксперта следует, что при эксгумации может быть обнаружен этиловый спирт, который выделяется в процессе разложения. Результаты эксгумации могут быть не в пользу доводов заявителя», — подчеркнул прокурор.

Однако мать просила судью не отказать в её просьбе.

9 октября была произведена эксгумация, на которую прокуратура пригласила судмедэксперта из Рубцовска, потому что потерпевшая Татьяна Барсукова выразила недоверие эксперту из Горняка. Кроме него на кладбище присутствовали следователь прокуратуры, председатель правозащитного центра Евгений Тихонов и дядя погибшей девочки.

На анализ были взяты части печени, почки, скелетной мышцы. Дяде девочки стало плохо. После эксгумации Татьяна Владимировна на такси приехала на кладбище, зашла в сторожку, отдала деньги, попросила помянуть девочку и долго плакала на могилке.

А был ли алкоголь?

На днях в прокуратуру Горняка пришли повторные анализы после эксгумации. Там говорится: «При судебно-химической экспертизе печени, почки, скелетной мышцы эксгумированного трупа метилового, этилового, пропиловых спиртов не обнаружено». Но при этом следует приписка, что результат не может считаться в достаточной степени объективным, так как при гниении и обезвоживании объектов происходит уменьшение концентрации этилового алкоголя вплоть до полного исчезновения. То же подтвердила заведующая отделением судебно-химического отделения Алтайского бюро судмедэкспертизы Елена Воронкова.

— Ни в коем случае алкоголь не мог выветриться! — в свою очередь заметил по телефону судмедэксперт из Омска Игорь Мякишев. — Этиловый спирт за счёт гниения мог только добавиться!

Что же дальше? Противоречия судмедэкспертов должен прояснить суд, считает председатель Алтайского регионального правозащитного центра в Горняке Евгений Тихонов. Следователь Локтевской прокуратуры Сергей Волженин в подробности дела вдаваться не стал, сославшись на тайну следствия. Сказал только, что сегодня обвинение участковому предъявлено. Тот до сих пор отказывается признавать свою вину, несмотря на показания свидетелей.

Татьяна Владимировна Барсукова намерена разобраться до конца и с туманной историей экспертизы трупа своей дочери.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость