Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Юрий Гатилов рассказал, из-за чего страдают алтайские строители и почему не хотят быть дураками

В июле в саморегулируемой организации (СРО) «Алтайские строители» выбрали нового президента. Им стал руководитель компании «Жилищная инициатива» Юрий Гатилов. Он рассказал altapress.ru, зачем ему это, почему он называет проект генплана Барнаула «весёлыми картинками» и из-за чего отрасль может «сдуться» через два года.

Юрий Гатилов.
Юрий Гатилов.
Анна Зайкова.

Генплан — это «веселые картинки»!

— Юрий Александрович, ваше назначение пришлось на важное событие для Барнаула. У нас принимают Генеральный план развития города до 2036 года. Вы довольны документом?

— Я считаю, что для создания грамотного документа (в 2015 году. — Прим. ред.) нужно было собирать свою рабочую группу.

Рассекреченные, но непонятые. Мэрия представила проект генплана Барнаула экспертному сообществу

У нас ведь есть специалисты высокого класса: Сергей Боженко, в недавнем прошлом главный архитектор города, Петр Анисифоров, со званием «Почетный архитектор России», генпланист Станислав Зенков и другие. Представляете, какой это мощный интеллектуальный потенциал и какой документ они могли бы сделать!

И самое главное — подобная команда специалистов сможет постоянно обновлять этот документ с учетом возникающих потребностей или тех же законодательных изменений. За те два года, пока этот генплан переделывали, он устарел два раза, потому что Градостоительный и Земельный кодексы претерпели изменения.

Эту работу надо финансировать на постоянной основе, а у нас, заплатив разом 20 млн, хотели сделать Генеральный план развития города на 20 лет вперед. Это называется «заплатить эти три копейки питерскому институту и получить хороший продукт». Вот мы и получили «веселые картинки».

— То есть предложенный Генеральный план вас не устраивает?

— Давайте так: что такое новая дорога в генплане? Это просто линия. Но нужно начертить ее в масштабе 1:500, нанести все сети, красные линии, учесть рельеф и другие условия для строительства. То есть выполнить рабочую схему.

Вид на Барнаул. Центр. Новостройки.
Дмитрий Лямзин.

Стоимость разработки такой схемы только для Павловского тракта обойдется, по моим подсчетам, в 20 млн рублей. Это очень большая работа, которая действительно нужна городу. И настало время для этой работы. В существующих законодательных реалиях она возможна только после того, как Генеральный план примут.

— Что требует доработки в первую очередь?

— Нужно с головой погрузиться в проработку транспортной сети Барнаула. Как такое возможно, чтобы у краевой столицы не было ни одного реального документа развития дорожной сети города? И это при том, что Барнаул который год задыхается в пробках.

«Перекроют „легкие“ Барнаула». Известный архитектор высказался о планах построить высотки на пруду Лесной

Дальше. Нужно развивать инженерные коммуникации и зеленые зоны. Сколько можно: все в городе вырубили, и это уже даже не смешно. Предстоит огромный объем работы по созданию грамотной схемы озеленения города. Вплоть до того, что нам надо каждое дерево нанести на план. Может, вспомнить прежние проекты. Была же хорошая идея создать легкие города — опоясать его зелеными кольцами. Получилось только рощу на улице Солнечная поляна вырастить.

Нам надо садить деревья. Ну что же, мы в XXI веке не можем этого сделать? Спилил сосны для вертолетной площадки (запланировано строительство на территории медкластера на горе. — Прим. ред.) — посади в три раза больше. Но только так, чтобы деревья действительно росли. Это кажется, что все просто: ткнул прутик, и он заколосился. На самом деле саженцы еще лет десять надо нянчить: опахивать, прокашивать, защищать, менять на другие, если они погибли. Это постоянная работа. Если это делать как надо, давно все было бы зелено. Уж я-то знаю. В каждом квартале «ЖИ» такая работа идет бесконечно.

Парк.
CC0

«Поздно умнеем!»

— Почему идея создать рабочую группу, которая будет дорабатывать генплан, возникла только сейчас?

— Поздно умнеем. Я 20 лет назад говорил, что у нас есть специалисты, которые могут решать эти сложные задачи. В том числе им по силам разработать Генеральный план своего города.

— Вам как руководителю строительной компании нужен Генеральный план города?

— Конечно! Многие векторы развития города мы понимаем и сами. Видим, где актуально строить жилье. Но этот документ нужен по многим другим причинам. Например, настало время сокращать санитарные и охранные зоны советских предприятий, которые либо работают по новым технологиям и уже не наносят вред окружающей среде, либо стали местом для развития мелких производств, либо совсем прекратили работать. Это огромный резерв для строительства.

— У вас остается надежда на позитивные изменения?

— Зачем же поднимать проблемы, если нет надежды, что их можно решить? Мы обсуждаем болевые точки только потому, что они мешают нам строить будущее. У нас пока еще есть ресурсы, чтобы придать нашему городу и краю импульс развития.

Утрамбуют высотками: на месте ветхих домов и промзон в Барнауле построят жилые кварталы

Оглянитесь: сделано немало, город прирастает новыми кварталами, блестят окна новых школ, у нас достаточно чистый, опрятный город. Надо изо всех сил стараться сделать его привлекательным для жизни, развивать экономику, насыщать жизнь горожан приятными событиями.

Работы очень много, даже если бы не было всех этих проблем, о которых мы говорим. И слава Богу, что есть у нас строители, которые могут выполнить любые поставленные задачи. Их лишь надо поддержать в этот сложный период и, конечно, поздравить с профессиональным праздником. Что я от всей души и делаю. Ведь чем больше в городе возвышается строительных кранов, тем больше и светлее у такого города будущее!

Накопилась масса проблем

— Юрий Александрович, ваше президентство в СРО «Алтайские строители» стало громкой новостью. Ведь вы никогда не стремились на подобные должности. Почему сейчас?

— Я пошел туда по нескольким причинам. Первое: в связи с последними нововведениями ряды строителей существенно редеют. Кадровая скамейка запасных, мягко говоря, сократилась, а в скором времени станет еще короче.

Второе. Сейчас СРО — это единственный живой из существующих административно-экономических органов, который занимается защитой интересов строителей и граждан. Ни на одном уровне местной и региональной власти нет ни одного человека, должности или комитета, который был бы озадачен развитием нашей отрасли.

В правительстве региона, кстати, даже нет «строительного» заместителя губернатора, который мог бы глубоко погрузиться в наши проблемы. Нам не к кому обратиться. Поэтому СРО инициирует ряд законодательных актов, потребность в которых критично назрела.

— Разве есть вопросы острее перехода от долевого строительства на проектное финансирование?

— Сколько угодно! К примеру, Алтайскому краю необходимо срочно урегулировать вопрос с ценообразованием на объекты, которые строятся по госзаказу.

Вы же в курсе, что у нас не нашлось подрядчиков на несколько образовательных учреждений? Край рассчитывал получить деньги по федеральным программам, но может не увидеть их сейчас, а также и в будущих подобных программах.

Стройка. Новостройки. Недвижимость.
Анна Зайкова.

— Почему вы, строители, не пошли на аукцион? Ведь это нормальный способ получить если не прибыль, то хотя бы оборотные средства, загрузить коллектив работой.

— Фактическая себестоимость объектов существенно выше сметной. Например, мы строим детский сад в квартале Лазурный-2 и выполнили земельных работ на 2,8 млн рублей, а получим за них только 1,5 млн. Крышу построили за 2,6 млн, а заплатят нам только 285 тысяч. Да за такие деньги крышу на коттедж не построить, а тут детский сад!

Проблемы с ценообразованием на объекты по госзаказу существуют давно. Мы же помним, что старейшая строительная компания Алтайского края «СтройГАЗ» умерла, не справившись с бюджетными заказами. Там же оказался «Алтайкоксохимстрой». Но в прошлом году все стало еще сложнее.

До сих пор при составлении смет на такие объекты учитывали региональную специфику. Хотя бы то, что щебень к нам везут из карьеров в Бийске, а цемент — из Голухи, и неверно учитывать отпускную цену завода. Теперь смету считают по федеральным показателям, которые на 15−20% ниже сложившихся в регионе. Алтайский минстрой уже отчитался, что не может повлиять на низкую стоимость строительства соцобъектов.

Дураков не осталось

— Почему так получилось?

— Год назад наш алтайский минстройтранс приказом № 469 собственноручно отменил действие прежнего порядка ценообразования и фактически гарантировал проблемы для всей отрасли в крае.

А между тем 28 регионов в России нашли возможность этого не делать. Среди них Московская и Ленинградская области и все наши соседи: Томская, Новосибирская, Кемеровская области и даже маленькая Хакасия. Все они продолжают пользоваться утвержденными местными территориальными расценками, а не заниженными федеральными, как мы.

Юрий Гатилов, генеральный директор компании «Жилищная инициатива». Круглый стол «Город в городе». Белокуриха 2019.
Анна Зайкова.

И к старому порядку ценообразования было много вопросов, но по новым правилам строительство бюджетных объектов в крае стало вообще невозможным. Вся проблема местных властей в том, что они думают, как решить сиюминутные задачи, а не о том, как отстоять региональные интересы и развивать вверенную им местную экономику. Этот подход надо менять.

Вообще, строители постоянно сталкиваются с изменением всевозможных нормативов работы. Начиная от принципов застройки города и заканчивая техническими нормативами. Работать уже невозможно, потому что каждое нововведение требует дополнительного финансирования. Нас заставляют строить как в Арабских Эмиратах или Лондоне. Но покупательная способность населения у нас другая.

— Чиновник рассудит: каждый квартальный застройщик заинтересован в инфраструктуре своего квартала. Пусть он плачет, но школу построит. Разве не так?

— Пока проблемы ценообразования не решатся, садов и школ не будет. Да, мы («Жилищная инициатива». — Прим. ред.) строим, но несем огромные убытки. Единственная причина, по которой мы это делаем, — обещали это нашим дольщикам, покупателям квартир. Но такими соображениями, по-видимому, руководствуемся только мы. Другие квартальные застройщики просто отказываются от таких проектов, и, наверное, правильно делают.

Новостройки Барнаула. Строительство.
Дмитрий Лямзин.

Местные власти, вместо того чтобы решать проблему комплексно, уже делают настойчивые попытки заставить строителей взять на себя убыточные объекты. Но не будем забывать о новых законах, в том числе о проектном финансировании. Финансирование из кармана застройщика убыточных соцобъектов могут признать нецелевым использованием средств дольщиков со всеми вытекающими последствиями. Это тупик! Поэтому лезть в этот капкан желающих не осталось.

— Как на практике СРО может решить подобные вопросы?

— Через создание рабочих групп из юристов и технических специалистов строительной отрасли. Они смогут глубоко вникнуть в каждый постулат закона или нюансы проблем и предложить решение, которое будет интересно всем. Потому что, повторюсь, институты власти, которые в теории должны курировать эти вопросы, практически не работают.

Отсюда вытекает третья причина, по которой я занял должность президента СРО «Алтайские строители». Пришло время объединять различные строительные сообщества, консолидировать наши усилия для достижения результата. Нам надо отстаивать свои права и интересы.

Юрий Гатилов.
Владимир Вдовин.

Единственный орган, который жив и имеет потенциал менять ситуацию, это СРО — при условии тесного взаимодействия с Союзом строителей («Региональное объединение работодателей Алтайского края», председатель правления Александр Мишустин. — Прим. altapress.ru). Строительному сообществу нужно, чтобы все дружно и эффективно работали над понятными целями.

О чем еще рассказал Юрий Гатилов

О том, каким будет 2024 год

— В этот год согласно майским указам президента в крае должны построить миллион «квадратов» жилья. Сейчас я вижу только декларацию. Нельзя построить миллион в никуда. Чтобы это получилось, нужно экономику развивать, создавать рабочие места, чтобы люди могли это жилье купить. Нужно обеспечить хотя бы минимальный прирост населения.

Далее, к этому миллиону нужны сети, дороги, сады, школы и прочая инфраструктура, а без нормальных налоговых поступлений бюджет города это просто не потянет. А откуда берутся налоги? Нужно развивать промышленность. Это ключевое условие. Одним словом, просто нарисовать миллион на бумажке не получится. Чтобы был шанс этого добиться, начинать нужно прямо сейчас.

О состоянии строительной отрасли Алтайского края

— Наша отрасль усохла по ряду причин. Первая и самая важная — обнищание населения. Вторая — ужесточение нормативов. Третья — появление ресурсоснабжающих организаций — монополистов, которым даже губернатор не указ. Ну и последний рывок — уничтожение рынка долевого участия.

Об адаптации к новому закону

— Я не раз говорил: в регионе эта схема работать не будет. Да, в Барнауле пять домов уже строятся по этой схеме, но достроятся ли они? Кто первый пойдет под эскроу, тот труп.

Об участниках рынка

— На рынке много компаний, которые пришли из другого бизнеса. Это предприниматели, которые очень хорошо считают деньги. Скоро они поймут, что размещать их на депозитах в банке выгоднее, чем строить дома.

О борьбе за свой регион

— Мы изучали рынок Москвы и Питера с прицелом поработать там. Но чужаков там не ждут. Правда, и оттуда варягов ждать не стоит. Это миф, что мы их заинтересуем. Все дело в низкой отраслевой маржинальности в нашем регионе. Но главное — население Барнаула уменьшается. Идет замещение — уезжает талантливая, наиболее трудоспособная молодежь, состоятельная элита, а приезжает неплатежеспособное население. Мы имеем финансовое и интеллектуальное обескровливание региона.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость