Жизнь

«Люди пережили сильнейший стресс». Борис Ларин — о праве на медпомощь, масках, пивнушках и войне по переписке

Пандемия коронавируса поставила массу вопросов о защите прав граждан. Вправе ли государство заставлять людей носить маски? Как стало возможным, что людям отказывали в медицинской помощи? Оправдано ли введение дистанционного образования? Какие выводы из произошедшего мы можем сделать? Эти и другие вопросы altapress.ru задал Борису Ларину, уполномоченному по правам человека в Алтайском крае.

Борис Ларин.
Борис Ларин.
Анна Зайкова.

С болезнью один на один

— Борис Владимирович, в этом году впервые россияне столкнулись с массовым отказом в медицинской помощи. Какими бы ни были причины этого, это явное же нарушение прав человека. Много ли было жалоб на это?

— В аппарат уполномоченного поступало достаточно много обращений и телефонных звонков о задержках прибытия «скорой», о невозможности вызвать врача на дом и записаться на прием в поликлинику. На примере одного из наших заболевших сотрудников мы увидели просто парадоксальную ситуацию.

Когда человек получает постановление Роспотребнадзора об уходе на самоизоляцию, и у него — все признаки ковида, он в течение четырех дней не мог связаться с поликлиникой и получить хотя бы малейшую консультацию врача. При этом в постановлении написано: «Не заниматься самолечением». А что делать в эти четыре дня?

Очередь в аптеку. Коронавирус.
sibdepo.ru.

— Так ведь самолечением в итоге и занимались.

— Люди боялись остаться с болезнью один на один. Если вас никто не слышит, вы не можете купить лекарство и вам еще говорят — не надо никоим образом лечиться самим — в такой ситуации многие испытывали сильнейший стресс.

На Всероссийском координационном совете уполномоченных по правам человека в Москве, в котором я принял участие, мы говорили об этом, потому что с такой же проблемой сталкивались почти везде.

Наше предложение для органов власти — подготовить хотя бы минимальные рекомендации, что делать людям, которые только что заболели или переносят болезнь в легкой форме, кроме как обратиться к врачу, к которому нельзя обратиться.

Врачи Алтайского края. Коронавирус. Пандемия.
zdravalt.ru

Выводы из ошибок

— Можете ли вы как уполномоченный по правам человека вмешиваться, когда нет врача, скорая не едет, до поликлиники не дозвониться?

— Когда к нам поступает звонок о том, что человеку плохо, а «скорую» пришлют лишь через сутки, я, конечно, не имею права дать команду — вы туда врачей не отправляйте, а отправьте тому, кто нам позвонил.

Тем не менее мы достаточно плотно работаем со специалистами нашего минздрава и через них стараемся в ряде случаев решить проблему. Как правило, отказов не было. Люди получали помощь и поддержку — может быть, не сразу, не через час или два.

Пенсионеры. Всегда вместе.
Pixabay.com

Однажды позвонил пожилой человек — они болели вдвоем с супругой. Мы попросили минздрав отнестись к ним повнимательнее. Врач пришел к ним в полдвенадцатого ночи, и люди были очень благодарны — они же понимали, в каком режиме работали врачи.

Но особенно много звонков было из-за нехватки лекарств в аптеках, в том числе от тех, кто имеет право на льготные препараты.

— А что тут сделаешь, если фармацевтические заводы работают на полную мощность, но не справляются со спросом?

— Уполномоченные из других регионов говорили, что в ряде субъектов вообще нет таких проблем — например, в Бурятии и Свердловской области. Видимо, власти нашего региона все-таки недоработали или, может быть, не были достаточно расторопными.

Аптека. Коронавирус.
соцсети.

— Я читала про Челябинскую область, что представители местного минздрава безвылазно находились в Москве, чтобы обеспечить поставки лекарств в регион.

— Наверное, не все зависит от властей. Тем более, что у нас болел губернатор, его заместители и министры, и это тоже накладывало какой-то отпечаток и вызывало сложности в своевременном принятии решений.

При этом в крае предприняли неординарные меры — и организационные, и кадровые. В поликлиниках заработали колл-центры, с населением провели большую разъяснительную работу. Положение с оказанием медицинской помощи в целом выправляется, звонков к нам стало меньше.

Но чтобы такое больше не повторилось, на мой взгляд, нужно проанализировать произошедшее и всем сделать выводы. Всем, и, прежде всего, органам здравоохранения и специалистам Роспотребнадзора.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

Не право, а обязанность

— В СМИ звучали жалобы некоторых медиков, не получивших надбавок по разным причинам. Кто-то не работал в красной зоне или их больницу не признали ковидным госпиталем — но они, тем не менее, контактировали с зараженными. Это нарушение прав или это финансовый вопрос?

— К нам обращались медики из Бийска и Шелаболихи и некоторые другие. Но минздрав же не просто так определяет, кому платить, кому нет. Поэтому на наши вопросы мы получали из этого ведомства ответы, основанные на нормативно-правовых актах. Министерство же не может принять решения, выходящие за рамки его компетенции.

Конечно, сбои в этой системе могут произойти. И они происходят. Будь мое право — я бы платил надбавки всем, кто часто контактирует с людьми, в том числе журналистам и сотрудникам аппарата уполномоченного по правам человека, которые не могут остановить работу.

Врачи. Коронавирус.
кадр из видео.

Но знаете, гораздо острее стоит вопрос дефицита кадров в здравоохранении. Проблема эта «с бородой», и насколько она обострилась в период эпидемии, сложно даже оценить до конца.

Уже и президенту говорили, что, может быть, посмотреть на советскую модель распределения выпускников медицинских вузов. Если вы получаете образование за счет государства — отработайте 3−5 лет.

— Идея напоминает исторические события: сотни лет назад, после пандемии чумы, Европа пошла по пути предоставления больших прав и свобод, а Россия — по пути укрепления крепостного права…

— Я как раз и говорю о том, что нужно искать грань между правами человека, в том числе, на свободный труд, и обязанностью государства обеспечить и защитить здоровье и безопасность большинства жителей страны.

В Москве на координационном совете мы много рассуждали об ограничении прав и свобод во время эпидемии. Мы пришли к выводу: в такой ситуации у государства было не только право, но обязанность вводить ограничения.

Сотрудники полиции контролируют соблюдение указа губернатора.
ГУ МВД по АК.

Поиск оптимальных решений

— Споры о ношении масок — из этой же области. Немало людей считают это требование незаконным, а за отсутствие маски в магазинах штрафуют. Как на это смотрят правозащитники?

— Начнем с того, что в магазине не штрафуют — максимум могут составить протокол. Насколько мне известно, в Алтайском крае составлено больше 5 тысяч протоколов за нарушение санитарного режима. И только 460 из них закончились штрафами — когда люди повторно или принципиально отказывались от масок, хамили органам правопорядка.

Второй вопрос я сам задаю как юрист: а что такое масочный режим? У нас в каких-то нормативных актах он закреплен? А что такое самоизоляция?

Я уже не говорю о том, что в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции права человека могут быть ограничены только федеральным законом.

Масочный режим. Общественный транспорт.
barnaul.org

Нужно на законодательном уровне эти понятия закрепить, чтобы иметь право вводить такие требования в защиту здоровья граждан, не озираясь на возможные юридические последствия. Это предложение тоже вошло в список рекомендации органам власти, подготовленный на координационном совете уполномоченных.

— Возьмем пример: человек заходит в магазин. С одной стороны, он сам заинтересован в том, чтобы не заразиться. С другой — магазин обязан обеспечить безопасность и, стало бать, предоставить маски и все прочее. Кто тут прав?

— Я согласен с тем, что должны обеспечить. Но давайте опустимся на землю. Весной, когда об этом только зашла речь, ни масок, ни дезинфицирующих средств не было.

Помню заседание оперативного штаба, на котором губернатор говорил: мы можем обязать наши организации обеспечивать посетителей средствами индивидуальной защиты. Но будет ли это исполняться? Тем более, что это влекло дополнительные расходы в условиях, когда доходы сокращались.

Запрет.
Altapress.ru

На сегодняшний день мы эту проблему практически решили. В Барнауле уже во многих организациях, где собираются люди, предлагают маски. Нет своей? Пожалуйста, возьмите. Обработайте руки. Соблюдайте социальную дистанцию.

Особенно это проявилось в сентябре-октябре, когда предприниматели из сферы услуг поняли, чтобы избежать второго локдауна надо обеспечить безопасность. Там же тоже весной были…

— Перегибы?

— Кто не работает, тот не ошибается. Я тут не оправдываю органы власти. Но принимать такие серьезные решения, связанные, в том числе, с ограничением прав граждан, и не ошибиться, наверное, сложно.

Вы же обратили внимание, сколько раз меняли указ губернатора. Идет поиск оптимальных решений. Поиск путей, которые не нарушали бы законодательство и максимально решали те или иные проблемы.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

Сумасшедшая нагрузка

— Люди очень бурно реагировали на дистанционное образование. Одни говорили, что это безобразие, дети вырастут безграмотными. Другие, наоборот, считали его спасением. Кто здесь прав?

— Стоит, наверное, вспомнить о том, что президент дал поручение министру просвещения продумать возможности поддержки именно очной формы как основной. Дистант — это только вспомогательная система. И об этом говорят все самые крупные специалисты.

Но, наверное, есть коммерческие интересы у каких-то компаний, которые занимаются цифровизацией. Для них чем больше людей подключено к этой системе, тем лучше, потому что растет их прибыль.

Акция «Мы против внедрения постоянного дистанционного обучения».
Пресс-служба Регионального отделения партии «За Правду»

— То есть никто никого не хочет загонять в цифровое рабство и делать из наших детей малообразованных роботов?

— Повторюсь: государство ориентирует на очное образование. Ну мы же не враги собственным детям, чтобы принимать такие решения! Дистант — вынужденная мера.

Сейчас, по данным министерства просвещения, 2,4 млн студентов получают образование дистанционно, еще миллион обучаются по смешанной форме. Многие студенты этим недовольны. А педагоги в каком состоянии находятся? Это сумасшедшая нагрузка.

Моя супруга преподает английский язык в техническом университете. Она просто зашивается у этого компьютера. Но скажите, можно ли нормально научить английскому дистанционно?

Итоги первой недели дистанционного обучения.
Алтайский филиал РАНХиГС

Такие же проблемы испытывают педагоги творческих специальностей, медики в своем университете. Хотя многим вузовским медикам, конечно, сейчас не до этого — они задействованы в борьбе с эпидемией.

— Здесь еще стоит вопрос, а готовы ли вузы и особенно школы предоставлять такое образование?

— У меня уже давно на контроле образование в сельских малокомплектных школах. Выезжая в районы, мы всегда их посещаем, смотрим, как там соблюдаются права детишек, как реализуются нацпроекты в этой сфере.

Приезжаем в Шипуниху Третьяковского района. Предгорный район. Жалуются. Больных нет, интернет только в школе. А в самой деревне не то что интернета, у многих и компьютеров-то нет. Весной детей распустили и говорят: будем заниматься дистанционно. Зачем закрывать школу там, где нет интернета, больных и даже минимальной угрозы?

Школа.
Михаил Хаустов

А помните историю в Березовке Красногорского района? Там в сельском магазине развешивали ящички, в них бросали задание школьникам — потому что интернета нет ни у кого. Когда родители приходили за продуктами, они забирали задания и относили детишкам. А потом туда же бросали выполненное. Вот тоже наш алтайский дистант.

Ну — это те ошибки, на которых мы должны учиться.

— А мы учимся?

— Сейчас министерство образования региона, я считаю, поступило правильно: каждая школа самостоятельно принимает решение, каким образом себя обезопасить.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

Война по переписке

— Как-то вы решали проблему семьи, не получившей пособие, введенное для пострадавших в пандемию семей: отец семейства потерял работу, но эту семью не признали малообеспеченной из-за технического сбоя. Как часто возникает нарушения прав человека из-за таких проблем?

— В Алтайском крае, к счастью, не часто. Встречаются ошибки, связанные с нестыковкой электронных баз данных различных ведомств. А вы знаете, что огромное количество обращений ко мне и моим коллегами поступает по двойникам?

— Двойники — это те, у кого совпадает фамилия-имя-отчество и год рождения и они должники по какому-то исполнительному производству?

— Не только должники. Мы занимались проблемой женщины из Солонешенского района. Местная администрация отказывалась ставить ее на очередь на получение жилья как льготницу. И, с одной стороны, глава района был прав: он получил справку, что у нее в Московской области есть коттедж, гараж, квартира и так далее.

Но я задавал вопрос: вы что, не видите, как она живет? Почему она не в коттедже в Подмосковье поселилась, а претендует на жилье в Солонешном? У нас чуть ли не война по переписке была.

Я вышел на уполномоченного по правам человека в Московской области, на Росреестр региона. В конце концов удалось доказать, что имуществом обладает совсем другой человек. Таких ошибок много. Но в Алтайском крае, конечно, не так много, как в Москве.

Контроль.
Pixabay.com

— Там же вводили электронный контроль за передвижением людей, за нарушением режима — журналисты писали о большом количестве сбоев.

— Сами москвичи говорят, что их было немного — всего 1%. Но что такое один процент в многомиллионной Москве? Достаточно большое количество людей.

Валерий Фадеев, руководитель президентского совета по правам человека, приводил пример: одна пожилая москвичка, которая вообще не выходила из дома, получила около тысячи штрафов за нарушение режима.

Проблема в том, что никак не введут в действие требования вносить в базы данных ИНН и СНИЛС. Так что вопрос пока остается. Недавно я получил письмо от руководителя регионального управления службы судебных приставов — он уже просит сразу же направлять ему жалобы по двойникам и обещает самым внимательным образом к ним отнестись.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

Это просто непотребно

— Как-то к вам обратились люди с жалобами на рыбный магазин. И вы помогли его закрыть. А не кажется ли вам, что тем самым происходит нарушение прав предпринимателей?

— Совершенно не кажется. Есть установленные государством стандарты. И когда вы размещаете свой бизнес в многоквартирном доме, надо думать, как их соблюдать.

У нас было обращение еще и по магазину сети «Магнит». Но там структура, которая его развивает, реконструировала вентиляцию, поставила менее шумные двигатели и магазин продолжает работать.

— На что жильцы жаловались?

— Обычно жалуются на шум и запахи. Но много обращений и по поводу пивнушек. Слава богу, сейчас законодательное собрание принимает решение о минимальной площади, которую они должны занимать.

А знаете, что у нас произошло летом? Эти заведения попали под локдаун и работали только на вынос. Их клиенты покупали пиво и тут же, на детских площадках, на скамейках для престарелых распивали его вместе с сопутствующими алкогольными напитками.

«Первый рыбный» магазин в Барнауле был закрыт по требованию жильцов.
Управление АК по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности

Я даже этот вопрос поднимал на оперативном штабе. Сначала на меня как-то косо посмотрел начальник нашего ГУ МВД. Но потом полиция несколько усилила контроль и немножко эту тему снивелировала.

— В 2016 году уже вводили ограничения на пивнушки — маленьким по площади запретили работать после 21:00. В нашем микрорайоне пивбар выкупил соседнее помещение, стал называться кафе. Посетителей у него стало больше. Тот закон ничего не изменил. Изменит ли этот?

— Это только первый маленький шажок. Но, думаю, без федерального законодателя в крае решить эту проблему трудно. И знаете, продавцы, которые там работают, понимают, что им надо сохранить это рабочее место, и они сами недовольны теми безобразиями, которые творят их посетители. Они вывешивают разъяснения для посетителей, призывают их к порядку.

Запреты нипочем
CC0

— Может быть, проблема в том, что плохо развиваются другие виды бизнеса? В моем микрорайоне ни одной маленькой кофейни, но зато восемь пивбаров.

— А мы нашли на ул. Попова один двор, где их сразу пять. Три в домах по кругу и еще в центре два. Это же абсурд. Я не против заведений общепита в жилых домах, и они там могут прекрасно работать. На ресторан «Ползунов», например, жители не жалуются. «Домиани» тоже никому не вредит, люди, наоборот, пользуются его услугами.

Я с уважением отношусь к производителям пива в Алтайском крае, это хороший бизнес, они пополняют казну. Но когда вместо бойлерной во дворе или в подъезде жилого дома открывают пивной бар и устраивают там шабаши — это просто непотребно.

Там, где живут люди, в их домах, в непосредственной близости от детских площадок, сквериков, подобных заведений быть не должно.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

О чем еще рассказал Борис Ларин

О спасении вахтовиков

— В Якутии, на Чаяндинском месторождении, работали 270 наших вахтовиков, в целом там находилось около 10 тыс. работников. Из-за вспышки ковида Роспотребнадзор остановил работу. Заработка нет, медицинскую помощь не оказывают. И все живут в казарменных помещениях — какая там изоляция?

Пассажиров чартера везут домой.
@altai_government_open

Наши ребята оказались самыми активными, они быстро нашли контакты и в Москве, и с нами связались. Они настаивали на том, чтобы их вывезли. Ситуация была очень напряженная. Я был на связи и с губернатором, и с заместителем губернатора, который отвечал за вывоз этих людей, с главным санитарным врачом.

Мы добивались отправки земляков самолетами — но несколько раз рейсы откладывались, Татьяна Николаевна Москалькова вменяла мне, что наш край не хочет их принимать. Оказалось, что самолетов просто не могли столько выделить, сколько надо. В конце концов в течение двух недель тремя рейсами наших ребят вывезли на Родину.

Офис уполномоченного по правам человека.
Altapress.ru

О снижении количества жалоб

— Как это ни парадоксально, общее количество жалоб в этот сложный период несколько сократилось. Причем сократилось еще в конце марта, когда пошла первая волна. Видимо, основные мысли людей были связаны с тем, как защитить свое здоровье.

Но, может быть, это связано и с тем, что мы меньше стали выезжать в районы. Например, мы фактически не посещаем дома-интернаты для престарелых. Они работают в закрытом режиме.

Мне не запрещен туда вход как уполномоченному по правам человека. Но я никогда не пойду, если будет хоть малейшая опасность принести этим людям инфекцию, которой они подвержены особо. Работаем с ними по видеосвязи.

Борис Ларин.
Анна Зайкова.

Кто такой Борис Ларин

Борис Владимирович Ларин родился 8 мая 1955 года в Коломне Московской области. Окончил Ростовское высшее военное командное училище, Военно-политическую академию в Москве, юрфак Алтайской академии экономики и права.

С 1973 по 1994 года проходил службу в ракетных войсках стратегического назначения. Полковник запаса. Депутат пяти созывов краевого Совета народных депутатов. В 2005 году назначен заместителем главы администрации края — руководителем аппарата. С 2007 года заместитель Губернатора края.

30 мая 2013 года депутаты АКЗС утвердили его в качестве уполномоченного по правам человека в Алтайском крае, в 2018 году — на второй пятилетний срок.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость