Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

У врачей ожогового центра знаний гораздо больше, чем возможностей их применить

Алтайский краевой центр термических поражений — один из самых «продвинутых» в России. Доктора — профессионалы высочайшего класса. Центр больше 20 лет возглавляет Константин Волощенко, один из лидеров медицины катастроф страны. Недавно в наш ожоговый центр приезжал ведущий специалист России — профессор Андрей Алексеев из Института хирургии Вишневского. Он сказал, что в центре делаются большие, высокотехнологичные дела. Но работает центр в «ужасающих средневековых условиях».

Здание, в котором располагается центр, построили в 60-е годы для поликлиники. На одного больного приходится чуть больше трех квадратных метров (вместо положенных десяти). Одна операционная (должно быть две). Нет лифта: хирургу приходится быть еще и грузчиком: он оперирует больного на втором этаже, укладывает его на носилки и несет вниз, в палату.

Когда начали строить новую краевую клиническую больницу, предполагалось, что ожоговый центр переедет туда. Но врачи в это уже не верят. Близится последняя очередь сдачи, многие уже переехали… Ожогового центра, похоже, там не будет, считает Константин Волощенко.

Из десяти работающих в центре врачей четверо — кандидаты, один — доктор медицинских наук. «Многие наши технологические разработки и инновации очень быстро „забирают“ себе москвичи и с удовольствием внедряют, — переживает руководитель центра. — А мы здесь из-за плохих условий в полном объеме этого позволить себе не можем…»

Еще одна головная боль центра — оборудование.

«Сейчас все закупки ведутся по конкурсу или тендеру, и невозможно купить что-то хорошее, потому что их выигрывают отечественные компании. Но не выпускает отечество родное хороших дыхательных аппаратов и кроватей для обожженных! И вот вместо французских кроватей покупаем наши. Они отработали нормально несколько месяцев и теперь постоянно ломаются. Так лучше бы вместо четырех плохих купили одну хорошую…»

Мнения по поводу

Пьянство

«…50 процентов пациентов нашего ожогового центра имеют признаки хронического алкоголизма. Это ужасно. Пьянство — одна из главных причин получения ожогов. Складывается впечатление, что народ одинаково пьет и в праздники, и в будни».

Тенденции

«…В России в целом и у нас на Алтае растет число тяжелых ожогов, больших по площади. Социологи утверждают, что причина — в урбанизации населения и в деградации определенной его части. Лет 25 назад тяжелообожженные составляли лишь 10 процентов наших пациентов. Теперь уже привычно, что таких — более 40 процентов».

Газ

«…Газификация, безусловно, — положительная вещь. Но любая медаль имеет обратную сторону. Газ — это опасно, особенно если кто-то недостаточно четко знает правила обращения с ним. Чем больше газифицировано различных помещений, тем больше пациентов попадает к нам».

Нацпроект

«…Нужно быть фанатиком своего дела, чтобы здесь работать. Наш труд очень низко оценивается ведомством господина Зурабова. И сейчас в сфере здравоохранения создана особая диспропорция. Одним зарплаты значительно повысили, другим вообще ничего не добавили.

Видно, что нацпроект обречен на провал. Он, на мой взгляд, был придуман на скорую руку, и в нем не обозначены конечные цели. Вы зайдите в любую поликлинику, что там изменилось? Как были дичайшие очереди, так и остались. Как принимали три терапевта в одном кабинете одновременно, так и принимают: полуголая женщина может оказаться спиной к спине с полуголым мужчиной…

Я пытался вникнуть в суть этого проекта. Да, хотят, чтобы было сформировано первичное звено. И теперь узкие специалисты уходят в терапевты, медсестры, на „скорую помощь“… А в стационарах возникает кризис кадров. Туда порой берут случайных людей, потому что никто не хочет идти на такую зарплату».

Профессия

«…Раньше в хирурги стремились, была конкуренция. А сейчас лишь два-три человека с курса медуниверситета поднимают руку, когда я спрашиваю, кто готов пойти в эту профессию. На сегодняшний день в крае есть районы, в которых вообще нет хирурга. А если есть, то, как правило, это люди пенсионного или предпенсионного возраста. Это кризис! Через несколько лет еще большее количество районов останется без хирургов, что тогда делать?»

Справка «СК»

Константин Анатольевич Волощенко. Родился в 1952 году в семье врачей. В 1975 году окончил Алтайский государственный медицинский институт, работал врачом-травматологом. В 1984 году окончил аспирантуру при кафедре травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии второго Московского медицинского института, защитил кандидатскую.

С 1985 года — бессменный руководитель Алтайского краевого центра термических поражений. В 1999 году Константину Волощенко присвоена ученая степень доктора медицинских наук. С 2001 года — профессор кафедры общей хирургии АГМУ, один из лидеров медицины катастроф России, сходит в состав научного совета по хирургии Российской Академии медицинских наук по вопросам термических поражений.

Жена и дочь — тоже врачи.

Когда прилетит вертолет?

Краевой ожоговый центр рассчитан на 40 коек. В центре сосредоточиваются самые тяжелые больные и те, кому предстоят пластические операции по закрытию дефектов. После ожоговой травмы пациента нужно вывести из состояния шока, который продолжается около трех суток. Это время больных держат в реанимационных отделениях районных больниц, а затем с помощью Медицины катастроф транспортируют на специальном автотранспорте или вертолете. С места происшествия в ожоговый центр доставляют только из Барнаула и ближайшего пригорода.

Анна ВАЛЬЦЕВА.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость