Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Спикер АКЗС откровенно рассказал о политических конфликтах в крае и других острых вопросах

В последний месяц законодательная власть в Алтайском крае оказалась под прицелом прокуратуры, СМИ, избирателей. У местных депутатов нашли нарушения в декларациях, в краевом заксобрании (АКЗС) рассматривают вопрос выплат компенсаций, там же возникли трения с главой аппарата. Председатель АКЗС Александр Романенко согласился откровенно рассказать altapress.ru о своей позиции по поводу острых вопросов и ответил на неудобные вопросы.

Александр Романенко.
Александр Романенко.
Дмитрий Лямзин

«Конфликта нет»

— Конец 2018 года в АКЗС прошел на фоне конфликта между руководителем аппарата Инной Казанцевой и депутатами. Острую реакцию вызвало ее предложение снизить зарплату помощникам депутатов и запретить им нанимать на эти должности родственников. Как случилось, что конфликт вообще возник?

— Я бы не назвал это конфликтом. Не нужно забывать, что аппарат АКЗС — такой же трудовой коллектив, как любой другой. Здесь также работают люди самых разных характеров, профессий, наклонностей и т. д.

Инна Васильевна работает у нас два года. Она опытный профессионал, юрист. Казанцева много сделала, чтобы привести нашу нормативную внутриаппаратную работу в нормальное, инструктивное состояние. Но в силу, наверно, характера у нее не со всеми сложились отношения.

Никакого кризиса между руководителем аппарата и депутатами нет.

— То есть вы не считаете, как некоторые депутаты, что она много на себя берет и забывает, кто на кого работает?

— Инна Васильевна работает в рамках положения о руководителе аппарата. У нее как у опытного управленца, юриста есть своя точка зрения на те или иные процессы внутри АКЗС. Может быть, ее слабая сторона в том, что она ее слишком явно выражала.

Инна Казанцева
Пресс-служба АКЗС

— Недостаток дипломатии?

— Да, скорее, так. Но конфликта нет. Сейчас она в отпуске. После выхода с ней будет составлен разговор. Тут есть проблемы чисто личностного плана. Ей нужно будет на некоторые вещи обратить особое внимание.

— Сейчас решения о ее увольнении нет?

— Нет. Но если Инна Васильевна не поймет свои ошибки, то будем ставить вопрос более категорично.

— А как вы лично относитесь к ее инициативе?

— Я считаю, надо серьезно подумать над тем, назначать ли родственников помощниками депутатов. Моя точка зрения: каждый депутат должен четко понимать, что за этим может последовать — некое обсуждение, некая тень на него. В этом я готов согласиться с позицией руководителя аппарата.

Что касается зарплаты, то она регламентирована законодательством, и никакому обсуждению не подлежит.

«Стало ясно, что комитеты нужно усиливать»

Александр Романенко.
Дмитрий Лямзин

— На декабрьской сессии принято решение, что еще три депутата займут оплачиваемые посты в АКЗС. Но если два года АКЗС благополучно справлялся без этих людей, то зачем сейчас тратить бюджетные средства на оплату их труда?

— В прошлом созыве на постоянной основе у нас работали 14 депутатов, в этом — 10. Например, комитет по бюджету у нас оказался вообще без таких депутатов. А в прошлом созыве в нем на освобожденной основе работали и я, и Александр Владимирович Молотов. Только дилетант может считать, что в комитете по бюджету нет работы. Ее всегда очень много: кроме непосредственно законодательной, это участие в мероприятиях, совещаниях, семинарах и т. д.

То же самое можно отнести и к комитету по здравоохранению. Сейчас на постоянной основе там работает только Александр Федорович Лазарев, и то не с самого начала созыва.

Конечно, мы руководствовались и просьбами оппозиционных партий — расширить круг их депутатов, работающих на профессиональной основе. На два года мы брали тайм-аут. Но сейчас стало ясно, что комитеты нужно усиливать.

— Из-за конфликта во фракции оплачиваемый пост не получил представитель КПРФ. Лично вас устраивает ситуация разлада у коммунистов?

— Она никак не может меня устраивать, кто бы что ни говорил. Я тут не потираю от удовольствия руки. Это наши товарищи. Надо четко понимать, что любая фракция в АКЗС — это группа людей, которые должны выполнять свои полномочия, в том числе в законотворческой сфере. Если сегодня фракцию КПРФ раздирают противоречия, то ни о какой такой работе речи идти не может.

Вы помните слова Марии Николаевны Прусаковой (лидера крайкома КПРФ), которые она произнесла при принятии бюджета? «Коммунисты фракции КПРФ будут голосовать против». Разве это позиция?

И потом, за фракцией КПРФ, как и за любой другой, стоят конкретные люди, которые избирали депутатов и ждут от них иной работы. Поэтому, конечно, как руководителя парламента меня это не может устраивать. Я же встречаюсь с людьми, и мне приходится за этих товарищей отвечать.

— Мнение Прусаковой, что Талдыкин (лидер фракции КПРФ, изгнанный из партии) продался вам за платную должность не разделяете?

— А где его платная должность? Ее нет. Это же домыслы.

Я подчеркну, решения о том, какие депутаты должны работать на профессиональной основе, принимали исключительно комитеты. Никакой политической составляющей тут не было. От фракции КПРФ поступило три заявления — от Талдыкина, Сартакова и Початова. И депутаты, входящие в комитет, обратились к ним с просьбой договориться. Но они не договорились — и комитет не стал голосовать.

Александр Романенко.
Дмитрий Лямзин

«Довыборы — дорогое удовольствие»

— Прокуратура плотно взялась за декларации местных депутатов, нашла в них массу нарушений. И теперь над некоторыми депутатами Барнаула, Бийска, Новоалтайска нависла угроза лишения мандатов. Если такие решения примут, какой может оказаться цена — в денежном, репутационном смыслах?

— Я бы на репутационной стороне не акцентировал внимание. Моя точка зрения — никто из депутатов перечисленных городов, равно как и других представительных органов, не скрывают своих доходов и не допускают ошибки в декларациях специально. Я считаю, что это элементарная халатность и невнимательность.

— Но ведь люди рассуждают так: «Мы избрали людей в представительный орган власти. Как они смогут принимать важные для нас документы, если не в состоянии правильно заполнить декларацию?».

— С этой точки зрения, может быть, претензии правомерны. Я своим коллегам и из АКЗС, и из муниципалитетов на семинарах говорю об этом.

Но есть и иная точка зрения. Когда принимался закон в части заполнения деклараций муниципальными депутатами, особенно сельскими, и Алтайский край, и многие другие регионы не согласились с этим. Но федеральные законодатели сохранили эту норму права. И сегодня прокуратура просто делает свою работу.

— А что по поводу возможных финансовых последствий?

— Да, любые выборы, в том числе дополнительные, стоят довольно дорого. В 2017 году мы проводили довыборы депутата АКЗС. На эти цели потратили 9 млн рублей. На выборы депутатов Барнаульской гордумы израсходовали 40 млн рублей, то есть в среднем по 2 млн на округ. Это бюджетные средства. Поэтому лишение мандатов может привести и к финансовым затратам.

— Действия прокуратуры не ограничились интересом к декларациям. На январской сессии будет рассматриваться протест, связанный с выплатой депутатам АКЗС ежемесячных компенсаций и правом преимущественного приема у госслужащих. Как вы считаете, прокуратура целенаправленно «бьет» по законодателям?

— Мы зачастую вырываем из жизни какие-то темы и уделяем им большее внимание. На самом деле работа с прокуратурой у нас идет постоянно.

Можно было бы сказать, что прокуратура не смотрит на жизнь, на вопросы необходимости. Но на самом деле это не верная точка зрения. Прокуратура — надзорный орган, который стоит на букве закона. Ее сотрудники — не гости в АКЗС, они постоянно с нами работают. Я, наоборот, скажу, что в основном мы находим понимание. Иногда нам дают время, чтобы мы сами что-то исправили. Где-то могут и согласиться с нашими доводами. Но при прямом нарушении законодательства их позиция всегда четкая.

Мы не всегда соглашаемся с прокуратурой, идем в суды, чтобы было время, за которое федеральный законодатель примет решения, подтверждающие нашу позицию. Так, например, было с краевым законом о запрете продажи алкогольных энергетиков.

Александр Романенко.
Дмитрий Лямзин

«Не надо стоять рядом со сварщиком»

— Не так давно, оценивая аварийную ситуацию в Змеиногорске, вы пожурили местных депутатов и призвали их самих обходить дома в экстренных случаях. А краевые депутаты не должны так делать?

— А краевые так и делают. Если депутат живет на округе, то и так встречается с избирателями каждый день. Если не живет, то обязательно поддерживает контакт с избирателями. Я-то речь вел о другом.

В Змеиногорске к устранению аварий были подключены разные органы власти, порывы происходили один за одним. Но жители не были до конца информированы, а что же происходит и сколько еще ждать. И я как раз просил об этом — информировать. Так в итоге и произошло. В период последнего аварийного случая (стучит по дереву) представители муниципалитетов, в том числе и депутаты, обошли все дома.

Вы провели какое-то различие. Но какая разница, краевой депутат или муниципальный? Мы все должны работать на решение одной задачи. Это не значит, что во время аварии депутат должен рядом со сварщиком стоять или находиться на месте сутками, но помощь должен оказывать обязательно, пусть и иначе.

«Даже в мыслях такого не было»

Виктор Томенкои Александр Романенко.
www. altairegion22.ru

— К концу 2018 года стала появляться информация, что некоторые руководители краевого и муниципального уровней почувствовали ослабление хватки краевых властей, губернатора и в политическом смысле «расслабились». Вас называют в их числе. Как вы это прокомментируете?

— С тем, что прежде превалировала позиция одного человека, трудно не согласиться. Но, возможно, тогда это было правильно. Он — высшее должностное лицо, губернатор региона.

При том, что представление у большинства несколько утрированное, так как не все были свидетелями процессов обсуждения: они часто носили закрытый формат — аппаратных или других совещаний. На них звучали и обсуждались разные точки зрения. Окончательное решение было за губернатором, и да, нередко его мнение превалировало. Это действительность, через которую мы прошли. И существуют разные мнения, насколько это правильно.

Сегодня идут несколько другие процессы. К руководству региона пришел совершенно новый человек, причем не выходец из Алтайского края. Он изучает край. Часто советуется, очень много слушает, причем разных людей. Это резко отличает стиль его руководства. И люди постепенно начинают работать в режиме диалога. В результате, думаю, на всех уровнях власти люди должны стать более свободны в своих решениях и, как следствие, более инициативны.

— У вас нет желания создать альтернативный центр власти в крае?

— Ни в коем случае. Даже в мыслях такого нет. Зачем это делать? Моя точка зрения: при любом губернаторе правительство и парламент должны работать сообща, ведь мы решаем одни проблемы и преследуем одни цели.

«Тут Клюзов не прав»

Александр Романенко.
Фото из архива пресс-службы Правительства

— Бывший глава исполкома регионального отделения «Единой России» Андрей Клюзов говорил, что с финансированием работы парторганизации есть проблемы и что в межвыборный период мало желающих помогать? Насколько справедливы его слова?

— Для понимания. Сегодня нет никаких вопросов по поводу выплат зарплат работникам краевого исполкома и местных отделений. Средства на эти цели мы получаем из федерального центра. Вопросы, связанные с финансированием мероприятий, выборных кампаний, агитационной работы всегда были и есть. Для этого привлекались дополнительные средства членов партии. С того момента, как средства понадобились и до того, как среди членов партии нашелся спонсор, это может выглядеть как проблема. Но это обычная организационная работа. Ведь речь идет о личных финансовых средствах человека.

Андрей Анатольевич по роду своих обязанностей в партии не редко занимался этой темой, потому и несколько преувеличил ее масштабы. Это вопрос восприятия частностей и целого.

Но сегодня я бы сказал, что больших сложностей с финансированием регионального отделения нет.

Я не согласен с мнением Клюзова о том, что некоторые члены партии финансово помогают только перед выборами, чтобы прислониться к бренду партии для решения собственных вопросов. Так говорить совершенно неправильно. Напротив, я считаю, что партия должна благодарить тех своих членов и сторонников, которые помогают в решении общественных вопросов, используя все имеющиеся у них ресурсы. В этом плане Клюзов явно не прав.

— Какие трудности, по вашей оценке, могут возникнуть в реализации «мусорной» реформы?

— В регионе, где более 1,5 тысяч населенных пунктов, более 600 муниципальных образований, семь зон работы региональных операторов говорить, что мусорная реформа пройдет сразу и идеально, наверно, не приходится.

Ведь раньше в каждом населенном пункте была свалка. Никаких договоров между жителями и властями не заключалось. Что делал человек? Накапливал мусор, а потом или вывозил его на свалку, или частично перерабатывал у себя на участке, а остальное вывозил.

Сегодня во многих населенных пунктах эти свалки закрыли и предложили жителям другие условия — заключить договор с регоператором и по определенным дням выставлять мусор, чтобы тот его организованно забирал. В результате, в этой области мы стремимся добиться совершенно другого уровня порядка. Но пока ее везде в крае эта работа организована, не везде ее понимают и принимают.

Мы ждем февраля, когда людям принесут первые квитанции на оплату. Могут возникнуть моменты недовольства. И мы должны усилить работу по информированию населения в той части, чего мы реформой хотим добиться и как это будет происходить. И вмешиваться, где требуется.

Скажем, есть славгородская зона, где мы не согласились с регоператором по размеру установленного тарифа. И ведем сейчас работу, чтобы его снизили.

Славгородская зона — крупная: 10 районов, два города, 200 тысяч населения — и всего 5 пунктов утилизации. Конечно, получается большая транспортная составляющая, которая ложится на тариф. Регоператору нужно поправить эту ситуацию, над чем мы обязательно будем работать.

Но в целом нужно помогать. Сегодня идет много посылов. А надо ли у каждого дома ставить мусорные баки? А нужно делать то или это? Конечно, нужно. И со временем все будет сделано. Но чтобы одномоментно все организовать, требуется сумма более 10 млрд рублей. Таких средств сегодня нет ни у власти края, ни у региональных операторов. Поэтому всем нужно собраться и спокойно, планомерно, совместно с исполнителями и населением все вопросы решить.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость