Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Чтобы не было больно. Алтайский Росздравнадзор рассказал, как победить «пациентский экстремизм»

С каждым годом увеличивается количество жалоб на медицинскую помощь, это всероссийская тенденция. Пациентов не устраивает качество, а медики сетуют на огромное количество необоснованных претензий. Руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю Виктор Зайцев убежден, что многие вопросы можно решить, не выходя за пределы медорганизации, с помощью отлаженной системы внутреннего контроля.

Виктор Зайцев, руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю.
Виктор Зайцев, руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю.
Анна Зайкова.

Кому жаловаться?

Увеличение количества жалоб Виктор Зайцев связывает с тем, что возможностей для такого решения проблем стало больше. Если раньше человеку нужно было от руки писать заявления во все контролирующие органы, то теперь пациенты могут сделать это с телефона всем разом, начиная от главврача и заканчивая президентом страны. Сейчас в моде именно такие «веерные» рассылки.

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Мы сталкиваемся с тем, что на местах нет системы отработки проблем. Между тем многие вопросы можно было бы решить, не выходя из больницы или поликлиники. И пациенту ведь решение вопроса нужно именно здесь и сейчас, а не через месяцы, когда уже от президента придет распоряжение.

Детское отделение городской поликлиники № 14.
Анна Зайкова

Ответственные лица в медучреждениях отстраняются от пациентов. Так что людям проще написать президенту и быть уверенным в результате, чем «обивать пороги и вылавливать главврача», и при этом не факт, что проблема решится.

Красный и зеленый

Количество пациентских претензий можно снизить в разы, если организовать систему контроля качества в самом медучреждении, уверен Зайцев.

С кодом и без. Приведет ли обязательная маркировка лекарств к аптечному коллапсу в Алтайском крае?

16 сентября 2019 года вступили в силу требования к организации и проведению внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности, утвержденные приказом Минздрава № 381н.

Если раньше каждая медорганизация сама принимала такие документы, то теперь требования стали едиными для всех.

В них описываются разные направления и конкретные действия медучреждения по организации внутреннего контроля, в том числе в сфере эпидемиологической и хирургической безопасности, транспортировки пациентов, больничного травматизма, создания комфортных условий в приемном покое и т. п.

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Внутренний контроль нужно отрабатывать во всех учреждениях. Например, во избежание ошибок обязательна маркировка. Вплоть до того, что бирка на карте пациента должна быть зеленой, если он из пульмонологии, и красной — если из кардиологии. Темпы жизни убыстряются, большинство действий автоматизируется, так что количество ошибок из-за человеческого фактора растет.

Виктор Зайцев, руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю.
Анна Зайкова.

Штраф или предупреждение

По мнению Виктора Зайцева, медицинские организации недостаточно внимания уделяют внутреннему контролю качества. И тому есть причина: высок риск «навыявлять» такие ошибки, за которые медиков накажут контролирующие органы, так что никто не хочет рыть себе яму.

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Это неправильно. Только выявляя свои ошибки, можно принять меры к тому, чтобы их не было. Иначе одна и та же ситуация и жалобы на нее будут повторяться бесконечно. И всем будет больно.

Контролирующие органы делают большой упор на профилактику нарушений на медицинском и аптечном рынках.

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Нет таких намерений: «Идите на проверку и без протокола не возвращайтесь». Мы готовы публично доносить все нюансы законодательства и делать независимый аудит с последующим обсуждением без применения каких-либо санкций. Как правило, нарушения типичны. И мы просто предупреждаем всех: если где-то выявили ошибки, чтобы не было подобных в других учреждениях.

В поликлинике.
altapress.ru

Цена вреда

По данным ВОЗ, четыре из десяти пациентов сталкиваются с какими-либо неблагоприятными событиями в процессе оказания им медицинской помощи.

Муниципальные аптеки в Барнауле перестанут делать лекарства и обретут нового собственника

Сюда входят и летальные исходы в результате врачебных ошибок, ведущие к долгим разбирательствам, и менее резонансные случаи заражения инфекциями или падения с лестниц.

Риск гибели в авиакатастрофе составляет один случай на 3 миллиона, а риск смерти пациента от несчастного случая в медорганизации — один к 329. При этом большинство случаев причинения какого-либо вреда пациенту можно было бы предотвратить.

Например, распространение внутрибольничных инфекций на 55% связано только с соблюдением гигиены рук медперсонала.

Экономические потери страны и конкретной медорганизации от последствий ошибок колоссальны. Лечение осложнений, как правило, в два-три раза дороже, чем самого заболевания. Немало денег уходит на компенсацию вреда.

Суммы выплат пострадавшим от врачей в Алтайском крае исчисляются сотнями тысяч, в масштабе России доходят до десятка миллионов.

Медицина. Здоровье. Операция.
СС0

Осложнения или халатность

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Понятно, что пациентам или их родственникам кажется, что врачи все делали неправильно. Если прослеживаются халатность или недосмотр — это другой вопрос. Но есть так называемые предрешенные осложнения, которые возникают, даже если врачи сделали все возможное и невозможное. Есть ряд медицинских манипуляций, в которых научно доказан высокий риск осложнений — до 30% — несмотря на все меры.

Чаще всего пациенты жалуются на врачей в случаях с инвазивным вмешательством, то есть проникновением в организм человека. Согласно документам Росздравнадзора, больше всего претензий вызывают анестезиологи и реаниматологи, на втором месте — акушеры и гинекологи, на третьем — хирурги.

В больнице.
Анна Зайкова

Неэффективные методы

Большинство жалоб пациентов после проверок оказываются обоснованными. К инспектированию в каждом случае ведомство привлекает штат аккредитованных экспертов и тщательно оценивает ситуацию: как соблюдались нормативные акты — порядки, стандарты, клинические рекомендации.

В 2018 году Росздравнадзор на основании информации об угрозе или причинении вреда жизни и здоровью провел 107 внеплановых проверок с привлечением 44 экспертов по 22 направлениям.

По итогам того года нарушения выявили в деятельности 114 организаций, в 87 из них — нарушения, представляющие непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан.

При этом часты и случаи «потребительского экстремизма», когда пациенты и их родственники пытаются получить материальную выгоду от медицинских организаций, даже если при этом нет никаких признаков некачественной медпомощи.

Больница.
Олег Богданов

Негативные последствия от той или иной услуги оказываются сильно преувеличенными.

Медицинское сообщество уже признало факт возникновения «защитной медицины», когда медработник, опасаясь жалоб, выбирает только те методы диагностики и лечения, которые несут для него наименьшие риски.

Проще говоря, врачи боятся лечить людей или пользуются старыми проверенными способами, которые в современных условиях могут быть неэффективными.

Обратная сторона

Медики в ответ на «потребительский экстремизм» говорят о слишком высоких требованиях и жестких наказаниях за ошибки.

В начале октября на съезде Национальной медицинской палаты глава СКР Александр Бастрыкин привел статистику по медицинским преступлениям. В 2017 году против врачей было возбуждено 1791 уголовное дело, в 2018-м — 2229 дел, за первое полугодие 2019-го — 1227.

Стационар в Бобровской участковой больнице.
Анна Зайкова

Виктор Зайцев говорит, что, несмотря на большое количество стандартов и правил оказания помощи, медицина во многом остается искусством. Заболевания могут протекать непредсказуемо, и нельзя в какой-то неблагоприятной ситуации всегда видеть только вину врача.

Виктор Зайцев,
руководитель Росздравнадзора по Алтайскому краю:

Юридически понятия «врачебная ошибка» не существует. Есть термин «ятрогения», и он весьма расплывчат. Это какие-то действия в процессе оказания медпомощи, которые привели к негативным последствиям. Возникло ли это в силу течения болезни или в силу неправильных действий врача? Это разные вещи, но все они включены в этот термин. Повторюсь, есть предрешенные осложнения. Их можно попытаться спрогнозировать и предотвратить. Но если что-то пойдет не так, это не значит, что пациента неправильно лечили.

Цифра

733 обращения граждан поступило в Росздравнадзор по Алтайскому краю в 2019 году.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость