Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Важная бумага-1991. Откровения «главного борца» с коррупцией времен СССР Тельмана Гдляна

В декабре 2020-го знаменитому следователю советской прокуратуры Тельману Гдляну исполнится 80 лет. Сейчас уже нет таких легендарных борцов с коррупцией, которых бы знала вся страна. А в конце 1980-х и начале 1990-х Гдляна и Иванова знала если не вся страна, то большая ее часть — уж точно. И дело не только в том, что у всех на слуху было уникальное «хлопковое дело», но и в том, что они пошли в политику, начали создавать партии, избираться в Госдуму. Сейчас такое невозможно. Может быть, потому что люди все меньше и меньше интересуются политикой.

Тельман Гдлян.
Тельман Гдлян.
Открытые источники.

От ведущего рубрики «Важная бумага»

В конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века следователи Генеральной прокуратуры СССР Тельман Гдляна и Николай Иванов по своей популярности не уступали мегазвездам отечественного кино, театра и эстрады.

С их именами прочно связано расследование так называемого «хлопкового дела» в Узбекской ССР, по результатам которого были осуждены (а некоторые даже расстреляны) сотни партийных и хозяйственных руководителей разного уровня. Им вменялись в вину многомиллионные (и это — по советским деньгам!) взятки, приписки и прочие махинации в сфере хлопководства.

Самый перестроечный журнал того времени — «Огонек» — рассказал о «хлопковом деле» на своих страницах и «обрек» Гдляна и Иванова на всесоюзную славу. Сторонники возвели их в ранг народных героев, противники навесили на них ярлык клеветников. Ни те, ни другие в выражениях не стеснялись.

Да и сам Тельман Хоренович, будучи в Барнауле, дал корреспонденту «Свободного курса» эксклюзивное интервью, в котором не особо «дипломатничал» в своих оценках тогдашней ситуации в политике и экономике.

Леонид Вихрев, «Свободный курс».
ИД «Алтапресс»

Такое вот веселое было тогда время…

За что Тельман Гдлян не уважает Филиппа Попова?

Он попросил перенести наше интервью на полчаса позже, «Устал, хочу прогуляться» — вышел из гостиницы и не спеша направился вдоль улицы. Навстречу ему шли люди: кто спешил, кто — не очень. И что интересно: только один или два человека оглянулись ему вслед. Остальные же, кажется, просто не узнавали.

Но вот включен диктофон, задан первый вопрос, и перед нами — знакомый всем по телетрансляциям и зачитанным до дыр газетным страницам с его речами, интервью, разоблачениями Тельман Гдлян: резкий, порой до нетерпимости категоричный, уверенный в своих словах.

И пусть не ругают его ни те, кого он покоробил своими резкими характеристиками и оценками, ни те, кому покажется, что он опять не сказал самого главного.

Он сказал все, что считал нужным. И это — его право.

Тельман Гдлян.
Открытые источники.

Система КПСС превращала граждан в преступников

— Тельман Хоренович, первый вопрос будет, естественно, о «хлопковом деле», расследование которого и стало первопричиной столь огромной популярности «дуэта» Гдлян — Иванов. Вы неоднократно заявляли, что дело это «успешно» развалено… На чем же основаны такие заявления?

— Надо сразу сказать: ошибаются те, кто думает, что мы занимались расследованием «хлопковых дел». Нет, мы занимались партийно-государственной мафией, которая за прошедшие десятилетия прочно срослась со структурами власти. А «хлопковые дела» — работа других групп: из союзной прокуратуры, КГБ СССР и местных органов. Расследование этих дел стало позором наших правоохранительных структур. Ведь основным репрессиям подвергались «стрелочники» — те люди, которых сама система превратила в преступников. Я их не оправдываю. Они нарушили закон, но их преступления — это тысячная, миллионная доля того, что совершили их организаторы и «духовные отцы»

.Мы же брали «рыбешек» покрупнее и, более того, взяли курс на освобождение от уголовной ответственности всех тех, кто был вынужден под давлением, угрозой террора идти на преступления. А это — сотни тысяч людей. Если же взять все наше … содружество под названием СССР, то обнаружится, что коммунистическая система привела к превращению уже десятков миллионов наших сограждан в преступников. Поэтому мы и избрали такой путь: всех «стрелочников» — в сторону, применять к ним другие меры, но не посылать в сибирские лагеря. А привлечь к ответственности организаторов, которые планомерно превратили наше общество в преступное и сделали всех и вся соучастниками своих криминальных дел.

И если уже речь зашла о развале, то надо сказать, то он начался не в апреле 1989 года, а еще в конце 1983-го, практически с первых шагов расследования. Об этом широкая общественность практически ничего не знает.

Тельман Гдлян и Николай Иванов.
Открытые источники.

Тогдашний Генеральный прокурор СССР Александр Михайлович Рекунков послал меня с группой в Узбекистан для того, чтобы мы за два-три месяца завершили там свою работу и вернулись в Москву. Действительно, через три месяца, в конце 1983 года, я приехал в столицу и доложил Генеральному прокурору о том, что расследование не может быть завершено столь быстро, ибо следы ведут из Бухарской области по всему Узбекистану, в ЦК КПУ и в Москву. Вот тут-то и началось противоборство: попытки дискредитации, шельмования, а главным образом — провокации, которые повторились на различных уровнях.

Шла постоянная война за расследование не только дела, но и нас самих. И вот когда мы вышли с разоблачениями на ХIХ партийную конференцию, ваш бывший партлидер Филипп Попов, выполняя указание ЦК КПСС, выкрикивал с трибуны угрозы: дескать, как посмели? Ату их! Сейчас я хотел бы спросить гражданина (а кому-то товарища) Попова, который вовремя сбежал в Москву под крылышко ЦК — ибо партия не забывает своих верных сынов: неужели не стыдно было тогда? Он же прекрасно знал, во имя чего идет эта борьба.

Неужели не стыдно стало и потом, когда тщательно, придирчиво и предвзято проверив все доказательства, прокуратура и ЦК вынуждены были сказать: да на наших сынов накопилось предостаточно материала для привлечения их, делегатов-взяточников, к уголовной ответственности.

Вот это я хотел бы спросить у Филиппа Попова. Но поскольку, даже если бы он еще работал здесь, то все равно бы не пошел со мной на диалог, то я хотел бы это сделать через вашу газету. Только пусть он не ссылается на выводы бывшего генпрокурора Александра Яковлевича Сухарева, который возглавлял комиссию и сначала сказал: да, криминал есть, а через год заявил, что на ХIХ партконференции были представлены только честные коммунисты и не было ни одного взяточника.

Тельман Гдлян.
Открытые источники.

Оправдались те прогнозы, о которых я говорил Сухареву в его кабинете во время нашей последней встречи. Я тогда сказал: Александр Яковлевич, не делайте этого! Вы прекрасно знаете, чью волю вы выполняете. И как вам, слабому профессионалу, поможет развалить это дело свора более грамотных ваших советников. И в этот день, когда вы придете на Политбюро, возьмите под козырек и доложите, что указание выполнено, начнется ваша политическая, гражданская и юридическая смерть. Ибо вы свою грязную работу сделаете и никому больше не будете нужны. Ваши патроны из ЦК должны будут отдать вас на съедение.

Так оно и случилось. Правда, он спросил меня: «А что ты предлагаешь?» Я ответил: «Понимаю, что вам некуда деваться. Но если вы хотите сохранить свое доброе имя, напишите заявление об уходе на пенсию «по состоянию здоровья». Помню. Сухарев покачал головой: «Ну ты и придумал…»

Он не мог набраться мужества, а теперь — опозорен, изгнан и останется в истории как Генеральный прокурор ЦК КПСС, Думаю, что такая же участь ждет всех, кто участвовал в развале этого дела.

Тельман Гдлян и Николай Иванов.
Открытые источники.

Лигачев и Горбачев

— А нынешняя союзная прокуратура продолжает оставаться прокуратурой ЦК КПСС?

— В вашем вопросе и заключается мой ответ.

— Вы рассказали развал «сверху». А были ли попытки внести раскол в саму группу? Нашлись ли люди, которые вас предали?

— Печально и неприятно об этом вспоминать, но такие люди нашлись и из системы прокуратуры и из КГБ. Но, что приятно, ни один из работников милиции, входивших в нашу группу не продал своих товарищей. Прокуратура и КГБ дали своих иудушек, а МВД — нет. Я долго думам об этом и пришел к выводу, что милиция находится ближе к низшему социальному слою, она каждодневно видит жизнь без прикрас, ей ближе боль и неприятие несправедливости, Хотя, конечно, и в этом ведомстве есть свои негодяи, но не среди ребят из нашей группы.

Уголовное дело.
открытые источники (CC0)

— Ваше «общение» с Егором Кузьмичем Лигачевым велось через трибуну съездов, через средства массовой информации… А доводилось ли вам встречаться с ним с глазу на глаз? Если нет, то о чем вы хотели спросить его в личном разговоре?

— Я с ним никогда не контактировал тет-а-тет. А на съездах, сессиях, совещаниях мы, понятно, сталкивались, но я никогда с ним не беседовал. И не жалею об этом.

Сейчас я бы спросил Лигачева: «Разве и сейчас, на своем горьком опыте, вы, Егор Кузьмич, не убедились, какую чудовищную систему вы породили?»

Понимаете, он тоже стал жертвой системы! И в любой демократической стране сработали бы какие-то рычаги, и нам бы гласно объяснили, почему он не достоин быть в руководстве и в чем он провинился перед родной коммунистической партией. А Лигачев повторил путь многих своих предшественников. Борьба за власть внутри узкого клана всегда приводит к возвышению одних и уничтожению других.

— Вы отказываете Горбачеву в простых человеческих метаниях, не предполагаете, что политические жертвы — не «вычислены» им, а, допустим, порождены объективным ходом событий…

— Я не верю ему аб-со-лют-но! Этого человека нужно знать вблизи. Я имел несчастье общаться с ним в его же кабинете. Говорил о надвигающейся угрозе того, что мафия вот-вот захлестнет все наше государство, что нужно срочно вырабатывать союзную программу борьбы с организационной преступностью… И я понимаю его пустой взгляд: не это его интересовало. Он то уговаривал, то пугал (тонко, конечно, но пугал) теми последствиями, которые будут, если мы не откажемся от расследования.

Михаил Горбачев
Юрий Абрамочкин/МАММ/МДФ/russfoto

А я-то ходил к нему за поддержкой, думал, что окружение его дезинформирует, хотел предупредить о том, что сейчас стало фактом: страной правит криминально-политическая мафия, — а он говорил о каких-то «успехах перестройки»…

Помните горбачевскую формулировку: «Мы вечно опаздываем» Да не опаздывает он, а хочет удержать общество в узде!!! Но события опережают его, и Горбачев, приспосабливаясь к ним, выдает все за опоздание. Повторяю: никогда он не опаздывал, он же не глупее нас с вами! Он — раб установки, с одной стороны, и раб объективной ситуации — с другой. Вот он и мечется, и этим объясняется его непредсказуемая позиция по тем или иным вопросам.

Даже поверхностный анализ его поведения говорит о том, что Горбачев — не тот государственный деятель, который способен вывести страну из кризиса. Он потерял доверие общества.

О собственных недостатках

— Вы довольно много говорили о том, что вам не нравится в Горбачеве. Но тогда уже скажите и о недостатках еще одного человека — Тельмана Гдляна.

— У меня столько недостатков, что не знаю, хватит ли в диктофоне пленки, чтобы все их записать. Я — дитя своего времени и, выражаясь языком классики, несу на себе «родимые пятна» того общества, в котором живу. Но я всегда ценил в себе одно качество — стремление избавляться от недостатков. Отчасти я уже избавился, много еще осталось. Есть, над чем работать.

— А как вы относитесь к тому, что вас сравнивают с комиссаром Каттани?

— Когда я был в Риме, журнал «Экспресс» организовал мне встречу с комиссаром Каттани.

Тельман Гдлян и Николай Иванов.
Открытые источники.

— В смысле?!

— Нет, не с артистом, которого все знают по знаменитому телесериалу, а с руководителем следственно-оперативной группы, которая ведет борьбу с итальянской мафией. И когда мы с ним выясняли, в чем похожи советская и, итальянская организованная преступность, то я сказал, что итальянская носит, скорее уголовный, а наша, «родная», политизированный характер, А все потому, что там не произошло сплошного сращивания уголовных и политических мафиозных группировок.

— Вы не занимаетесь коллекционированием анекдотов про себя?

— Да, рассказывали мне и про телефонные звонки, и про люстру, и чего только не было! Но это так, потеха…

— Может быть есть любимый?

— Я уж лучше не буду… Хотя, ладно. Недавно ребята из «Комсомолки» рассказали. Идет программа «Время». Диктор читает сообщение ТАСС: Сегодня после тяжелой и продолжительной поездки по стране и в Москву возвратился член Политбюро ЦК КПСС Егор Кузьмич Лигачев. В аэропорту его встречали товарищи Гдлян, Иванов и сопровождающие их лица…

— Спасибо за анекдот.

— На здоровье. Только я на вашем месте задал бы один провокационный вопрос.

Тельман Гдлян.
Открытые источники.

— Какой же?

— Я поинтересовался бы, не с алтайской ли мафией приехал бороться Гдлян?

— Насколько известно, цель вашей поездки — более мирная: формирование на Алтае отделения народной партии России, сопредседателем которой вы стали. Лучше уж давайте пока об этом…

— Вот вы спрашивали о недостатках. Припоминаете, одним из пунктов обвинения был такой: они рвутся к власти! А проклятая коммунистическая зацикленность не давала нам тогда выйти на трибуну и сказать: «Да, мы рвемся к власти!» Точно так же, как и вы, коммунисты! Только вы рветесь кровавым, аморальным путем, уничтожая политически и физически своих противников, а мы избрали цивилизованный способ. Отсутствие демократической борьбы за власть ведет к загниванию общества, и мы убедились в этом на примере нашей страны, которой правила и правит одна партия.

Надо было еще полтора-два года назад создать НПР. А мы сидели и ждали. Нас подталкивали к этому многие тысячи наших сторонников. писали, говорили…

Тельман Гдлян.
Открытые источники.

Но мы прошли политический ликбез и убедились, что господство компартаппарата каким было, таким и осталось. Существующие ныне партии демократической ориентации, к сожалению, не являются реальной силой, способной сдвинуть КПСС на политическую обочину. Ход развития последствий привел к тому, что появилась необходимость в создании массовой, сильной, хорошо организованной партии, которая на равных смогла бы поспорить с КПСС.

Назвали ее народной потому, что она не должна быть классовой, а такой, которая отражала бы интересы большой части нашего общества. 19 мая прошел учредительный съезд НПР. Сейчас в ее рядах около 5 тыс. членов. И это в самом начале! И мы попытаемся прийти к власти не для того, чтобы властвовать, а к власти ради народа.

Беседу вел Леонид Вихрев

Справка

Филипп Васильевич Попов (1930 — 2007) — первый секретарь Алтайского крайкома КПСС в 1985—1990 гг.

Егор Кузьмич Лигачев (1920 г.р.) — советский и российский государственный и политический деятель, секретарь ЦК КПСС в 1983—1990 годах. Член Политбюро ЦК КПСС в 1985—1990 годах. Член ЦК КПСС с 1976 по 1990 год. Автор, пожалуй самой популярной фразы времен перестройки («Борис, ты не прав!»), сказанной на XIX партийной конференции КПСС в адрес «отщепенца» Бориса Ельцина.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость