Политика

Бунт рассерженных барнаульцев. Является он попыткой достучаться до власти или это политическая игра активистов?

Весна 2021 года в Барнауле запомнится чередой протестных акций. Люди недовольны сменой функциональных зон, точечной застройкой, засыпкой Ковша, а теперь и сносом здания речного вокзала. Протестная форма волеизъявления уже результативна — на ул. Гущина остановлено строительство «лишней» многоэтажки. В борьбе «рассерженных горожан» поддержали общественники. Кто эти люди, за что они борются и не втягивают ли барнаульцев в политические игры — altapress.ru выяснил у экспертов и самих активистов.

В Барнауле прошел митинг в защиту частного сектора.
В Барнауле прошел митинг в защиту частного сектора.
Дмитрий Лямзин.

Кто такие «рассерженные горожане»

Термин «рассерженные горожане» был описан в научной литературе в 2017-м в статье доктора политических наук Ольги Поповой. В тексте сказано, что это «форма публичного проявления протестных настроений жителей крупных промышленных центров, которые резко активизировались и вылились в общественные движения после выборов в Госдуму 4 декабря 2011 года».

Сейчас термин нередко применяется к протестам жителей крупных городов.

Владислав Вакаев
altapress.ru

Владислав Вакаев,
руководитель парка «Изумрудный»:

Я считаю, что он применим в сложившейся в Барнауле ситуации. Волны гражданской активности «рассерженных горожан» распространяются на защиту зеленых зон, градостроительной политики и т. д. Есть и определенное политическое напряжение. Митинги начала года это тоже хорошо проиллюстрировали. И это объективный процесс. Он связан с тем, что именно горожане — более независимые и информированные слои населения.

Депутат АКЗС добавил, что большая часть «рассерженных горожан» — молодежь и люди среднего возраста, черпающие информацию преимущественно на просторах сети Интернет. Среди них есть предприниматели, творческая интеллигенция, иными словами, люди, не боящиеся потерять работу, как те же сельчане.

В Барнауле прошел митинг в защиту частного сектора.
Дмитрий Лямзин.

Вакаев отметил: специфика Барнаула в том, что между населением краевой столицы и городской властью возник некий барьер, мешающий конструктивному диалогу.

Владислав Вакаев,
руководитель парка «Изумрудный»:

Люди видят, что их интересы нередко уходят на задний план. Будучи отчужденными от власти, они начали возмущаться и транслировать свое недовольство публичными методами.

Что злит жителей городов

Проект гостиницы «Рэдиссон» в Барнауле
Фото предоставлено компанией «ПремиумСтрой — Алтай».

Одним из наиболее резонансных проявлений волны недовольства «рассерженных горожан» в России стала борьба против строительства православного храма в Екатеринбурге в 2019 году. В этом же году в Барнауле разразились баталии вокруг перспективы возведения гостиницы Radisson на пл. Сахарова. Люди отстаивали сквер и исторический облик площади. Протесты получили название «страсти по Рэдиссону», а фешенебельный отель так и не построили.

Аварийный дом на ул. Советской Армии, 54.
Анна Зайкова.

Часто барнаульцев будоражат проблемы памятников культурного наследия, смена функциональных зон, точечная застройка (ЖК «Невский-2»), обрушение аварийных домов, засыпка Ковша и Лесного пруда, вырубка городских лесов и зеленых зон (Мизюлинская роща) краевой столицы.

К процессу публичного выражения протеста подключились активисты «со стажем», оппозиционные политики и рядовые граждане, чьи интересы были затронуты в первую очередь. По ряду вопросов до сих пор в алрес чиновников сыпятся обращения к федеральным, региональным и городским властям. Не дождавшись исчерпывающего, по мнению людей, ответа, горожане выходят на митинги.

Откуда растет недовольство

Константин Лукин.
Анна Зайкова

К слову, волна протестных движений из категории «недвижимость» сложилась в Барнауле не одномоментно. Она набирала обороты на протяжении нескольких лет. Об этом altapress.ru рассказал политолог Константин Лукин.

Спусковым крючком выступила вырубка деревьев на пр. Ленина и на территории знаменитой «Сковородки» возле АлтГТУ.

Константин Лукин,
политолог:

Тогда впервые вопрос защиты зеленых насаждений встал ребром. Окончательно общественность всколыхнули рубки в парке «Изумрудный». Начали формироваться различные общественные движения с вполне конкретными позициями. Свое мнение люди стали выражать уже публично — выходить на протестные акции.

Что происходит в барнаульском парке «Изумрудный».
Анна Зайкова

Владислав Вакаев также назвал проблему сокращения зеленых зон, как одну из причин достижения «точки кипения».

Владислав Вакаев,
руководитель парка «Изумрудный»:

Площади зеленых зон на протяжении 30 лет сокращались. Только парки потеряли 50% территорий. Люди, видя негативный процесс, заняли достаточно жесткую позицию, защищая зеленые территории.

Лукин добавил, что эффект закрепил срыв общественных обсуждений нового генерального плана в январе 2017 года. Политолог напомнил, что инцидент произошел в поселке Центральный, куда съехались около 1,5 тыс. горожан. Барнаульцев возмутил формат слушаний, не предполагающий присутствия простых горожан, планы по размещению полигона ТБО близ поселка Бельмесево и многое другое.

Действующий генплан Барнаула, фрагмент.
Скриншот c сайта barnaul.org

Генплан тогда отправили на доработку. Но даже после внесения изменений и окончательного утверждения он остается раздражающим фактором для «рассерженных горожан».

Константин Лукин,
политолог:

С тех пор у жителей Барнаула включилось самосознание, и они начали активно участвовать в жизни города и препятствовать разным процессам. А история «Изумрудного» показала, как такое движение можно перевести в конструктивную плоскость. Не были реализованы проект спортивно-оздоровительного комплекса в парке им. Ленина и возведение «Рэдиссона», урегулирован вопрос с вырубками в Мизюлинской роще.

Виды Барнаула.

К слову, с Radisson и оздоровительным центром не все так однозначно. Эксперты altapress.ru из строительной сферы не раз отмечали: возведение отеля привлекло бы инвестиции, что могло пойти на пользу краевой столице.

Что касается оздоровительного центра в парке им. Ленина, то общественность «завернула» строительство, руководствуясь намерением отстоять зеленую зону. Но на этом все и закончилось. Как отметил руководитель исполкома ОНФ в Алтайском крае Сергей Войтюк, здания нет, да и парк до сих пор «непонятно в каком состоянии».

Как еще можно решать острые проблемы

Сергей Войтюк.
Анна Зайкова/altapress.ru.

По мнению Сергея Войтюка, в отношении «зеленых» и «градостроительных» вопросов влияние общественных движений неоднозначно.

С одной стороны, активисты привлекают внимание к проблемам, нередко возникающим из-за несовершенства законодательства. При системном подходе, вовлечении специалистов их можно постепенно урегулировать и нормативно закрепить через судебные решения.

Яркий пример — высотка «Регионстроя», которую компания хотела вставить впритык к домам на ул. Гущина, 150/18. По словам Сергея Войтюка, на ситуацию удалось повлиять после того, как за стол переговоров пригласили главного архитектора края Виктора Четошникова, председателя комитета по строительству, архитектуре и развитию города Андрея Воробьева, жителей и застройщика. Разрешение на строительство отменили, делом занялась прокуратура.

Начало точечной застройки в квартале «Невский 2»
change.org.

Сергей Войтюк,
регионального отделения ОНФ:

Сейчас мы продолжаем вести эту тему, в то время, как большинство прежде активных участников просто «сдулись» и ушли.

С другой стороны, нередко общественники поднимают волну вокруг частных, сиюминутных случаев, даже не разобравшись в ситуации.

Сергей Войтюк,
регионального отделения ОНФ:

Что касается зеленых зон, то можно, конечно, бегать за каждой сосной и березой в черте города. Барнаул при этом не станет резервацией или заповедником. Это среда обитания для homo sapiens, которая состоит из разных аспектов его жизни. К тому же, есть более широкие проблемы, например, экология края. А это и национальные парки, и расширение особо охраняемых природных территорий, и многое другое.

В Барнауле прошел митинг в защиту зеленых зон Барнаула
Ирина Пергаева

Войтюк добавил, что любая гражданская активность — это нормально. Однако она должна быть конструктивной и не блокировать дальнейшее развитие города.

Сергей Войтюк,
регионального отделения ОНФ:

Нужно всегда держать баланс между прошлым, настоящим и будущим. Но если это процесс ради процесса, то, наверное, такие движения никому не нужны. Потому что тогда видение, условно говоря, двадцати человек становится повесткой для большинства. А это отвлекает от действительно серьезных вопросов. И не стоит забывать про основной принцип: критикуешь — предлагай, предлагаешь — делай.

Всегда ли активисты правы

Старая лестница на ВДНХ.
Архив Владимира Опарина

Не меньше волнений возникает вокруг памятников архитектуры, либо объектов, дорогих сердцам горожан. Попытки снести их и построить что-то взамен неизбежно натыкаются на протесты. Например, так случилось со знаменитой лестницей, ведущей к Нагорному парку. Данная ситуация наглядно показала слабое место протестного движения.

Илья Кочетков,
журналист, член Общественного совета парка «Изумрудный»:

Когда несколько лет назад общественники сопротивлялись сносу старой лестницы на ВДНХ, многие ставили им в упрек: «Где вы раньше были, когда она разрушалась?» Подобное потом происходило не раз. Например, перед сносом дома Михайлова. Кроме того, рядовые барнаульцы порой говорили: «Что вы защищаете эту рухлядь? Не жалко, пусть сносят!» Их тоже можно понять. Для многих горожан совершенно не очевидно, что какие-то старинные постройки имеют ценность.

Илья Кочетков.
Из личного архива Ильи Кочеткова.

Журналист отметил, что общественникам нужно больше работать «на опережение». Возможно, стоит создать некий реестр потенциально ценных объектов.

Илья Кочетков,
журналист, член Общественного совета парка «Изумрудный»:

Думаю, когда такой «народный» реестр появится, диалог с застройщиками будет проходить, во-первых, заранее, во-вторых, — совершенно в другом ключе. От пикетов и противостояния можно будет перейти к нормальному, конструктивному диалогу.

Сейчас защитниками памятников истории занимаются историк Данил Дегтярев и руководитель общественного движения «Гражданский патруль» Игорь Берг. Они первыми обратили внимание на исчезнувший жилой дом XIX — начала XX на ул. Куйбышева, 90 в Бийске.

Дом на ул. Куйбышева, 90. Бийск.
livejournal.com.

Однако, несмотря на благие намерения, по мнению экспертов, общественники иногда «перегибают палку». Около месяца назад в соцсетях была поднята волна общественного недовольство: собственник якобы начал разрушать памятник архитектуры на ул. Интернациональная, 150. В этот же день выяснилось, что на объекте просто ведутся работы по реконструкции.

Сами активисты уверены — все сделали правильно. Они отмечают, что собственники, занимаясь памятниками архитектуры городского или регионального значения, должны вовремя информировать общественность о процессах, которые ведутся на объектах.

«Русский чай» на пр-те Красноармейском.
Анна Зайкова.

К слову, в Алтайохранкультуре рассказали, что бесконечные скандалы вокруг зданий с особым статусом, требующих реконструкции, могут отпугнуть потенциальных собственников. И это не идет объектам на пользу. В то же время ведомство всегда открыты для общения, готово оперативно реагировать на сигналы активистов и проводить проверки (планово их проходит около 900 в год), но не через хайп в СМИ.

Протесты — это душевные порывы или политика

В Барнауле прошел митинг против повышения пенсионного возраста.
Консатнтин Санталов.

По словам самих активистов, их деятельность не связана с политикой и исходит, скорее, из альтруизма и привычки не пускать на самотек процессы, касающиеся интересов горожан. В этом их поддерживает политолог Константин Лукин.

Константин Лукин,
политолог:

Сами активисты стараются не политизировать свою деятельность. Парк им. Ленина, Мизюлинская роща, «Изумрудный» — здесь никогда не было флагов политических партий.

Глава регионального отделения общественного движения «Гражданский патруль», юрист Игорь Берг также подчеркивает, что его действия не имеют политического налета.

Игорь Берг.
vk.com/bergtrans

Игорь Берг,
юрист:

Сейчас я занимаюсь проблемами ветхого и аварийного жилья, вопросами общественного транспорта и многим другим, в том числе сохранением исторического наследия. У горожан возникают запросы, и я готов со своей стороны помогать им.

Берг отметил, что юридический статус организации помогает более оперативно решать ряд важных проблем, имея на это соответствующие полномочия.

Юрий Красильников.
facebook.com/yury.krasilnikov.5

Активист общественного движения «За зеленый Барнаул» Юрий Красильников не отрицает своей принадлежности к КПРФ, однако подчеркивает, что его деятельность далека от политики.

Юрий Красильников,
общественник, член Общественного совета парка «Изумрудный»:

Меня волнует плачевное состояние зеленых зон. В рамках этой сферы я и работаю с населением — помогаю объединяться в советы, комитеты и т. д. Мало просто поворчать и покричать, людям нужно учиться находить пути решения возникающих проблем — предлагать простые и рациональные решения и доносить их до властей. И секрет наших побед в том, что горожане начинают выдвигать конкретные и выполнимые требования. Можно же просто ругать власть: начать с зеленой зоны, а закончить… Но из этого редко что-то выходит.

В то же время Сергей Войтюк не исключает политический подтекст в деятельности общественников. И это ярко показали весенние митинги, когда в поддержку протестующих выступили оппозиционные силы.

В Барнауле прошел митинг в защиту частного сектора.
Дмитрий Лямзин.

Того же мнения придерживается и Владислав Вакаев. Он считает, что возмущение «рассерженных горожан» — ресурс, который можно направить на благие цели, но нередко он используется определенными политическими силами.

Владислав Вакаев,
руководитель парка «Изумрудный»:

Рассерженный человек чаще всего готов что-то реально изменить. Но в дальнейшем все упирается в акценты. Импульс в виде недовольства ситуацией может вылиться в банальный протест (и здесь часто подключается политика), либо в конструктивное русло, направленное на реальное решение проблем. Например, опыт восстановления парка «Изумрудный» показал, каким может быть новый формат в налаживании диалога между «рассерженными горожанами» и властью. Теперь по такому же алгоритму строится работа общественности по возрождению крупнейшего парка Барнаула — «Юбилейного».

Вакаев надеется, что с помощью нового подхода удастся превратить «рассерженных горожан» в действующих, активно участвующих в жизни города. Он добавил, что нужно помнить — когда «сердишься» неконструктивно, то власть не будет реагировать. И следует запастись терпением.

Есть ли будущее у протестной формы

В Барнауле прошел митинг в защиту зеленых зон Барнаула
Ирина Пергаева

Эксперты сходятся во мнении, что у общественных движений есть будущее, но только в случае, если они освоят новую форму и перенаправят свою деятельность в более конструктивное русло.

Однако, как отмечают некоторые спикеры, другим участникам того или иного «зеленого» или «градостроительного» конфликтов (особенно краевым и городским чиновникам, застройщикам) лучше сменить тактику. В частности, своевременно и полно информировать население о запланированных изменениях, привлекать людей к публичным обсуждениям принципиальных для краевой столицы вопросов и учитывать мнение горожан.

Речной вокзал.
Анна Зайкова

Барнаульцы до сих пор сердятся. Сейчас на повестке дня перспектива застройки пл. Сахарова и территории Речного вокзала. В связи с этим, политолог Константин Лукин заметил, что глубинные причины недовольства такими переменами могут быть связаны не столько с архитектурой, сколько с эмоциями.

Константин Лукин,
политолог:

Площадь Сахарова, речной вокзал — это символы города. И людям не хочется их терять. Полагаю, в данном случае нужно либо найти компромисс с населением, либо оставить объекты в покое. Например, в случае с речным многое будет зависеть от самого застройщика — насколько часто он будет выходить на контакт с жителями, ответит ли на принципиально важные вопросы: где будет общественная территория, что встанет на месте здания и будет ли это на пользу городу?

Площадь Сахарова. 1971 год.
Александр Антошкин

В то же время Владислав Вакаев подчеркнул, что развитие может быть только в противоречии, которое и возникает в момент, когда горожанин рассержен.

Владислав Вакаев,
руководитель парка «Изумрудный»:

Если бы не протесты против нового корпуса АлтГУ, не исключено, что там могли поставить что-то серое и невзрачное. Чего добились люди? Как минимум был проведен конкурс, в котором выиграл интересный проект. И это уже развитие — возникшее движение вынудило заинтересованные стороны начать диалог. Или тот же Речной вокзал. Застройщик передал краевому минкульту историческую ценность — знаменитое мозаичное панно, что тоже можно считать первым шагом к диалогу.

В завершение беседы Вакаев добавил: всегда должна быть вторая сторона, даже рассерженная.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость