Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Здоровье

Врукопашную. Как работает лаборатория, где делают тесты на коронавирус для всего Алтайского края

Лабораторию ПЦР-исследований создали в диагностическом центре в Барнауле, как только стало понятно, что коронавирус — это не шутки. Ее возглавила руководитель лабораторной службы центра Ирина Игнатенко. Сейчас здесь анализируют до 2 тыс. проб в сутки, и это еще не предел. Рассказываем, как делают тесты на COVID-19, почему приходится долго ждать результатов и можно ли снова подхватить вирус.

Коронавирус.
Коронавирус.
Диагностический центр Алтайского края.

Выселили всех

— Насколько экстренно создавалась лаборатория?

— Мы уже имели дело с микроорганизмами третьего и четвертого класса патогенности. Коронавирус имеет второй класс. Лабораторию пришлось реорганизовать. С самого начала мы продумывали действия, которые придется предпринять, так что нельзя сказать, что коронавирус стал неожиданностью.

Я шла с совещания в Роспотребнадзоре с задачей укомплектовать штат и подумала: «Ну вот, сейчас начнется» — ведь нужно было получить согласие сотрудников. Но, надо отдать должное, никто не отказался. У нас был один врач — Елена Сорокина — и два лаборанта.

Сначала использовали помещение на втором этаже, две небольшие комнаты, старую ПЦР-лабораторию. Сотрудников обучили в Роспотребнадзоре. Думали: ну, 100 тестов в сутки — осилим, хоть и тяжело будет.

Прошло совсем немного времени, и министр здравоохранения края ставит задачу: 1000 исследований в сутки в Барнауле, по 500 Рубцовске и Бийске.

Лаборатория
СС0

Пришлось прямо в процессе работы обучать людей. Надо было сделать так, чтобы не пострадало качество, и нарастить объемы. Мы обошли все помещения, и выяснилось, что у нас есть подходящие площади, которые занимает немедицинский персонал и вспомогательные службы.

Сегодня, можно сказать, половина 7-го этажа отдана под лабораторию. Многим отделам пришлось переехать в другие кабинеты. Коллеги были, конечно, не очень рады. Практически заново пришлось за несколько дней построить новые помещения.

Врачи сидят отдельно от лаборантов, есть предбокс для переодевания, вытяжки, кварцевание и прочее — мы соответствуем эпидемиологическим требованиям.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы № 5.
Дмитрий Лямзин

Нужны специалисты

— Сколько человек работает в лаборатории?

— Около 45. Сначала мы работали без смен. Просто зашли ни свет ни заря и вышли за полночь. По 12−14 часов. Сейчас скользящий график.

Ситуация показала, что у нас в Алтайском крае не так много специалистов ПЦР-исследований. Потому что никогда еще в истории не нужен был такой объем этих анализов и, соответственно, никто не готовил столько врачей и лаборантов.

Изначально мы планировали пять мест для лаборантов и три для врачей. Должно было быть две смены. Первые, кто нам помог кадрами, — краевой СПИД-центр, потом другие медучреждения.

Ирина Игнатенко, руководитель лабораторной службы.
Диагностический центр Алтайского края.

Мы привлекли всех, кого можно было, из других наших лабораторий. Чтобы ускорить процесс и освободить лаборантов и врачей от рутины, разбором и маркировкой материала занимаются специалисты других профилей, не пэцеэрщики. Мы забрали себе всех специалистов, которые хоть как-то могут пригодиться в процессе этого вида диагностики.

Тестируем всех

— Какой объем исследований вы делаете?

— Диагностические центры в Бийске и Рубцовске несколько снимают нагрузку с нашей лаборатории. Но большая часть тестов, конечно, попадает сюда. Сейчас мы, например, делаем анализы призывникам. Это почти 3500 человек.

Большой объем прибавился с выборами, тестировали членов УИК. Обязательно делаем тесты для всех, кто ложится в стационары специализированных медучреждений, для вахтовиков, сотрудников УФСИН, беременных женщин, по запросу для сотрудников больших организаций и предприятий — много категорий.

Плюс медицинские работники, плюс пациенты госпиталей, которым необходимо ретестирование — человека выписывают только после двух отрицательных результатов. Не говоря уже про новых заболевших и контактных.

Лаборатория
СС0

Еще «веселее» стало, когда открыли амбулаторный центр. Люди проходят компьютерную томографию у нас, и у них тоже берут анализы — исследуют кровь, С-реактивный белок, чтобы оценить степень тяжести болезни, в том числе проводят ПЦР-диагностику. Это делается силами одних и тех же людей. Уже задействован второй томограф, потому что 165 исследований в сутки, которые делает первый, уже не хватает.

Сейчас мы принимаем от 3000 и более проб в сутки. За прошлые выходные было больше 7 тыс. Стандартная мощность лаборатории — 1,2 тыс. анализов в сутки. И это проблема.

Микромир коронавируса

— Почему для ПЦР-диагностики нужны узкие специалисты?

— Это как, например, психиатрия и неврология. Специальности вроде смежные, но совершенно разные. Цитологические и гистологические анализы — это все морфология, но в первом случае мы исследуем клетку, во втором — ткань, методика абсолютно разная, хотя и в том, и в другом случае лаборант смотрит в микроскоп.

Что касается ПЦР-исследований, понятно, что в любой лабораторной работе важна усидчивость, но здесь это вовсе ювелирная работа. Фишка в том, что материал берется в микродозах, и, соответственно, это микропипетки, микроцентрифуги, микропробирки — все маленькое, как и сама РНК микроскопическая. От этого нельзя отвлечься даже на секунду.

Лаборатория
СС0

Какой у вас иммунитет

— Чем отличается ПЦР-диагностика от ИФА-анализа, который сейчас можно сделать в частных клиниках?

— Тем, что выявляется сама РНК или ДНК вируса. Иммуноферментный анализ (ИФА) выявляет антитела — то есть реакцию иммунитета на инфекцию.

При ИФА обнаруживаются иммуноглобулины класса M и G. Никто не хочет иметь М. Обычно они появляются через две недели после контакта с вирусом, то есть свидетельствуют о том, что организм встретился с вирусом и все еще борется, можно сказать, что болезнь все еще в острой форме. И это значит, что надо бежать, делать ПЦР-анализ и «сдаваться» врачам.

Иммуноглобулины G появляются примерно через два месяца после контакта с вирусом — это такой иммунитет «на будущее».

Что происходит в отделении реанимации горбольницы № 5.
Дмитрий Лямзин

Инкубационный период коронавируса — 14−28 дней. То есть фактически целый месяц человек может при отсутствии клинических проявлений «раздавать» вирус всем, кто вокруг.

— Если у меня обнаружится иммуноглобулин G, это значит, что я уже не заболею COVID-19?

— Это вопрос дискуссионный. Точной статистики нет, потому что не прошло еще столько времени, чтобы оценить действие иммунного ответа. Но чаще всего зарубежные ученые говорят, что всего у 17% пациентов, перенесших коронавирусную инфекцию, антитела сохраняются до трех месяцев, то есть заболеть повторно можно.

Поэтому я призываю не расслабляться. Да, если у вас есть антитела G — ура! Это говорит о некоторой безопасности, вероятность заразиться меньше. Но не стоит при этом пренебрегать мерами предосторожности. Не все люди приобретают стойкий иммунитет. И стоит сделать повторный тест через несколько месяцев, чтобы оценить качество иммунитета еще раз.

Лаборатория, химикаты.
Открытые источники в Интернете (СС0)

«Рукопашная» работа

— Сотрудникам лабораторий положены дополнительные коронавирусные деньги?

— Поначалу мы не были включены в списки тех, кто имеет право на эти выплаты. Конечно, это вызвало обиду и возмущение. Я сейчас говорю за всю лабораторную службу страны, мы общаемся с другими регионами.

Да, мы непосредственно не контактируем с пациентами. Ничуть не умаляю работу коллег, которые действительно сейчас на передовой. Но мы тоже работаем с заразным материалом в условиях повышенной опасности.

Решение о стимулирующих выплатах потом было принято на краевом уровне. Они предназначены тем, то не вошел в федеральное постановление № 484. Это как раз работники лабораторий, выполняющие исследования на коронавирус, и медики, участвующие в проведении патолого-анатомических исследований и судебно-медицинских экспертиз.

Коронавирус. Медик. COVID-19.
CC0

— Какие это условия?

— Жесткие. Люди даже специально не пьют воду, чтобы дольше не захотеть в туалет. Они заходят в боксы в противочумных герметичных костюмах на 6−7 часов без перерыва.

У каждого из пяти лаборантов планшетки — такая, грубо говоря, доска с лунками — на 48 проб. Чтобы их обработать, надо два-три часа. Больше брать нельзя, иначе страдает качество и есть вероятность ошибиться. Суммарно тест занимает шесть часов.

Это далеко не такой анализ, где нажал на кнопку аппарата — и у тебя через час готовый точный результат. Это долгая «рукопашная» работа.

За одну пробу нужно четыре раза переодеть наконечник дозатора, операция проходит в несколько этапов, технология очень непростая. Если оказалось, что РНК не выделилась, приходится начинать все заново. Это специфика не только коронавируса, дело в технологии. Либо РНК и вовсе не было в пробе, то есть материал взят неправильно, либо что-то еще пошло не так.

Коронавирус.
СС0

Современные тесты, слава Богу, идут с контролем выделения, то есть мы знаем, прошла ли реакция.

Сама интерпретация теста довольно сложная. Это не так, что машина выдала результат — и он однозначен. Врач должен все перепроверить — скрупулезная работа. Есть ложноположительные и ложноотрицательные результаты, много нюансов. Анализ пробы иногда делается по два-три раза — столько, сколько нужно для того, чтобы категорично сказать, есть вирус или нет.

Подтвердить анализ

— Как материалы попадают в лабораторию?

— Проба — это две микропалочки — зонды, которые помещают в микропробирку в гелеобразную среду. Каждую пробирку в свою очередь кладут в три упаковки — контейнеры или мешочки — и доставляют в лабораторию через отдельный вход в сумке-холодильнике. Промаркированные направления прикрепляют к холодильнику.

Ирина Игнатенко, руководитель лабораторной службы.
Диагностический центр Алтайского края.

Пробы принимает регистратор, пересчитывает направления и доставляет все в лабораторию. Материал поступает круглосуточно. Больше всего курьеров прибывает в период между 14 и 17 часами. Это наш час икс.

На 7-й этаж посторонним вход воспрещен. Всего лаборатория имеет четыре секции: это зона разбора материала, зона выделения РНК, зона, где врачи оценивают, положительный тест или отрицательный. На всей этой территории сотрудники работают в противочумных костюмах. Есть еще одна зона — для регистрации. Там стоят компьютеры с базами данных, хранятся журналы.

— Раньше все пробы возили в научный центр «Вектор» в Новосибирск. Сейчас ситуация изменилась?

— Сейчас референс-лабораториями по всей стране стали Центры гигиены и эпидемиологии, потому что объем исследований таков, что ни один центр уже в одиночку не справится. Кроме того, поняли, что качество исследований уже не страдает и местным лабораториям можно доверить принятие окончательного решения.

Коронавирус.
Диагностический центр Алтайского края.

Центр гигиены сейчас делает после нас проверку всех положительных тестов — платных и бесплатных — в кратчайшие сроки. Материал после нашего анализа мы снова кладем в тройную упаковку и отправляем в лабораторию центра. Контрольные тесты заболевших после лечения делаем сами, без подтверждения.

Результаты каждые пять часов по закрытым каналам связи передаются в министерство здравоохранения. Положительные пробы в течение часа отправляются в Роспотребнадзор. Мы все подружились за время этой пандемии, телефон не молчит, мы постоянно на связи — что, куда и в каком объеме везем. После подтверждения информация о позитивных пробах передается всем медучреждениям края.

Результата придется ждать

— Многие жалуются, что долго не могут узнать результат теста.

— Анализы по тяжелым больным стараемся ускорить в ручном режиме, потому что лечение нужно начать как можно быстрее.

Коронавирус.
Диагностический центр Алтайского края.

По приказу в приоритете пациенты с пневмониями и ОРВИ старше 65 лет (группа риска), которые находятся на контроле амбулаторного центра или лежат в госпиталях. Всем остальным — людям без симптомов — придется чуть дольше подождать результатов.

К сожалению, сейчас количество проб растет, и мы вряд ли можем помочь всем, у кого нет симптомов, но кто хочет добровольно сделать тест. В первую очередь мы будем обследовать тех, у кого есть клиническая картина, по медицинским показаниям.

Так что, если вы тревожитесь и не хотите неделю-две ждать результатов ПЦР-теста, рекомендую ИФА-диагностику, которую делают в том числе и у нас. Если там что-то выявят, то ПЦР вам сделают достаточно быстро.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы № 5.
Дмитрий Лямзин

— Как думаете, дальше — больше, не намечается спад заболеваемости?

— Думаю, будет больше, конечно. Мы отстаем от Москвы по времени примерно на месяц-полтора. У нас только сейчас начинается процесс, который там прошли еще весной. Для нас в этом смысле никакой гром не грянул, паники нет, просто планомерная работа. Но на самом деле все уже очень устали.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость