Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Суд принудил мэрию Барнаула принять не нужный ей памятник промышленной архитектуры

Конкурсный управляющий «Барнаульского дрожжевого завода» только через суд смог принудить администрацию Барнаула принять одно из заводских зданий, являющееся объектом культурного наследия. Продать его на торгах не удалось даже после того, как цена объекта с участком снизилась в 10 раз. В мэрии же отказывались от «такого подарка» под разными предлогами.

"Барнаульский дрожжевой завод". Январь 2018 года.
"Барнаульский дрожжевой завод". Январь 2018 года.
Анна Зайкова

Нужен для истории, но не нужен никому

Памятник промышленной архитектуры — здание на ул. Мамонтова, 305а — сегодня еще принадлежит заводу-банкроту. Зданию больше 100 лет, и чтобы кирпичная кладка не расходилась, «старичка» опоясали железным профилем.

Год назад, когда городские активисты начали бить в набат из-за его разрушения, архитектор Александр Деринг говорил: здесь могла бы разместиться новая культурная площадка, которая оживит исторический район и станет частью нового туристического маршрута. Он говорил, что это — один из немногих сохранившихся в городе памятников промышленной архитектуры.

Но нужный, казалось бы, для сохранения исторического наследия объект оказался не нужен ни кредиторам, ни инвесторам, ни мэрии.

«Барнаульский дрожжевой завод». Январь 2018 года.
Анна Зайкова

Трижды не продан

Желающих купить это здание с участком вообще не нашлось. Его трижды выставляли на торги, но заявку так никто и не подал — ни тогда, когда стартовая цена составляла 18,7 млн рублей, ни после ее снижения в 10 раз — до 1,88 млн рублей.

Кредиторы забрать объект в качестве отступного отказались, следует из материалов суда. А когда в октябре 2018 года конкурсный управляющий завода уведомил администрацию Барнаула о передаче его в муниципальную собственность, мэрия тоже отказалась.

Но альтернативы у мэрии, видимо, нет: нереализованное имущество компании-банкрота передается именно органу местного самоуправления по месту нахождения объекта, следует из закона «О банкротстве».

«Барнаульский дрожжевой завод». Январь 2018 года.
Анна Зайкова

Аргументы мэрии

Между тем, представитель мэрии от принятия здания в муниципальную собственность отбивался и в ходе судебного разбирательства. То есть после того, как арбитражник обратился в суд с заявлением о понуждении горадминистрации принять имущество.

Как оживить барнаульскую «спичку»? 5 зарубежных и российских примеров

В мэрии объяснили, что уполномоченным органом для принятия имущества является комитет по муниципальной собственности города, а не администрация (то есть иск подан не к тому ответчику).

Говорили, что здание — памятник регионального значения и, стало быть, принимать его в собственность должны власти региона.

Кроме того, «имущество не может быть использовано для обеспечения осуществления полномочий в решении вопросов местного значения», объясняли в мэрии.

Однако суд аргументы мэрии не убедили: он удовлетворил требования конкурсного управляющего. Ненужный городу объект власти Барнаула обязаны принять в течение 10 дней после вступления судебного решения в силу.

Полное решение арбитраж опубликовал 14 июня, власти Барнаула еще могут попытаться его оспорить в течение 10 дней.

Дрожже-винокуренный завод в начале XX века.
ok.ru/barnaul.y

10 фактов о памятнике и заводе

  1. Именно на этом месте, на берегу пруда, в 1766 году изобретатель Иван Ползунов построил свою знаменитую паровую машину.
  2. В 1916 году дрожже-винокуренный завод в Барнауле начал производство дрожжей и спирта.
  3. Здание построено Миролюбовским товариществом, главным партнером в нем был собственник Томского дрожзавода Дмитрий Зверев, бывший чиновник (однофамилец и тезка начальника статбюро того времени).
  4. Вводил завод распорядитель товарищества Александр Окороков, четыре года спустя ставший первым в истории края главой исполнительной власти — комиссаром.
  5. До 1935 года завод выпускал и дрожжи, и спирт.
  6. В постсоветское время его акционировали. В 2009 году ключевыми акционерами были ТПК «Алекан» (33%), Василий Садков (гендиректор, около 15%) и Юрий Щербаков (член совета директоров, 31%).
  7. В 2010—2011 годах контрольный пакет акций перешел под контроль «Изумрудной страны» (через фирму «Стройтак»).
  8. Завод был единственным предприятием в крае, выпускавшим хлебопекарные дрожжи.
  9. В феврале 2016 года БДЗ повторил судьбу большинства «изумрудных» предприятий — суд признал его банкротом. Завод прекратил работу.
  10. С того времени бесхозный, по сути, памятник культурного наследия продолжает ветшать и разрушаться.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость